Сайт материалов КОБ

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЗАПИСКА

 

Скачать (архив zip)
Скачать pdf — 257 Кб
Скачать fb2 — 43 Кб
Скачать odt — 48 КБ
Скачать epub — 152 Кб

 

О контрольных параметрах макроэкономической системы и организации её самоуправления в общественно приемлемом режиме

 

Настоящая работа записка появилась в 1994 г. предшествовала появлению “Краткого курса…”. Она была сразу же опубликована в информационном вестнике “Закон времени”, и несколько сотен экземпляров сразу же были распространены в Государственной Думе РФ. Но у депутатов тогдашнего созыва — и у демократизаторов, и у патриотов — были более важные дела, нежели подумать о том, как ввести народное хозяйство России в общественно приемлемый режим функционирования. Поэтому распространение этого материала в Государственной Думе не выразилось в её законотворчестве. После этого был выпущен в свет “Краткий курс…”, где те же вопросы были освещены более широко и обстоятельно, по какой причине настоящий материал вышел из употребления, что на наш взгляд не оправдано обстоятельствами.  Настоящий текст подготовлен на основе компьютерного сканирования издания 1994 г. в информационном вестнике “Закон времени”.

03.06.2001 г.

Руководствуясь достойными
намерениями я смею всё.
И.А.Ефремов, “Час быка”.

 

Решение любых прикладных задач управления невозможно без выбора иерархически упорядоченного набора контрольных параметров, по измене­нию которых можно судить о качестве управления объектом (или качес­тве его саморегуляции). Наивысшему качеству управления соответствует нулевая ошибка управления. Это означает, что при качестве управления, близком к идеальному, перечень осредненных по времени ошибок управле­ния по контрольным параметрам будет содержать только нулевые значения, поскольку медленно меняющиеся ошибки управления по соответствующим параметрам ниже порога чувствительности системы; а время компенсации системой высокочастотных и импульсных ошибок меньше, чем время возни­кновения ощутимого системой ущерба, вызванного высокочастотной нену­левой ошибкой. Такой иерархически упорядоченный по приоритетам значи­мости перечень измеримых контрольных параметров в теории управления называется вектор ошибки управления. Это — общее положение теории управления, и оно применимо также и к задачам организации самоуправле­ния макроэкономических систем в приемлемом для общества режиме.

Кроме ростовщически паразитического характера нравственности рефор­маторов, одной из причин экономического хаоса в стране является неспо­собность экономической науки выявить вектор ошибки управления макро­экономической системы как хозяйственной целостности и вскрыть причинно-следственные связи, определяющие динамику вектора ошибки. Вследствие этого успех реформ определяется всегда чутьем и практически­ми навыками отдельных личностей, как это было во времена Л.Эрхарда в Германии; а спад производства, сокращение численности населения, рост преступности в ходе реформ есть сочетание книжного образования рефор­маторов и их же неспособности решать насущные проблемы современности на основе собственной интеллектуальной деятельности: именно это и про­исходит в ходе ростовщически паразитической реформации экономики командой Е.Т.Гайдара, А.Б.Чубайса, А.Я.Лившица и КО.

Макроэкономическая система — целостность, удовлетворяющая потреб­ности населения и государственности в продукции и услугах разного рода на основе общественного и технологического разделения труда. Процессы внутри этой целостности, а результате которых возникает эта продукция конечного потребления, ради которого и ведется производство, на любом интервале времени описывается балансом продуктообмена отраслей и/ или иных хозяйственных единиц в его натуральном учете и финансовом учете. Межотраслевой баланс показывает распределение валового выпуска продукции каждой отрасли между всеми отраслями в процессе производ­ственной деятельности, плюс конечный продукт, в состав которого входят:

1) новые средства производства, 2) государственные закупки, 3) потребле­ние населения. Таким образом в основе межотраслевого баланса продукто­обмена лежит квадратная таблица обмена продукцией отраслей между собой в процессе их производства, вокруг которой располагаются еще несколько столбцов и строк, характеризующих внепроизводственное пот­ребление.

