Сайт материалов КОБ

2. Тенденции и внутренняя проблематика

Как было показано в работе ВП СССР 2006 г. “Смута на Руси: зарождение, течение преодоление…”, страна вошла во вторую фазу полного цикла развития смуты как специфического процесса в жизни Русской многонациональной цивилизации — борьбы её народов за жизнь в гармонии с Природой без угнетения большинства меньшинством с целью паразитизма на их труде.

Сутью второй фазы полного цикла развития смуты является попытка построения “элитарного”, антинародного по своей сути государства, изначально обречённого на крах по внутренним причинам:

То есть реально «за душой» у “Единой России” как организационной формы «партии власти» нет ничего из того, что объективно необходимо для того, чтобы возродить Россию. Кто в этом сомневается, — пусть читает М.Е.Салтыкова-Щедрина: “Помпадуры и помпадурши” и сказку про то, как один мужик двух генералов прокормил и посмотрит на сложившийся чиновничий корпус постсоветской Россионии.

Хотя наряду с этим «ничего нет» в мафиозно-корпоративной составляющей российских политики и бизнеса есть некие задумки в отношении образа будущего, путей и средств его воплощения в жизнь: в частности, В.В.Путин и Д.А.Медведев публично говорят далеко не всё, что знают, а о многих явлениях и проблемах принципиально публично не говорят ничего, хотя не могут не знать об их существовании по долгу службы…

 


Надо признать, что в вопросах целеполагания экономического и демографического характера «План Путина», к которому бюрократы “Единой России” «прислонились» (признав в В.В.Путине если не «хозяина», каким для бюрократии в прошлом был И.В.Сталин, то эффективного «разводящего»), в целом актуален: его воплощение в жизнь, тематическое расширение и совершенствование — объективная необходимость как для сохранения Русской многонациональной цивилизации, так и для её дальнейшего самобытного развития.

И для успешной реализации «Плана Путина» требуется преодолеть те общесоциальные проблемы, которые были названы в предъидущем тезисе: паразитизм и управленческая недееспособность “элиты”, саботаж простонародьем её политики, дефицит профессионально состоятельных и ответственных кадров, что является следствием подавления “элитой” мотивации к труду.

А преодоление всех этих проблем состоит в подтверждаемом жизнью решении вопроса о генерации в обществе мотивации к труду на основе совершенствования профессионализма и освоения творческого потенциала как в сфере управления, так и в остальных сферах жизнедеятельности общества: в науке, в системе образования, в отраслях производства материальной продукции, на транспорте, в вооружённых силах и спецслужбах, в сфере искусств и т.п.


 

Вопрос о мотивации к труду в своём существе это вопрос о том:

Пропаганда же, направленная на то, чтобы возвести в ранг смысла жизни зарабатывание денег и делание социального статуса — преступление: по своей тяжести эквивалентное измене Родине, поскольку её успех лишает общество будущего.



Поставленный вопрос о генерации мотивации к труду и смысле жизни по своему существу — вопрос размежевания двух взаимоисключающих друг друга больших идей — концепций организации жизни общества.


 

В ответе на поставленный вопрос в этом смысле можно найти и главное антикоррупционное средство:

 


Однако Идея и идеология, на огосударствление которой конституция РФ налагает запрет в ст. 13, — разные явления: идеология — форма выражения Идеи в культуре общества. Идеология может порабощать и ограничивать Идею и её приверженцев каноническими формулировками, и в этом смысле идеология действительно может стать вредной. Но цивилизация, государство не могут развиваться без Идей и выражения их в тех или иных идеологических формах.

Последнее подразумевает развитие как самих Идей, так и идеологий их выражающих. И то и другое представляет собой результат действия методологии познания Жизни и творчества.

И только в том случае, когда эффективная методология познания общедоступна для освоения и достаточно широко распространена в общества, идеология утрачивает способность порабощать и Идею, и её приверженцев формами того или иного канона.

О подобной ситуации В.О.Ключевский намекнул обществу ещё в XIX в одном из своих афоризмов: «Христос дал истину жизни, но не дал форм её, предоставив их злобе дня».

Но для того, чтобы эффективная методология познания и творчества была достаточно широко распространена в обществе, в Россионии ничего не делается.

Это показывает анализ программ обучения и образовательных стандартов всеобщего обязательного и высшего профессионального образования.


 

В нашем обществе, в его различных социальных группах, люди по-разному отвечают на этот вопрос о смысле жизни (делать деньги и статус либо делать общественно полезное дело), даже без его постановки в прямой форме.

Но практическое воплощение ответа на него во втором смысле требует достаточно широкой социальной базы, не просто декларирующей свою приверженность Идее, но и обладающей знаниями и навыками, которые позволяют воплотить Идею в жизнь, даже в условиях целенаправленного противодействия Идее и организации саботажа против неё.

