Сайт материалов КОБ

2.4. Б.Обама не свободен…

2.4.1. Свобода и Обама

В русском языке слово «свобода» — объективно аббревиатура: С(овестью)ВО(дительство)БО(гом)ДА(нное).

И проблема самого Б.Обамы, США и, возможно, что в перспективе и остального мира — в том, что:

Б.Обама — не свободы сеятель, а сам пленник и невольник — как общеамериканской культуры, в которой он вырос, как и все прочие американцы, так и той специфической политической субкультуры США, на основе которой вырабатывается и проводится в жизнь политика США.

Иными словами Б.Обама не свободен двояко:

В его книге ни разу не упомянуто масонство, и никто из политиков не назван в качестве масона, хотя масонство в США — скелетная основа их субкультуры общественно-политической деятельности. Ещё раз: «братаны» «вольные каменщики» изначально были приставлены к политике, включая и международную; марки, бабочки, пивные наклейки и т.п. собирают другие…

Тем не менее в книге есть ряд эпизодов, в которых он описывает свои взаимоотношения с людьми, принадлежность которых к масонским ложам при довольно высоком уровне посвящения либо давно оглашена, либо прослеживается по косвенным признакам. Поэтому по принципу «кто знает — тот поймёт» масонские круги США отнеслись в ходе избирательной кампании к Б.Обаме соответственно тем намёкам, которые нашли в его книге: он — свой для этой закулисно-поли­ти­ческой мафии, даже если каким-то чудом «умудрился» миновать формального посвящения. И заправилы масонства ему бы не доверили пост президента США, если бы он к моменту самовыдвижения (или предложения ему выдвинуть свою кандидату) уже не зарекомендовал себя должным образом в способности поддерживать определённую “элитарно”-корпоративную дисциплину.

В частности, один из таких показателей лояльности Б.Обамы масонству и его хозяевам — состоит в том, что на публику он выдаёт мнение, характерное для всех, кто представляет масонство непричастным к деланию реальной политики, тем более деланию — за кулисами публичной и вопреки ей.

Излагая своё мнение о миропонимании, характерном для обеих ведущих политических партий США, Б.Обама пишет:

«… ни в одном, ни в другом стане нет ни малейших признаков вдумчивого анализа, глубоких размышлений или признаков хотя бы мало-мальской ответственности за сложившееся тупиковое положение. Не слышно никакой критики и не замечено никаких обвинений не только в политических кампаниях, но и в редакционных статьях, в книгах на магазинных полках и даже в новом пока что мире блогеров. В зависимости от точки зрения, наше сегодняшнее положение можно считать естественным результатом деятельности радикальных консерваторов или несговорчивых либералов, Тома Делея или Нэнси Пелоси, большой нефти или мздоимцев адвокатов, религиозных фанатиков или активистов гей-движения, канала “Фокс ньюс” или “Нью-Йорк таймс”. Увлекательность рассказов, убедительность аргументов и точность доказательств будут разниться от автора к автору, и, не скрою, мои симпатии будут на стороне демократов, и я считаю, что аргументы либералов гораздо более обоснованы разумными доводами и фактами. В самых общих чертах однако, доводы левых и правых стали теперь зеркальными отражениями друг друга. Тут вы найдёте и теорию заговора, и страшилки о том, что Америка угодила в лапы политических интриганов. Как в любых хорошо обоснованных теориях, правды в них ровно столько, чтобы удовлетворять людей, готовых поверить, а все очевидные противоречия старательно замалчиваются, чтобы ни у кого не возникло ни малейшего сомнения. Цель всего этого не переубедить противника, а поддерживать высокий накал убеждённости у своих же, а в добавок привлекать всё новых, и новых сторонников, чтобы повергнуть оппонентов в прах» (стр. 29, 30).

Из этого фрагмента, как и из некоторых других, можно понять, что:

2.4.2. Глобализация и США: проблемы президента Обамы

Однако невнятность всех культовых для толпо-“элитаризма” «теорий заговоров» по проблематике познания, творчества и теории управления действительно позволяет все их отнести к «страшилкам», как то делает Б.Обама. Но последнее не снимает необходимости ответа на вопросы, которые рассмотрены ВП СССР в материалах Концепции общественной безопасности:

А если перспективы исторически реальной глобализации неприемлемы и альтернативы ей объективно возможны, то вне зависимости от существа исторически сложившихся «теорий заговоров» (т.е. вне зависимости от адекватности и неадекватности каждой из них в целом либо в тех или иных аспектах) — мы оказываемся перед рубежом, на котором объективная возможность альтернативной по её перспективам глобализации требует организации управления течением глобального исторического процесса, соответствующего избранным перспективам (т.е. ставшим целями) некой альтернативной глобализации.