Кроме таблицы, такой баланс может быть представлен в виде системы линейных алгебраических уравнений, повторяющих упорядоченность табли­цы:

\left\{\begin{matrix} {X}_{1}={a}_{11}{X}_{1}+{a}_{12}{X}_{2}+ . . . +{a}_{1n}{X}_{n}+{F}_{1} \\ {X}_{2}={a}_{21}{X}_{1}+{a}_{22}{X}_{2}+ . . . +{a}_{2n}{X}_{n}+{F}_{2} \\ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .  \\ {X}_{n}={a}_{n1}{X}_{1}+{a}_{n2}{X}_{2}+ . . . +{a}_{nn}{X}_{n}+{F}_{n} \end{matrix}\right. (1)

Здесь Х1 , ... , Xn — валовый выпуск отраслей с первой по n-ную. Правая часть каждого из уравнений характеризует распределение продукции соответствующей отрасли между потребителями;

1) всем набором отраслей — столбцы, содержащие Х1 , ... , Xn ; и

2) продукцией конечного потребления — столбец F1 , ... , Fn .

В этой системе второй коэффициент первого урав­нения — а12 — численно равен количеству продукта, производимого от­раслью № 1, необходимого отрасли № 2 для производ­ства единицы учёта продукции отрасли № 2. Все остальные коэффи­циенты при Х1 , ... , Xn во всех уравнениях имеют тот же смысл для соответствующих им пар отраслей и называются коэффициентами прямых затрат. То есть межотраслевой баланс в форме (1) построен на основе гипотезы о прямой пропорциональности производственного потребления валовому выпуску отраслей. Если каждое уравнение умножить почленно на соответствующую цену P1 , P2 , ... , Pn каждого из продуктов, учитываемых в балансе, то строка характеризует источники доходов отрасли от продажи ею продукции; а столбец характеризует расходы отрасли по оплате продукции, приобретаемой у ее поставщиков. После этого ниже системы уравнений можно выписать еще одну (или несколько) строку: фонд зарплаты + фонд налогообложения + фонд реконструкции и развития производства и т. п.. расположив эти записи в столбцах соответствующих отраслей. Таким обра­зом межотраслевой баланс из формы натурального учета переводится в стоимостную форму учета продукции.

Значения коэффициентов прямых затрат а11 , … , аnnопределяются технологиями, технологической дисциплиной? а в целом — культурой произ­водства. Коэффициенты прямых затрат в совокупности образуют таблицу чисел — матрицу A. И уравнения межотраслевого баланса могут быть записа­ны для экономии места и времени в матрично-векторной форме: (E - A)X = F. Здесь и далее матрицы обозначаются заглавными жирными курсивными буквами. E — матрица, состоящая из нулей, но на ее главной диагонали e11 , e22 ,  ... , enn стоят единицы. X = F — вектора-столбцы из записи (1), вбирающие в себя соответственно Х1 , ... , Xn и F1 , ... , Fn . Уравнение (E - A)X = F позволяет ответить на вопрос: каким должен быть уровень валовых производственных мощностей в каждой отрасли — Хi, чтобы получить выход продукции конечного потребления из сферы производства в количестве, определяемом вектором F при технологической культуре, описываемой матрицей А. Но возможна и иная форма балансовых уравнений (E -AT)P = r, где матрица AT получена в результате записи в столбец строки матрицы А с тем же номером и наоборот, т.е. a12Т = a21 и т.д.; P — вектор цен P1 , ... , Pn на продукцию отраслей, учитываемую в балансе, а r — для каждой отрасли доля выплат в фонд зарплаты, налогов, фонд реконструкции и развития производства и т.п., приходящаяся на единицу учета валового выпуска отрасли. Традиционно r называют «долей добавленной стоимости». Однако, по своему невежеству, вводя налог на добавленную стоимость, российские законодатели обложили налогом не её, а оборот, т.е. фактически полную цену P1 , ... , Pn в отраслевом выпуске.