Если же общество не вызрело до такой степени, чтобы быть способным оказать такого рода поддержку, то оглашение Идеи и декларация приверженности ей кем-либо из представителей власти способны вызывать:

 


Общество Россионии к настоящему времени не вызрело для того, чтобы бы знаниями и навыками оказать поддержку Идее, на которую можно было бы работать от души, и которая бы при своём воплощении в жизнь обеспечивала каждому достойную зарплату и социальный статус.

Кроме того, в Россионии нет и главного экономического стимула к труду работников массовых профессий:

Экономический стимул к труду на систему возникает, если покупательная способность зарплаты и накоплений растёт, но в такой системе не нужны специалисты по деланию денег из ничего, а именно они и их прихлебатели — первые противники становления хозяйственной системы страны, обладающей этим свойством.

Если власть и бизнес не в состоянии обеспечить такой режим функционирования экономики государства в отсутствии общенародной войны и масштабных стихийных бедствий, то это безальтернативно означает, что за единичными исключениями власть и бизнес в целом — собрание недоумков и мерзавцев, паразитирующих на обществе и содействующих внешним паразитам.

Но если покупательная способность зарплат и накоплений носителей массовых профессий падает, то это не значит, что представителям власти и крупного бизнеса такое положение дел неприемлемо: власть нарисует себе такие зарплаты, что на них её кланы могут вполне безбедно по их понятиям существовать, а для воротил крупного бизнеса инфляция — всего лишь явление, сопутствующее их обогащению как абсолютному (в номинальном исчислении их доходов и расходов), так и относительному (на основе сопоставлений долей совокупной покупательной способности, приходящейся на воротил крупного бизнеса, и на остальное общество).


 

Соответственно сказанному задачи, которые поставил избранный президент РФ Д.А.Мед­ве­дев в своём выступлении 15 февраля 2008 г. на пятом Красноярском экономическом форуме, не предполагают своего однозначного решения в нашем обществе при достигнутом им уровне развития, и потому неизбежно, что “элитарно”-паразитические силы будут стремиться их решить в своих интересах, а общество будет саботировать предлагаемые “элитой” решения и оказывать противодействие политике правящей “элиты”.

Обратимся к рассмотрению задач, названных Д.А.Медведевым в Красноярске.

 


«Продолжая реализацию тех проектов, которые были инициированы два-три года назад, мы должны будем сконцентрироваться в ближайшие четыре года на основных направлениях, на своеобразных четырёх «и»: институтах, инфраструктуре, инновациях, инвестициях.

Первая задача. Преодоление правового нигилизма. Особое внимание необходимо уделить качеству законов и эффективности правоприменения.

Второе. Радикальное снижение административных барьеров.

Третье. Снижение налогового бремени в целях стимулирования инноваций и инвестирования в человеческий капитал.

Четвёртое. Построение мощной и самостоятельной финансовой системы, которая в перспективе должна стать одним из столпов финансовой стабильности в мире. Превращение рубля в одну из региональных резервных валют.

Пятое. Модернизация транспортной и энергетической инфраструктуры. Создание новой телекоммуникационной структуры будущего.

Шестое. Формирование основ национальной инновационной системы.

Седьмое. Реализация программы социального развития в нашей стране».


 

Правовой нигилизм — явление не однозначное. Дело в том, что всякое законодательство пишется под большую идею — под концепцию организации жизни общества, под концепцию его самоуправления. Оно включает в себя три составляющие:

История знает две взаимоисключающих друг друга большие идеи — генеральных концепции организации жизни общества:

Возможность осуществления этой концепции в жизни на протяжении многих веков расценивается всеми “элитарными” церквями, светскими “философами” и “умствующими” обывателями либо как несбыточная химера (ересь), либо как настолько отдалённая в будущее перспектива, что в настоящем о её реализации нет смысла и говорить и соответственно надо приспосабливаться к сложившейся системе внутриобщественных отношений.

Понятно, что в каждой из двух концепций — неизбежно — не совпадающие по своей специфике и сути законы и взаимоисключающие представления о «правовом нигилизме».

 


В русле какой из двух названных выше генеральных концепций Д.А.Медведев намеревается преодолевать «правовой нигилизм» — вопрос открытый. Но преодоление юридического нигилизма (так точнее) требует прежде всего личной концептуальной определенности политиков.

Т.е. на протяжении некоторого времени в обозримой перспективе в отечественной политике должны работать всё те же принципы:

  1. «каждый в меру понимания работает на себя, а в меру непонимания — на тех, кто понимает больше» и
  2. «кто знает, — тот поймёт, а кто не знает — это его проблемы».

Но эти принципы должны работать не против народов Руси, а на их благо.

Общество же со своей стороны в любом из вариантов преодоления «правового нигилизма» должно изживать в себе скотски-иждивенческое отношение к государству, к политике, к своим собственным судьбам.