Т.е. выявление возможности альтернатив исторически реальной глобализации, которая многими оценивается как неприемлемая по её перспективам, — требует не только выработать «теорию заговора», но и осуществить её на практике…

Однако Б.Обама теряется перед лицом проблематики глобализации. А проблемы действительно есть, и они — не мелкие. Тенденции развития США в русле неуправляемой для них глобализации в их представлении Б.Обамой таковы:

«Политика ничегонеделания и попустительства глобализации не приведёт к немедленному коллапсу экономики США. Американский ВНП пока ещё больше, чем у Китая и Индии вместе взятых. Пока что компании, расположенные в США, удерживают первенство в разработке программного обеспечения и фармации, а нашим университетам и колледжам завидуют во всём мире.

Но в перспективе ничегонеделание создаст совершенно другую Америку, непохожую на ту, в которой мы выросли. Экономически социально население расслоится значительно сильнее, чем сейчас: всё более процветающий класс учёных мужей будет жить в неких эксклюзивных сообществах, будет иметь возможность приобрести на рынке всё, что ему нужно, — частное образование, частную медицину, частную безопасность и частные самолёты, в то время как огромное количество их сограждан будет обречено на низкооплачиваемую работу в сфере обслуживания, постоянные переезды с места на место, увеличение рабочего времени, зависимость от плохо финансируемого, перегруженного, государственного здравоохранения, пенсионного обеспечения и школьного образования.

Мы получим Америку, в которой так и будем закладывать свои активы иностранным кредиторам и зависеть от капризов нефтедобытчиков; где мы не сможем достаточно финансировать базовые научные исследования и обучающие программы, которые будут определять наши долгосрочные экономические перспективы, игнорируя при этом возможный вред окружающей среде. Америка станет ещё более политически поляризованной и ещё менее политически стабильной, так как недовольство экономическим курсом станет всё сильнее и заставит обращать людей свой гнев друг на друга» (стр. 167, 168).

Т.е. в приведённом отрывке Б.Обама пишет о том, что тенденции к тому, что «агитпункт» либерально-буржуазного капитализма в обозримой перспективе прекратит своё существование в его вожделенном для многих виде, — вовсе не пустые выдумка ВП СССР.

Для множества людей в составе населения США глобализация — это бесперспективность жизни их самих и их детей, поскольку на протяжении десятилетий имеет место процесс оттока капитала из США и переноса производств в страны и регионы с существенно более дешёвой рабочей силой. Вследствие этого рушится как привычный мир многих людей, так и общеамериканский миф о том, что если хорошо работать, то в общем-то вне зависимости от профессии, можно и жить хорошо — в аспекте обеспечения себя самого и своей семьи всем необходимым.

Это крушение мира и мифа, на котором строится жизнь миллионов, представляет опасность для продолжения существования США в их нынешнем виде. С этой проблемой Б.Обаме вследствие его избрания президентом предстоит иметь дело:

Признание того, что США не властны над своей судьбой Б.Обама приводит после рассказа о массовой иммиграции в США и жизни иммигрантов, большей частью оказавшихся в США без каких-либо целенаправленных усилий со стороны правительства США и вне осуществления его программ по привлечению разного рода полезных иностранцев на постоянное место жительства в США. Б.Обама пишет:

«Родившиеся в Америке подозревают, что это они, а не иммигранты вынуждены адаптироваться. В этом смысле споры об иммиграции уже касаются не потери рабочих мест, а утраты независимости; это ещё один пример — такой же как 11 сентября, птичий грипп, компьютерные вирусы и перенос производства в Китай — того, что Америка, похоже, не способна распоряжаться собственной судьбой (выделено нами жирным при цитировании)» (стр. 296, 297).

Выделенное нами — представляет собой признание в концептуальном безвластии “элиты” США и американского общества в целом. Но поскольку такого термина и теории концептуальной власти в публичной политике США нет, то они не понимают сути этого признания, и как следствие — не видят источника своей несвободы и неволи.

2.4.3. Библия — невольничьи кандалы

Б.Обама даёт характеристику законодательству США:

«… наше законодательство по определению является кодификацией моральных норм, и многое в нём основано на иудейско-христианской традиции» (стр. 246).