В состав r входят суммы, величины которых определяются иерархически разными властными субъектами: директоратами фирм и органами государ­ственной масти. И одно с другим должно быть согласовано, в противном случае будет кризис неплатежей и производные от него развал хозяйствен­ных связей, спад производства, банкротства и т.д. вплоть до государствен­ного переворота. Проще говоря из уравнения (E -AT)P = r, называемого уравнением равновесных цен, следует, что: 1) налоговое законодательство недопустимо писать без предшествующего анализа межотраслевых балан­сов; 2) его необходимо регулярно изменять в зависимости от динамики производительности труда а различных отраслях. В противном случае про­изводиться будет то, что финансово выгодно, а не то, что общественно необходимо, но не может быть оплачено при сложившемся законе стоимос­ти. Одно с другим далеко не всегда совпадает, и задача как раз и состоит в том, чтобы настраивать налоговое законодательство и политику зарплаты таким образом, чтобы выгодно было производить то, что общественно полезно, а не то, что ведет к социальной катастрофе, хотя это и финансово выгодно в данный момент.

С точки зрения частника-производителя вектор r — вектор долей «добавленной стоимости»; но при рассмотрении макроэкономической системы это — вектор управления платежеспособным спросом, субъективно формирую­щий «закон стоимости», в котором многие видят идола объективной эконо­мической данности. Но о том, как эта «объективная данность» деформирует­ся под субъективным произволом авторов налогового законодательства и под произволом корпорации банкиров, также имеющих свою долю в векторе r — об этом экономическая наука умалчивает. Но тем не менее и при умолчании налоговая и кредитная политика есть управление макроэкономи­ческой системой, даже если это умолчание — следствие слепоты, а не вероломство, вводящее в заблуждение с целью сокрытия ИСТИННЫХ УПРА­ВЛЕНЦЕВ. Поэтому, чтобы поставить все на свои места, вектору г следует приписать аббревиатурный мнемонический индекс «ЗСТ», проистекающий от слов «закон стоимости»: rЗСТ . С учетом сказанного задача организации саморегуляции макроэкономической системы обретает смысл формирова­ния закона стоимости путём воздействия на вектор rЗСТ таким образом, чтобы вызвать общественно необходимые изменения вектора F выпуска конечной продукции. И это невозможно делать без анализа и прогнозирования межотраслевых балансов как в натуральном учете продукции, так и плате­жеспособности отраслей, государственности и населения.

Желательные изменения в производстве продукции конечного потребле­ния на предстоящем периоде времени определенной длительности могут быть описаны межотраслевым балансом продуктообмена:

(E - A)X = F ≥ FD, где FD — необходимый планируемый спектр производства конечной продукции. Такая запись означает, что в записи (1) все, кроме столбца F1 , ... , Fn следует перенести в левую часть, а справа от F в каждой строке необходимо написать знак « ≥ » и поставить соответствующее значение F1 , ... , Fn . Также желательно, чтобы выход конечной продукции F был максимален, а используемые произ­водственные мощности X были минимальны. Все это в совокупности приво­дит к задаче линейного программирования (ЛП):

\left\{\begin{matrix} (\mathbf{E}-\mathbf{A})X=F\geq {F}_{D} \\ X\geq 0 \\ Min(Z), Z={r}_{1}{X}_{1}+{r}_{2}{X}_{2}+ . . . +{r}_{n}{X}_{n} \end{matrix}\right. (2)

где r1 , … , rn некие весовые множители при мощностях Х1 , ... , Xn . В задачу могут быть введены и другие ограничения, например: Х < ХMAX ограничения на численность персонала и т.п. Но они не изменяют характера используемых для решения подобных задач математических методов.

Линейное программирование — раздел алгебры, имеющий дело с решени­ем систем неравенств подобного типа. Он существует с начала 1940-х годов и используется в качестве аппарата для формализованного выбора опти­мального решения задач управления объектами, описываемыми большим числом параметров. По этой причине в вузах СССР и ныне его преподаванием стараются не «пересолить» и он остается неизвестным для большин­ства прошедших вузовские курсы математики.

Теперь поговорим о математическом смысле модели межотраслевого баланса в форме (2). В трехмерном пространстве линейное уравнение с тремя неизвестными задаёт плоскость. Два уравнения задают две плоскости и линию их пересечения. Каждая плоскость разделяет полное пространство на два полупространства, подобно тому, как нож рассекает картофелину попо­лам. Замена знака равенства на знак неравенства позволяет выбрать одно из полупространств (половинку картофелины), причем строгое неравенство (> , <) исключает из избранного полупространства секущую плоскость, а нестрогое неравенство (≥ , ≤) включает рассекающую плоскость в избранное полупространство (т.е. нож остается «приклеенным» к избранной половинке картофелины). Много неравенств в трехмерном пространстве — вырезка плоскостями из полного пространства некоторой области: многогранника.

