Сайт материалов КОБ

2. «Мистер Путин»

Теперь вспомним кое-что из прошлого.

В выпуске программы “Радио России” “Особое мнение” 14 сентября 2004 г. (ведущий Николай Карлович Сванидзе) принял участие директор российских и азиатских программ Центра оборонной информации США, политолог Николай Злобин, который был в числе приглашённых на встрече зарубежных журналистов и политологов с президентом России В.В.Путиным, имевшей место в ночь с 6 на 7 сентября 2004 г. в Ново-Огарёво — первой встречи главы Российского государства с представителями СМИ после завершения спецоперации в Беслане.

Н.Злобин в своём выступлении на радио сказал следующее:

«Итогом встречи, с точки зрения личных впечатлений, стало то, что западные журналисты увидели в Путине достаточно решительно настроенного человека, откровенно демонстрирующего наличие политической воли (вопрос только в том, в правильном ли направлении она будет направлена), человека, который старался показать, что владеет ситуацией. Совершенно очевидно, что он пытался контролировать (но не слишком успешно) свои эмоции во время разговора. Это было заметно, потому что у Путина лицо чётко делится на две половины: нижняя часть может улыбаться, но в глазах при этом улыбки нет. Его они и выдавали — уставшие, злые, раздражённые.

Главное ощущение после встречи — в голове у президента Путина есть некая целостная картина того, что происходит в стране. Весь вопрос в том, правильная она или нет, насколько адекватно она соответствует реальной действительности? Вывод — критиковать нынешнюю администрацию, власть и президента Путина по каким-то деталям и конкретным аспектам политического бытия России бессмысленно, потому что у него в голове всё связано. Поэтому либо надо выходить с цельной альтернативной концепцией, либо сдаться, то есть принять всё так, как есть сегодня (выделено нами при цитировании)» (приводится по тексту, помещённому на сайте “Радио России” 15 сентября 2004 г.: http://www.radiorus.ru/).

По существу выделенный нами в приведённой выше цитате абзац — первое прямое указание в СМИ на то, что в политике государства Российского с августа 1999 г., когда В.В.Путин стал премьер-министром страны, начал осуществляться политический проект, который в 2007 г. руководство партии “Единая Россия” назвала «Планом Путина».

Действительно, если сказано: «… либо надо выходить с цельной альтернативной концепцией, либо сдаться, то есть принять всё, так как есть сегодня», — то по умолчанию это означает:

Какие цели и средства их достижения включает в себя эта концепция? насколько детально и в каких формах В.В.Путин её осознаёт? как она сопрягается с исторически сложившейся культурой общества? и в каких отношениях она находится с доминирующей концепцией управления? и почему В.В.Путин обо всём этом не рассказывает в своих выступлениях? — это уже частности на фоне выявления концептуальной властности В.В.Путина, хотя и значимые частности.

Кроме того, выделенный выше фрагмент высказывания Н.Злобина надо понимать не только, как относящийся исключительно к внутренней политике России, но и как относящийся к её внешней, а также и — к глобальной политике.

В противном случае за рубежом, и прежде всего на Западе, не воспринимали бы Путина как мирового авторитета (хорошего или плохого — в зависимости от политических пристрастий его оценщиков), а его высказывания на различных международных форумах и саммитах глав государств, аналогичные мюнхенскому, вызывали бы в прессе примерно такую же насмешливую или снисходительную реакцию, какую вызывают высказывания других публичных политиков такого же ранга: Буша, Блэра, Берлускони и прочих.

Различие отечественных и зарубежных СМИ в отношении к Путину и подавляющему большинству других политиков, обусловлено не столько различием «социальных заказов» Кремля или «мировой закулисы» в отношении «пиара» Путина и других политиков, а прежде всего — личностными особенностями Путина и других, на которые так или иначе реагируют журналисты.

Тем, кто этого не понимает и видит в публикациях СМИ только выражение того или иного «социального заказа», следует подумать:

И проблема, получившая в политических кругах Запада обозначение в форме вопроса «кто Вы, мистер Путин?», по существу сводится к тому, что в постсоветской России концептуально властным оказался глава государства: т.е. Путин — один из ликов явления концептуальной власти, сущности которого журналисты, задающиеся этим вопросом, и большинство обывателей, которые внемлют СМИ, не понимают.

Соответственно, как указал Н.Злобин, «… критиковать нынешнюю администрацию, власть и президента Путина по каким-то деталям и конкретным аспектам политического бытия России бессмысленно (…) надо выходить с цельной альтернативной концепцией, либо сдаться, то есть принять всё так, как есть сегодня». — В этом же и ответ на вопрос о причинах недееспособности всех концептуально безвластных антипутинских оппозиций как в России, так и за рубежом.

То обстоятельство, что во главе государства послеельцинской России оказалась концептуально властная личность, если и не противоречит принципам построения толпо-“элитарной” культуры (тем более — культуры, унифицированной в соответствии с глобальным библейским проектом порабощения человечества от имени Бога), то является крайне редким для толпо-“элитаризма”. Но так же надо понимать, что:

Толпо-“элитаризм” не предполагает публичного обсуждения концептуальной власти как явления в жизни общества, господствующей концепции и возможных альтернатив ей: в толпо-“элитарных” культурах эта проблематика — запретная тема, поскольку она подрывает алгоритмику воспроизводства иерархии личностных и клановых статусов в обществе.

И это «табу» только множит вопросы, на которые в толпо-“элитарной” культуре не должно быть ответов, вследствие чего предложение Н.Злобина об оглашении альтернативы путинской концепции сначала повисло в воздухе, а потом — забылось.