Рассказывая о своём общении с сенатором Бердом (самым старым членом Сената США и, как считается, — масоном) Б.Обама приводит его слова:

«Конституцию сейчас почти никто не знает, — продолжал сенатор, вынимая из пиджака томик карманного формата. — А я всегда говорил, что мне нужны только эта книга да ещё Библия» (стр. 114, 115).

Б.Обама — профессиональный юрист, и хотя он отмечает массовую недееспособность в практическом решении конкретных проблем многих профессиональных юристов и политологов, однако он не вдаётся в выявление причин этой недееспособности, запрограммированной самим характером исторически сложившегося юридического и политологического образования.

Для многих профессиональных юристов вне понимания лежит следующее:

Концептуальную несостоятельность управления по господствующей на Западе в целом и в США в частности концепции Б.Обама ощущает, поскольку в его книге встречается такой оборот речи, как «неизлечимые болячки капиталистической системы, которые или снижают эффективность рынка или наносят непоправимый вред обществу» (стр. 173). Однако алгоритмика возникновения концептуальной несостоятельности управления вне понимания Б.Обамы.

Как заметил К.Прутков, «многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы; но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий». В данном случае причина недееспособности искренних политиков, действующих на основе традиционного юридического или политологического образования, в разрешении насущных проблем общественного развития — в их управленческой и математической безграмотности:

По отношению к экономике общества второе обеспечивает возможность работы с балансовыми моделями продуктообмена и финансового обмена отраслей и регионов, а первое обеспечивает возможность построения управленчески состоятельных балансовых моделей и исключает опору на управленчески не состоятельные.

В совокупности первое и второе являются необходимой основой для того, чтобы воплотить в жизнь мечту многих честно благонамеренных учёных-экономистов: объединить в одной системе плановое начало, выражающее экономические интересы развития общества в целом (а не только удовлетворение паразитических запросов некой олигархии, составляющей менее 1 % населения), и рыночный механизм саморегуляции макроэкономики (обеспечивающий оптимизацию производственно-потребительской деятельности на уровне микроэкономики).

Собственно это — одна из компонент того знания, которое объективно необходимо должно стать достоянием общества для гарантированного спасения США, как впрочем и других стран, от исторически реальной глобализации.

Однако, как носитель юридического и общегуманитарного образования Б.Обама, не обладает этими знаниями, необходимыми для выполнения оглашенной им публично своей политической миссии. Как следствие гл. 5 его книги, названная “Возможности”, представляет собой калейдоскоп перечисляемых возможностей, но не мозаику их взаимосвязей в концепции управления, которую бы Б.Обама осознавал и намеревался воплотить в жизнь. При этом необходимо заметить, что Б.Обама упрекает администрацию Дж.Буша младшего в отсутствии «ясной концепции управления» (стр. 179), хотя сам заслуживает такого же упрёка, но в ещё более тяжёлой форме.

Соответственно успех декларированной публично политической миссии Б.Обамы как спасителя США от исторически реальной глобализации обусловлен не им самим, а поддержкой его деятельности носителями финансово-экономических «ноу-хау», которых он привлечёт в свою команду, и адекватностью этих «ноу-хау» декларируемым Б.Обамой публично целям и задачам политики, включая и экономическую.

Если этой поддержки не будет, то у Б.Обамы получится, как у М.С.Горбачёва и Б.Н.Ельцина, когда номинально высшая государственная власть оказалась в их руках, — «хотели, как лучше, а получилось, как всегда…»

То же касается и второй миссии — глобальной: построения мирового социально-ориентированного, биосферно-экологически безопасного «капитализма-социализма с человеческим лицом», в каком деле США под руководством Б.Обамы должны стать и лидером и локомотивом.

Т.е. хотя от личности президента в США может зависеть многое, однако по отношению к обеим названным миссиям Б.Обама оказывается на положении, близком к положению «зиц-председателя» Евсея Фунта из “Золотого телёнка”, с тою лишь разницей, что:

Благонамеренная часть “элиты” США, а не только Б.Обама, будучи управленчески безграмотной в указанном выше смысле, и управляя страной на основе Библии и Конституции, не воспринимает Библию как источник концепции управления и не задумывается о том, является ли эта концепция выражением объективного Добра либо Зла. Концепция же управления исторически реальной глобализации зафиксирована именно в Библии и представляет собой:

 

Не задавшись вопросом, чем человек в полноте его достоинства отличается от высокоцивилизованного человекообразного, и не дав на него ответа по существу, Б.Обама не понимает явления толпо-“элитаризма” вообще, в основе которого лежит целенаправленное насаждение антидиалектичности мировосприятия и мышления, а так же — извращённости личностной религиозности людей (т.е. атеизм) целенаправленно созданными для этого вероучениями и якобы научными философиями.