В n-мерном пространстве — то же самое: уравнение n переменных опреде­ляет подпространство размерностью n - 1, называемое гиперплоскостью. Много неравенств в n-мерном пространстве вырезают гиперплоскостями из него некую n-мерную область. Геометрически это — n-мерный эквивалент трехмерной картофелины после её обрезки ножом: т.е. n-мерный многог­ранник, выпуклый многогранник, что означает: две его любые точки могут быть соединены прямой линией, и эта линия не будет лежать вне его. Иными словами, если «картофелину» после обрезки ножом проткнуть спицей в любом направлении насквозь из любой ее точки, то спица войдет в нее и выйдет из картофелины только по одному разу.

Аргумент Z — функции минимум — также линейная функция: Z = r1X1 + r2X2 + ... + rnXn . То есть это — также уравнение некой гиперплоскости. Её направленность в пространстве определяется набором коэффициентов r1 , … , rn . А удаленность от начала координат определяется значением свободного члена Z . Координаты точек, т.е. конкретный набор значений Х1 , ... , Xn могут избираться только из области, вырезаемой из пространства всею системой неравенств.     Это     означает,     что     гиперплоскость Z = r1X1 + r2X2 + ... + rnXn переносится в пространстве параллельно самой себе с целью найти минимальное значение Z. Если мы положим на стол многогран­ник, обрезанную картофелину, и будем подносить к ней плоскость-книгу, перемещая её параллельно самой себе, то книга коснётся картофелины как минимум в одной вершине многогранника. В этой вершине и будет дости­гаться минимальное или максимальное значение функции Z = r1X1 + r2X2 + ... + rnXn . Аналогичное утверждение доказано в линейной алгебре для n-мерного пространства математически строго. Решение задачи тем самым сводится к последовательному перебору конечного числа вершин выпуклого многогранника, вырезаемого из n-мерного пространства гипэрплоскостями ограничений-неравенств. Такой алгоритм перебора вершин и выбора мини­мума или максимума называется симплекс-метод и он известен с 1940 года в различных модификациях.

Практически в каждой книге, в которой рассматривается применение аппарата линейного программирования, излагается теория двойственности. Её смысл сводится к тому, что для одной задачи ЛП, называемой прямой, по определенным правилам можно построить другую задачу ЛП, называемую двойственной, и решения обеих задач будут связаны вполне определенным образом. По отношению к задаче (2) двойственная задача записывается так:

\left\{\begin{matrix} (\mathbf{E}-{\mathbf{A}}^{T})P={r}_{3CT}\leq r \\ P\geq 0 \\ Max(Y), Y={F}_{D1}{P}_{1}+{F}_{D2}{P}_{2}+ . . . +{F}_{Dn}{P}_{n} \end{matrix}\right. (3)

Известна теорема (тоже примерно с начала 1950-х гг.): если в оптималь­ном решении прямой задачи неравенство «№ к» выполняется как строгое (т.е. имеет место выполнение условия  « < » или « > » вместо возможного равенства или неразрешимости задачи), то оптимальное значение соответствующей двой­ственной переменной равно нулю. Эта теорема часто сопровождается её экономическими интерпретациями, смысл которых сводится к следующему: ecли ресурс «№ к» в прямой задаче имеется в количестве, превышающем оптимально используемый объем, то он становится свободным ресурсом, а его оптимальная цена обращается в ноль. Это — общеизвестное в мировой экономической литературе утверждение: см., например, Ю.П.Зайченко “Ис­следование операций”, Киев, «Вища школа», 1979 г. — рядовой вузовский учебник; “Математическая экономика на персональном компьютере” под ред. М. Кубонивы, пер. с японского, М., «Финансы и статистика», 1991 г. — ликбез-справочник. Однако, несмотря на давность и общеизвестность экономических интерпретаций теории двойственности ЛП такого содержа­ния, более чем за сорок лет экономическая наука не сделала единственно возможного вывода из теории двойственности ЛП в ее экономических приложениях. Предположим, что задача ЛП (2) решается в условиях:

(E - A)X = F ≥ FD ≥ FОБЩЕСТВЕННО НЕОБХОДИМОЕ ПО МАКСИМУМУ

Предположим, что такое решение существует. То есть все неравенства прямой задачи выполняются как строгие. Это означает, что в силу приведен­ной теоремы все переменные Р1 , … , Рn в решении двойственной задачи принимают нулевые значения. Поскольку переменные двойственной задачи (3) уже более 40 лет интерпретируются в экономике как цены, то в случае идеального устойчивого управления макроэкономической системой как целостностью, когда она заведомо удовлетворяет все запросы в продукции, должно иметь место полное обнуление прейскуранта. В терминах теории управления это означает, что по отношению к макроэкономической системе ее внутренний номинальный прейскурант (вектор Р в задаче ЛП 3) является вектором ошибки управления; вектором ошибки саморегуляции.

Но двойственную задачу ЛП 3 можно также рассматривать, как прямую. В этом случае прежняя прямая задача (2) становится двойственной по отношению к новой прямой задаче, И приводившаяся теорема справедлива уже в отношении новой пары прямой и двойственной задач (3 - 2). Она также находит свою экономическую интерпретацию;

Если технологический процесс «№ к» оказывается строго невыгодным с точки зрения оптимальных цен, то в оптимальном решении прежней прямой задачи интенсивность использования соответствующего технологического процесса должна быть равна нулю.

Такая интерпретация допустима по отношению к любой частной фирме, использующей аппарат линейного программирования для выбора ею из многих технологий какого-то набора, на основе которого планируется вести производство впредь. Но попытка интерпретировать задачу ЛП 3 - 2 на уровне макроэкономической системы таким образом приводит к утвержде­ниям, подобным следующему : если в феврале тарифы на коммунальные услуги не позволяют окупить обогрев жилья в городах, а платежеспособнос­ти населения не хватает, чтобы оплатить их по рентабельным тарифам, то дома отапливать не следует.

Это — один из примеров, который показывает несостоятельность применения категории «рентабельность» и с нею связанных по отношению к микро­экономической системе как целостности, поскольку людей интересуют реальные спектры производства и потребления, порождаемые этой целос­тностью, а не рост валового национального продукта в текущих ценах на фоне распада целостности.

На уровне макроэкономической системы это означает, что, если одна из общественно необходимых и незаменимых отраслей нерентабельна при достигнутой ею культуре производства — например, сельское хозяйство России, — то, поскольку культура производства во всякое историческое время — объективная данность, «нерентабельность» незаменимой отрасти — выражение вредительства и некомпетентности на иерархическом уровне макроэкономической системой в целом, хотя безусловно наращивать куль­туру производства необходимо во всех отраслях.

Поэтому, если прямая задача (E - A)X = F ≥ FD интерпретируется как поиск оптимального в смысле минимума затрат вектора валовых мощностей наро­дного хозяйства, при котором спектр производства конечной продукции будет не менее Fn то ясно, что, если производство исходит из потребностей. то настройка кредитно-финансовой системы должна обеспечивать выгод­ность производства необходимого обществу продукта при достигнутом уровне культуры производства и должна позволять культуре производства расти впредь.

Чтобы это обеспечить, необходимо иначе интерпретировать макроэконо­мический смысл ограничений двойственной задачи:

(E - AT)P = rЗСТ ≤ r

Введем в неё в явном виде вектор валовых мощностей отраслей как диагональную матрицу Х = ЕХ .

X(E - AT)P = XrЗСТXr

И, ­таким образом, дело сводится к экономической интерпретации, т.е. соизмерению вектора г, входящего в критерий оптимальности прямой задачи Min (r X) и входящего в качестве вектора свободных членов в ограничения двойственной задачи.

XrЗСТ для каждой отрасли распадается на функционально обусловленные расходы: заработную плату, амортизационные фонды, фонды реконструкции и развития производства, налоги и т.п. То есть в правой части после знака неравенства стоят своего рода «ножницы», срезающие либо всю совокуп­ность этих фондов, либо только какую-то часть их при вычитании из правой и левой частей сумм ограничений остальных фондов. Иными словами, вектор r — спектр управляющего сигнала по отношению к макроэкономической системе в его финансовом выражении.