 

В частности ещё одна задача, которую поставил Д.А.Медведев в Красноярске: «уважение к частной собственности должно стать одной из основ проводимой государством политики» — неразрешима на основе первой концепции.

В этом случае надеяться на уважение частной собственности и собственников персонально и добиваться этого уважения от обворованных? — надо быть безнадёжным идиотом.

 


Кроме того, эффективность монопольно высокой цены на продукт управленческой деятельности (например под предлогом уничтожения предпосылок к коррупции) как средства обеспечения профессионализма управленческого аппарата (что действительно необходимо для осуществления модернизации страны) опровергается объективно исторически.

По данным «Инженерной газеты» (№ 45, 1992, «Не заглядывай в карман начальства») к 1980 г. соотношение зарплаты высшей администрации к среднестатистической составляло: в США — 110 раз; в ФРГ — 21 раз; в Японии — 17 раз. Если оценить стоимость гособеспечения высших партийных и государственных чинов­ников в СССР в период 1970‑х — 1980‑х гг., то в этом списке СССР окажется впереди США.

По качеству управления, выражающемуся в производительности общественного труда, в качестве выпускаемой продукции и темпах разработки и освоения новых видов продукции в массовом производстве, эти страны уже тогда следовали в обратном порядке.

За прошедшие почти тридцать лет «рейтинги» названных стран и тенденции их дальнейшего развития не изменились: СССР рухнул, а Россия увязла в кризисе, сохраняя многократное превосходство всевозможных «топ-менеджеров» от финансов и от политики в доходах над среднестатистическим уровнем (Россия по этому показателю в 2006 г. входила в тройку лидеров); в США научно-тех­ни­чес­кий прогресс имеет место во многом на основе «скупки мозгов» и нарастают проблемы с долларом, утратившим позиции монопольно неоспоримой мировой валюты; ФРГ в среднем благополучна; Япония — успешна при том, что не имеет своей сырьевой и энергетической базы.

Это означает, что в названных странах ошибки управления в масштабах общества в целом по своей тяжести обратно пропорциональны кратности отношения зарплаты высших управленцев к среднестатистической.

Т.е. если мы хотим общественного и научно-технического прогресса, то доходы начальства надо «поджимать» так, чтобы они не выпирали из социальной статистики. Это не предложение уравниловки: квалифицированный профессионал должен иметь реальную возможность зарабатывать больше менее квалифицированного, но это касается всех сфер профессионализма, включая и сферу управления. Но сфера управления при этом не должна быть притягательной кормушкой для паразитов, поскольку монопольно высокие непосредственные и опосредованные доходы высших управленцев ведут к обособлению управленческого корпуса от общества, к его паразитизму и переориентации его на удовлетворение своих корпоративных паразитических интересов в первую очередь за счёт остального общества, и как следствие — к деградации управленческого корпуса и управления.

Это — ещё одна иллюстрация того, что в нормальном обществе люди должны работать на Идею и получать зарплату, позволяющую им их семьям жить и развиваться по-человечески, а не работать за деньги по принципу «кто деньги платит — тот и “музыку” заказывает», не задаваясь вопросом о том, кто автор “музыки” и какие цели он преследует.


 

Также надо понимать, что в каждой из двух генеральных концепций по-своему решаются вопросы организации общественных институтов (государственности и бизнеса) и все прочие вопросы управления и организации самоуправления в обществе.

В частности, всякая финансовая система прежде, чем она становится средством удовлетворения экономических потребностей людей, уже является инструментом управления макроэкономическими процессами. Собственно говоря, тот факт, что она является средством удовлетворения экономических потребностей тех или иных групп людей, — следствие того факта, что она состоялась в качестве средства некоторого управления макроэкономикой. Однако есть специфика, связанная со словом «некоторого» в предъидущей фразе:

При наличии ссудного процента в руках частных банков государство утрачивает власть над кредитно-финансовой системой, и она перестаёт быть его средством макроэкономического управления, но продолжает быть средством макроэкономического управления, которое может быть употреблено на территории его юрисдикции против его политики.

Однако эта простая и вполне адекватная жизни мысль не является достоянием исторически сложившейся экономической науки и получивших на её основе профессиональное образование в области экономики политиков и бизнесменов.

Поэтому одна из задач, которая стоит в процессе возрождения и преображения России, — отстройка бизнеса и государственного управления от «консалтинга» со стороны социологов и экономистов, некритично воспринявших социологию и экономические теории, культивируемые в традиции РАН.

Вторая задача — перестройка всей системы образования в области социологии и экономики на основе иной науки.