Б.Обама пишет о своих религиозных исканиях:

«По мнению моей матери, организованная религия слишком часто рядила нетерпимость в одежды набожности, а жестокость и притеснение в мантию благочестия.

Это не значит, что мать не давала мне никаких религиозных наставлений. Она считала, что знание великих мировых религий является неотъемлемой частью любого всестороннего образования. В нашем доме Библия, Коран, Бхагаватгита стояли на полке рядом с книгами по древнегреческой, скандинавской и африканской мифологиям. На Пасху или Рождество мама могла повести меня в церковь, точно так же, как она водила меня в буддистский храм на китайский праздник Нового года, в храм синтоистов и к древним местам захоронения гавайцев. Но мне давалось понять, что все эти пробы религий не требуют от меня стойкой приверженности — никаких усилий по копанию внутри себя или самобичеваний. Религии — это выражение человеческой культуры, объясняла она, не её источник, а лишь один из многих способов — и не обязательно лучший, — каким человек пытается управлять непознанным и понять глубокие жизненные тайны» (стр. 229, 230).

Имея в доме матери всю эту библиотеку религиозно-культурлогического характера, Б.Обама обязан был заметить, что все писания, претендуя на происхождение от одного источника, разногласят взаимоисключающим образом по одним и тем же вопросам как религиозного, так и социологического характера. Зная о наличии взаимоисключающих друг друга мнений по одним и тем же вопросам, неизбежен вопрос о том, что из всего этого плюрализма взаимоисключений есть многогранная истина, и откуда она проистекает. Однако Б.Обама некоторым образом миновал всего этого.

Метафорически говоря, за окладом (ритуалами и писаниями) Б.Обама не увидел иконы (лика Божиего). В итоге он в своих религиозных исканиях остановится на одной из негритянских евангелических церквей. Это ему было зачтено заправилами масонства как прохождение ещё одного теста на лояльность библейскому проекту.

И, как следствие, Б.Обама не понимает конкретики американского толпо-“элитаризма” и полноты спектра его проблематики, обусловленных библейской доктриной порабощения человечества от имени Бога, хотя о многих проблемах США он пишет достаточно адекватно. Но при этом он — невольник Библии и культовых вариаций исторического мифа США, и он не ставит под сомнение этот миф в целом (второй приоритет обобщённых средств управления / оружия). Так, например, он повторяет в своей книге не соответствующее действительности утверждение:

«Вудро Вильсон учредил Федеральный резервный банк для управления денежными запасами и усмирения паники, периодически охватывающей финансовые рынки» (стр. 173).

Хотя реально, с учреждением Федеральной резервной системы (ФРС), государственность США утратила контроль над своей кредитно-финансовой системой, передав его в частные руки представителей трансгосударственной «финансовой аристократии», тем самым опустив США из более или менее способного к развитию в направлении человечности производящего частно-предпринимательского «капитализма» — в «финансовый феодализм», где все ― заложники ростовщичества и биржевых спекуляций. И именно заправилы ФРС организовали великую депрессию, начавшуюся в 1929 г., реализуя политические интересы своих хозяев вопреки экономическим и политическим интересам миллионов «простых американцев» (стр. 173). Он пишет о решающей роли союзников, а не СССР в победе во второй мировой войне (стр. 316). В его мнении советская военная угроза была реальностью, вопреки тому, что военно-экономический потенциал США на всём протяжении эпохи после завершения первой мировой войны ХХ века был выше потенциала СССР, и США, а не СССР давали начало новым видам вооружений и гонке по их производству (стр. 32). И как явствует из главы 8 его книги “Мир за пределами наших границ”, Б.Обама не видит и всемирно исторического процесса именно как процесса глобального, хотя и затрагивает некоторые его фрагменты, описывая жизнь регионов планеты.

Т.е., хотя Б.Обама написал кое-что в общем-то адекватное, относящееся к первому приоритету обобщённых средств управления, однако сам он не владеет диалектикой как методом познания и творчества настолько, чтобы вырваться из плена неадекватного исторического мифа, под властью которого живут США (как, в прочем, и вся толпа во всех странах, где основой культуры является Библия) и библейского проекта порабощения человечества от имени Бога в целом.