Недопустимо самопроизвольное изменение величины управляющего сиг­нала. Поэтому нормирующей величиной для номинального значения спектра управляющего сигнала RЗСТ = XrЗСТ является сумма: фонд зарплаты + фонд государственных расходов + прирост энергопотенциала в его стоимостном выражении при соблюдении энергетического стандарта обеспеченности средства платежа, т.е. эмиссия. r — спектр управляющего сигнала макроэко­номического уровня, при соблюдении энергетического стандарта обеспе­ченности он — блокиратор инфляции при инвестициях в отрасли №№ 1, … , n, так как значение \sum_{i=1}^{n}{r}_{i}, ограничено энергопотенциалом.

Вектор r является ограничителем по отношению прежде всего к отрасле­вым фондам зарплаты, реконструкции и развития производства. Статистика фондоотдачи в неизменных ценах при соблюдении энергетического стан­дарта (1 рубль в составе денежной массы, находящейся в обращении = х кВт × час энергопотребления на производственном цикле) обеспеченности денежной единицы (см. Аналитическую записку “О характе­ре банковской деятельности и росте экономики”) предсказуемо оценивать для каждой отрасли зависимость «фонд реконструкции и развития производ­ства — рост или падение производства», хотя бы на основании производ­ственных функций типа Кобба-Дугласа и других. При этом энергосбереже­ние при росте технологической культуры идёт в запас устойчивости прогноза и в запас устойчивости производственной программы, избранной для мак­роэкономической системы. А аппарат линейного программирования позво­ляет выбирать оптимальный план инвестиций в смысле приведенных его макроэкономических интерпретаций.

Прямая и двойственная задачи —«зеркальное отображение» друг друга. В приведенной их макроэкономической интерпретации все параметры бухгал­терски фиксируемы и измеримы без каких-либо изощрений на темы «метода экспертных оценок», вносящих субъективизм ошибок экспертов во вполне работоспособные сами по себе методы математики, вследствие чего приме­нение вполне работоспособного математического аппарата приводит к абсурдным результатам.

В данном случае абсурдность результатов может быть следствием «напря­женного планирования», когда в прямую задачу (2) закладывается липовая статистика валовых мощностей и технологической культуры, заведомо пре­восходящая реальные производственные возможности отраслей. Вследст­вие этого план производства FD изначально не обеспечен ресурсами и производственными мощностями и обречен на срыв, а государственный и хозяйственный аппарат обречен на коррупцию, поскольку «сидит на дефици­те». И если он начинает жить его продажей, то плановое ведение народного хозяйства этому аппарату просто кость в горле, и он будет целенаправленно доводить систему планирования и государственного контроля над макроэко­номикой до абсурда, пользуясь невежеством «общественности» в такого рода вопросах.

То есть FDне рекордная планка, через которую макроэкономика должна перепрыгнуть на пределе своих возможностей. FD — контрольный, заведомо выполнимый план производства, ниже которого общественно недопустимо падение производства ни в одной из отраслей. Между планом и производ­ством соотношение такое же, как между шпалерой и виноградным кустом: шпалера сама не плодоносит, плодоносит куст, но он растет по шпалере; если куст без шпалеры, то урожай винограда низкий, поскольку кронообразование идёт как попало, а не так, чтобы всем листьям и кистям хватало солнца и воздуха.

Естественно, что при нормальном управлении макроэкономической систе­мой F ≥ FD на каждом производственном цикле; а в последовательности циклов FD1 ≤ FD2 ≤ …≤ FD i до выполнения при некотором номере цикла М условия FD M > FОБЩЕСТВЕННО НЕОБХОДИМОЕ ПО МАКСИМУМУ , что соответствует идеальному управлению.

В двойственной задаче (3) абсурдность результатов может быть следстви­ем нарушения энергетического стандарта при задании вектора r исходя из «волюнтаристских» соображений и головокружений от успехов, а не исходя из анализа межотраслевых балансов предшествующих циклов, поскольку фондам реконструкции и развития производства в составе вектора rЗСТ двойственной задачи (3) соответствуют вполне определённые производ­ственные мощности в составе вектора Х и какая-то составляющая вектора конечной продукции F прямой задачи (2) при определенном прейскуранте Р и векторе ограничений r, общих для прямой и двойственной задач.