Для возрождения и дальнейшего развития Русской многонациональной цивилизации необходима наука, альтернативная науке РАН, поскольку всякая наука «заточена» под определённую концепцию управления и не может решать так, как надо, те задачи, которые не вписываются в концепцию, породившую соответствующую науку. А социология и экономика РАН «заточены» под библейский проект порабощения всего человечества, вследствие чего в принципе не способны решать задачи в русле проекта возрождения и преображения Руси.

Понятно, что недоумки и злобные мафиози из РАН, ВАК и Минобразования неизбежно будут противодействовать такого рода процессам отстройки власти и бизнеса от сложившейся системы «консалтинга», которая кормит всех этих паразитов и обеспечивает им статусность в обществе.

 


По сути первые шесть задач, названных Д.А.Медведевым, — средство для осуществления седьмой. Раскрытие же содержания седьмой задачи, т.е. объяснение сути и целей «социального развития» — это и есть выражение так называемой «национальной идеи».

При этом специфика вопроса о развитии состоит в том, что социальное развитие в нашей стране может быть осуществлено только на основе Русского проекта глобализации, альтернативного по отношению к библейскому проекту скупки мира и порабощения всего человечества на основе транснациональной мафиозно-корпоративной иудейской монополии на ростовщичество, подкреплённой с начала ХХ века системой законодательства «об авторских и смежных правах», назначение которой — управление потоками научно-технической (прежде всего) информации в глобальных масштабах, а вовсе не обеспечение экономического благополучия творцов той или иной «интеллектуальной собственности»: это подмена истинной цели — ложной, но правдоподобной.

Так что «пиратский © copyleft» в действительности в жизни является © copyright-ом, а нынешний «© copyright» — интеллектуальный продукт пиратства с глобальными притязаниями: невозможно вообразить Христа и Мухаммада, сутяжничающих в суде по поводу «авторских и смежных прав» на Евангелие и Коран.

Вся история России показывает, что суть проблемы развития Руси и её культуры — в необходимости следования её политики собственной концепции глобализации.


 

В частности, и решение четвёртой задачи из числа названных Д.А.Медведевым — «построение мощной и самостоятельной финансовой системы, которая в перспективе должна стать одним из столпов финансовой стабильности в мире» — невозможно вне собственного проекта глобализации, принципиально отличного от библейского проекта порабощения всего человечества транснациональной мафией разного рода паразитов, властвующих над библейской региональной цивилизацией.

Эта кредитно-финансовая система должна быть:

Если же она сохранит в себе принципы построения кредитно-финансовой системы, созданной под библейский проект порабощения человечества и агрессивно проникающей из региональной цивилизации Запада в другие регионы планеты, то никакой свободы развития общества в России не предвидится: и как следствие такого подхода — народам Русской цивилизации в очередной раз придётся сносить антинародную государственность и её институты.

Мировой же корпорации ростовщиков всё равно, как называется платёжная единица, которой они торгуют: доллар, рубль, фунт стерлингов, евро — для них главное, чтобы во всех обществах была обеспечена свобода ростовщичества. Отказ предоставить такого рода «свободу» — их главная претензия к Исламу.

 


Д.А.Медведев в своём выступлении на пятом Красноярском экономическом форуме сказал: «Речь идёт о свободе во всех её проявлениях: о личной свободе, об экономической свободе, наконец, о свободе самовыражения» (“Россия 2020. Главные задачи развития страны”, стр. 33). Так вот:

Но поскольку бюрократия государства, бизнеса и РАН за отдельными персональными исключениями — собрание паразитов, — мерзавцев и недоумков, — то обеспечить экономическую свободу общества, как и другие виды свободы, она может только под давлением самого общества на неё в целом и на отдельных бюрократов персонально. Это по существу означает: «низы» не должны ждать, что для них что-то сделают «верхи», поскольку «верхи» способны делать только то, до чего их дожимают «низы»; или иначе ― мера понимания всех перечисленных выше проблем в «низах» должна быть выше меры их понимания в «верхах». В этом ― главное условие изживания толпо-“элитаризма” в обществе.


 

Т.е. внутренних проблем управленческого характера перед Россией в обозримой перспективе (в порядке убывания их значимости) три:

  1. Неадекватность культивируемой РАН социологической, исторической и экономической науки и образования на их основе;
  2. Несоответствие задачам развития системы управления экономикой, включая и кредитно-финансовую систему, что является следствием как управленческой безграмотности бюрократии, так и неадекватности науки и образования на её основе;
  3. Неадекватность “элиты”, которая убеждена в своей состоятельности и в том, что двух ранее названных проблем нет.

Бюрократия государственности, бизнеса и науки сама решить эти проблемы не способна — прежде всего потому, что их не видит в силу глупости, обусловленной спецификой господствующих в ней нравов, а во-вторых, потому, что бюрократия политически безъидейна и безвольна.

Эти проблемы люди должны решать сами в порядке осуществления миссии народного учительства и освоения концептуальной властности.