Сайт материалов КОБ

О текущем моменте №5(77), 2008г

ОГЛАВЛЕНИЕ:

  1. Право и «правовой нигилизм»
    1. Из истории вопроса
    2. Правовой нигилизм в понимании «теоретиков права»
    3. Право и Закон: взаимосвязи
    4. Законодательство в системе общественного самоуправления
    5. Главные причины правового нигилизма и концептуальная определённость как ключ к его преодолению
  2. Правовой нигилизм “элиты”
    1. Мурло “элитаризма” без макияжа
    2. “Элита”: «анатомия» и «физиология»
    3. Куда и как рулит “элита”
  3. Основы теории «идеального рабовладения» и политическая реальность
  4. «Суровые ветры» исторической необходимости

 

Скачать архив (rar)
Скачать pdf — 501 КБ
Скачать fb2 — 123 КБ
Скачать odt — 87 Кб
Скачать epub — 209 Кб

 

1. Право и «правовой нигилизм»

Тему преодоления «правового нигилизма» мы затронули в аналитической записке из серии «О текущем моменте» № 4 (76), 2008 г. “Декларации, тенденции и историческая необходимость раз­ви­тия цивилизации Руси”. Но поскольку даже в той части общества, которая действительно обеспокоена этой проблемой, нет её адекватного понимания, то мы решили уделить ей более пристальное внимание.

1.1. Из истории вопроса

Ещё до своего избрания президентом России, Д.А.Медведев, выступая на экономическом форуме в Красноярске 15 февраля 2008 г., поставил ряд задач, решением которых он намеревался заняться в случае избрания его главой государства. Первой из них, что подразумевает и наиболее высокую её приоритетность, было названо «преодоление правового нигилизма». Однако, если вспомнить относительно недавнюю историю, то преодоление «правового нигилизма» было мечтой ельцинского режима, давно ушедшего в прошлое. В послании Б.Н.Ельцина Федеральному собранию 30 марта 1999 г. “Россия на рубеже веков” правовой нигилизм упомянут в двух аспектах.

Аспект первый:

«Расширение прав и повышение самостоятельности регионов в ходе строительства федеративного государства — процесс объективный. Однако региональные власти ещё не всегда юридически корректно и политически взвешенно используют свою самостоятельность. Поэтому одним из серьёзных барьеров на пути к становлению нормальных федеративных отношений по-прежнему остаётся правовой нигилизм региональных органов власти, несоответствие конституций, уставов и законов ряда субъектов Российской Федерации нормам российской Конституции, а также несоблюдение местными властями законодательства, принятого в пределах компетенции Российской Федерации».

Аспект второй:

«Самое серьёзное внимание стоит уделить системе профилактики преступлений. Борьба с преступностью и коррупцией получит должный эффект лишь тогда, когда мощь государства будет подкреплена активной поддержкой его граждан. Воспитание в духе порицания преступности и взяточничества, преодоление правового нигилизма и стереотипов противоправного поведения — одно из ключевых звеньев борьбы с преступностью».

Что касается первого аспекта, то за восемь лет президентства В.В.Путина (чьё базовое образование — юридическое) все конституции, уставы и законодательные акты, произведённые в РФ в период после ликвидации Советского Союза региональными и националистическими “элитами”, были приведены в соответствие с федеральным законодательством либо отменены. Однако это достижение не означает победу над правовым нигилизмом хотя бы в первом аспекте его проявлений, поскольку для чиновников государства неисполнение должностных обязанностей, злоупотребление властью и статусом, приверженность принципу «закон — что дышло: куда повернул — туда и вышло», несоответствие их знаний и навыков кругу ответственности, должностным обязанностям и полномочиям — по-прежнему норма их деятельности.

Скорее можно говорить о том, что чиновники госаппарата, обладающие правом подписи, теперь принадлежат к одной федеральной чиновничьей мафии, а не ко множеству враждующих друг с другом региональных мафий. В силу этого участники региональных мафий либо уничтожены физически (Д.Дудаев — наиболее известный из них) либо вытеснены из «боль­шой политики» корпоративной дисциплиной одной федеральной чиновничьей мафии: остальные сочли за благо влиться в её ряды. Хотя в федеральной мафии тоже есть враждующие меж собой клановые группировки, но все они действуют в пределах общей для всех них системы «разводняка» и «понятий».

Именно за отступничество от таких «правил игры», во многом не писаных, но обязательных для участников этой общероссийской чиновничьей мафиозной корпорации, — по якобы реально действующему законодательству, перед которым декларативно все граждане РФ равны, — персонально избирательно привлекаются к ответственности те или иные чиновники. И эту практику персонально избирательного применения законодательства остальному обществу по умолчанию предлагается признать как истинную борьбу государственности с «оборотнями» и «обормотнями», проникшими в ряды якобы безупречно праведного и патриотичного отечественного чиновничества.

Но всё это — не торжество законности и не приближение к её торжеству: это — лишь средство обеспечения какой ни на есть функциональности государственности как системы управления делами общества на более или менее профессиональной основе: какая ни на есть функциональность государственности для общества при достигнутом им уровне развития всё же лучше, чем её полная недееспособность; а для представителей “элиты” — предпочтительнее властвовать, нежели предстать перед судом либо быть убитыми без суда по заказу кого-то из конкурентов или в ходе бунта простонародья.

И не надо удивляться, что оргпреступность проникает в чиновничество, а чиновничество со своей стороны поддерживает (холит и лелеет) некий «симбиоз» государственности с оргпреступностью:

Т.е. в наши дни правовой нигилизм — норма жизни и для государственной власти, и для бизнеса, и для общества. Законы исполняются настолько, насколько они не противоречат личным нравственно обусловленным интересам чиновников, предпринимателей, оргпреступности и прочих граждан.

Сказанное во многом касается и депутатского корпуса с тою лишь разницей, что депутаты сами «кропают» законы, на основании которых россионской “элите”, частью которой является и депутатский корпус, сподручнее паразитировать. Поэтому:

Ныне действующие в Россионии законы написаны во многом под удовлетворение своекорыстия чиновничества, воротил бизнеса и прочей “элиты” за счёт народа и в ущерб ему, а не под воплощение в жизнь интересов общественного развития.

Так что в деле преодоления правового нигилизма в России с 1999 г. реально никакого продвижения нет. И одна из причин этого — непонимание даже самими юристами (прежде всего, «теоретиками права») алгоритмики генерации обществом этого явления.

Это непонимание — следствие “элитарного” принципа: не обсуждать публично некоторые темы, поскольку обнажение их сути перед сознанием людей, с одной стороны, — деморализует саму “элиту”, сбивая с её представителей самодовольство и самоуверенность, а с другой, — освобождает общество из-под своего рода «гипноза», лежащего в основе преклонения толпы перед представителями “элиты” и паразитической власти “элиты” над остальным обществом.

Но непонимание — не главная причина; главная причина — эгоизм “элитариев”, под воздействием которого они не желают понимать очевидного.

Тем не менее отсутствие понимания в самой “элите” и остальном обществе — реальное основание для того, чтобы утверждать: пока не будет выработано адекватное понимание алгоритмики генерации обществом правового нигилизма, — государственность не сможет его искоренить.