При соблюдении энергетического стандарта обеспеченности денежной единицы рост производства и удовлетворение потребительского конечного спроса ведёт к падению номинальных цен. Падение цен при росте производ­ства может сделать нерентабельными наиболее быстро прогрессирующие отрасли, и они будут нуждаться в дотациях за счет перераспределения прибылей других отраслей. Это одно из следствий теории двойственности ЛП, и оно объясняет, почему сельское хозяйство большинства «развитых» стран не обходится без дотаций.

Кроме того, при соблюдении энергетического стандарта уравнения (1) и ограничения задачи ЛП (2) в стоимостной форме учета обретают смысл распределения энергопотребления в процессе производства конечной про­дукции, а межотраслевые балансы (1), (2) становятся сопоставимыми, в энергетическом смысле будучи разделенными исторически длительными промежутками времени.

Возможно, что такая интерпретация теории двойственности линейного программирования покажется кому-то бредом. Но пусть он подумает, что запрещает ему рассматривать приведенные теоремы и ОБЩЕПРИЗНАННЫЕ их экономические интерпретации для всего множества, а не для некоторых отраслей, входящих в межотраслевые балансы прямой и двойственной задач? Зачем же так себя ограничивать? Кроме того, возможно, что ему самому, его детям и внукам наверняка не показался бредом сюжет романа “Продавец воздуха”, в котором злой технический гений рвется к глобальной безответственной власти, откачивая атмосферу Земли в криогенные резер­вуары, дабы начать продавать по установленной им цене ранее бесплатный воздух. Цена на все возникает в обществе не в соответствии с трудовой “теорией стоимости” или бредовой теорией «прибавочной стоимости». Цена возникает как внутриобщественная реакция на естественно сложившийся (или искусственно созданный с целью гешефтмахерства) дефицит. Ценообразо­вание — внутриобщественная реакция, имеющая целью ограничить платежеспо­собностью того, что обществу доступно в количествах, меньших, чем ему хотелось бы. Это одинаково и в отношении того, что обществу предоставляет природа; и в отношении того. что общество производит само, используя природные ресурсы; или в отношении чего общество порождает в себе самом спекулятивный гешефтмахерский интерес, обусловленный дефектив­ным нравственно-психологическим комплексом первостепенной значимости делания де­нег из чего ни попадя.

В ценообразовании нет разницы, является ли некий дефицит следствием скученности толпы-стада жаждущих в одном оазисе, в силу чего природные ресурсы, утратив достаточность, обрели цену; либо же в силу нравственной деградации, влекущей за собой биологическую, деграденту не хватает наркотиков и скотства, и деграденты платят бешеные деньги за ранее бросовую маковую соломку, алкоголь, табак, “девочек”, “мальчиков” и техно-сексу­альные извращения; или команда пустоголовых реформаторов, придя к власти, не справилась с управлением макроэкономической системой. вследствие чего производство упало, а цены выросли.

В любом случае: и при рыночной демократии, и при директивно-адресной тирании — прейскуранте макроэкономической системы, рассматриваемом в качестве вектора ошибки управления ею, отражены экономические и внеэ­кономические ошибки управления, саморегуляции общества: отношения с биосферой; пороки нравственности и деградационно-паразитических пси­хологических комплексов; несоответствие занимаемой должности от “и.о. царя” до подсобника. Поэтому, хотя задача обнуления прейскуранта не имеет изолированно экономических решений, но номинальный прейскурант макроэкономической системы не перестаёт от этого быть финансовой мерой ошибок самоуправления общества.

При этом общество порождает два спектра потребностей: 1) устойчиво предсказуемый из века в век демографически обусловленный численностью населения в возрастных группах и этнографией и 2) непредсказуе­мый деградационно-паразитический спектр потребностей гонки безогляд­ного сладострастия ради сладострастия во всех его видах. Управление макроэкономической системой всегда выделяет только один из них в качестве доминирующего, со всеми вытекающими из доминирования опре­деленного спектра последствиями для общества и биосферы.

Соответственно темпы роста номинальных цен есть мерило безнравствен­ности, невежества, слабоумия и распущенности как общества в целом, так и правящего режима, класса прежде всего.

Как это не покоробит “демократических” лидеров и их почитателей, но Сталинизм конца 1940-х. начала 1950-х годов — единственный режим, обеспечивающий опережающий рост образованности и культуры населения по сравнению с ростом производства и снижение номинальных цен по мере роста производства. Поскольку экономическая реформа 1990‑х гг. явно и тайно носит ростовщически-паразитический характер (см. Аналитическую записку от 22.06.94 “О характере банковской деятельности и росте благосостояния”), то в недовольстве историей страны от высылки Л.Д.Бронштейна (Троцкого) до 1953 г. присутствуют прежде всех прочих ущемленные «сталинской политикой планомерного снижения цен» паразитические интересы ростовщических банковских кла­нов, а также непонимание целесообразности течения глобального истори­ческого процесса и управления в нём.

Несогласным со сказанным предлагается самостоятельно ответить на вопрос: Что есть вектор ошибки управления макроэкономической системой, если они отвергают в качестве такового прейскурант? Все разговоры о государственном бюджете, защите прав потребителя, интересах народа без выявления вектора ошибки управления макроэкономической системой и спектра управляющего воздействия а отношении нее — шарлатанство, худ­шее, чем “заклинание стихий” у дикарей.

Худшее потому, что по умолчанию охраняет ростовщическое ноу-хау: знаю, как управлять чужой экономикой в своих интересах. И в этой охране паразитизма ростовщической “элиты” и монопольно высокой оплаты услуг проституции в науке, политике, экономике одинаковы и после-Сталинская КПСС, её диссиденты и «отсиденты», нынешний режим, его консультанты и оппозиция. Г.Зюганов, академики А.Сахаров, И.Шафаревич, литератор А.Солженицын — все в свое время подучили высшее университетское обра­зование в области математики. Видя неадекватность управленческих реше­ний Госплана, а тем более выступая против него и антинародной власти партаппарата, каждый из них был обязан прийти к вопросу: На основе каких контрольных параметров и как моделировать развитие макроэкономической системы а процессе управления ею или настройки ее на режим саморегуля­ции, дабы в стране не было бездомных, нищих, голодных, сирот, безграмот­ных и иным образом обездоленных по независящим от каждого из них лично макроэкономическим обстоятельствам.

Без ответа на такого рода вопросы об управлении макроэкономикой любой режим с любой вывеской — марионетка глобальной ростовщической мафии, которая знает, как управлять чужой макроэкономикой в своих интересах.

Уникальность Сталинизма — в его НЕ-марионеточности, проявившейся в политике планомерного снижения цен и в ГРАМОТНОЙ постановке насущных вопросов развития экономики и обществе в работе “Экономические пробле­мы социализма в СССР” (1952 г.), которую современники просто поленились понять, а потомки забыли.

Без ответа на такого рода вопросы любая оппозиция — канализация, необходимая ростовщической мафии для отвода политической активности эмоционально взвинченных слабоумных недовольных.

Таким образом, ростовщической мафии и её хозяевам по-своему полезны и невежественный слабоумный режим, и эмоционально взвинченная слабо­умная оппозиция режиму. Каждый из них делает искренне и благонамеренно свою часть общего дела — распространения по Земле полновластия ростов­щического паразитизма, стремящегося к построению “элитарно”-невольничьего строя в глобальных масштабах.

Поэтому, если режим и оппозиция не одумаются и не протрезвеют от “элитарно”-паразитических вожделений, то в России найдется, кому позабо­титься о них и об их хозяевах.

Изложенное в настоящей Аналитической записке должно быть вполне понятно всем имеющим высшее экономическое или техническое образова­ние.

Упоминание функции Кобба-Дугласа не носит принципиальной значимос­ти и поэтому со всем изложенным человек, прослушавший в вузе курс линейной алгебры и знающий дорогу в библиотеку, может разобраться и сам, чтобы понять, что хаос в экономике после 1985 г., вполне можно было предотвратить. И обязаны это были сделать академики-экономисты эпохи Госплана или их “демократичные” рыночные оппоненты эпохи “независи­мости” России, задолжавшей под неизвестные проценты до 70 млрд. долларов-фантиков.

Внутренний предиктор СССР.

Экспертная группа Северо-Западного
регионального предста­вительства.
21.06 — 04.07.1994 г.

Уточнения: 3 — 4 июня 2001 г.