Сайт материалов КОБ

2. Генетически запрограммированный познавательно-творческий потенциал человека и характер культуры

Варианты «отношения» культуры к познавательно-творческому потенциалу как к объективному фактору могут быть различными.

Во-первых, культуру всякого общества можно отнести к одному из двух классов:

Во-вторых, в каждом из двух названных выше классов культур также возможны варианты:

Три последних утверждения следует понимать в том смысле, что они касаются основной статистической массы живущих в соответствующей культуре, а в «хвостах» статистического распределения могут быть и отличия от доминирующего характера, которые могут оказывать своё воздействие на изменение характера культуры в целом, а могут и не оказывать сколь-нибудь ощутимого воздействия на характер культуры в целом, вследствие чего культура сохраняет своё качество в преемственности поколений.

Однако такое понимание в статистическом смысле не относится к первым двум утверждениям, поскольку первые два утверждения разделяют множество культур на два класса по качественному признаку, а не по количественным, с какими имеет дело математическая статистика и теория вероятностей.

Если говорить о культурах, алгоритмика которых направлена на подавление познавательно-творческого потенциала большинства, то встаёт вопрос о характере субкультуры меньшинства, в интересах которого так или иначе подавляется познавательно-творческий потенциал большинства. Субкультуры такого рода меньшинств, с поправкой на то, что они ― субкультуры неких социальных групп, а не культуры общества в целом, также могут быть соотнесены с описанной выше классификацией.

Если вдаваться в этнографический и исторический анализ (его в настоящей записке мы опустим), то можно увидеть, что разные по своему характеру культуры обладают разной устойчивостью в преемственности поколений.

И среди них есть самоубийственные варианты, переход к которым означает гибель общества в течение жизни одного — нескольких поколений. Термин «гибель общества» в данном случае подразумевает не только вымирание носителей самоубийственной культуры, но и поглощение выживших иными культурами и утрату ими прежнего культурного своеобразия в большей или меньшей мере. Однако наряду с этим можно выявить и общую тенденцию развития культур, устойчивых в преемственности поколений. Эта тенденция состоит в переходе к культуре, в которой:

Если кризисное развитие России на протяжении нескольких веков, в интегральной культуре которой наличествовало и наличествует множество субкультур, относящихся ко всем выше перечисленным типам и их подтипам, соотнести с тем фактом, что Вы читаете настоящую записку, то это означает:

Русская многонациональная региональная цивилизация — лидер человечества в этом процессе, поскольку в культурах прочих региональных цивилизаций и их народов эта проблематика публично по её существу не обсуждается.

Осознанность проблематики познавательно-творческого потенциала и ориентация культуры как информационно-алгоритмической системы на освоение его всеми означает, что в обществе неизбежно должна возникнуть и развиваться метрологически состоятельная теория познания и творчества, соотнося которую с Жизнью, каждый бы мог осваивать свой личностный познавательно-твор­чес­кий потенциала, помогать в этом деле другим и воспитывать детей так, чтобы их познавательно-творческий потенциал безпрепятственно раскрывался и осваивался.

Т.е. в жизни общества теория познания и творчества (компонента культуры, общественное достояние) должна выражаться в эффективных познавательно-творческих навыках всех людей — в их личностной культуре психической деятельности (это — неотчуждаемое и неотъемлемое личное достояние).

Познание и творчество взаимосвязаны:

Организация психической деятельности человека такова, что познание и творчество в своей основе носят внелексический характер. Но исторически реально членораздельная речь — основной канал информационного обмена людей друг с другом, и соответственно языковая культура в виде изустно передаваемых преданий и сказаний, а с появлением письменности — и текстов — скелетная основа культуры всех человеческих обществ. Поэтому те познавательно-творческие достижения, которые не нашли своего адекватного метрологически состоятельного выражения в языковой культуре общества, большей частью утрачиваются, хотя некоторая часть из них может передаваться другим людям (в том числе и в преемственности поколений) на основе внеязыковых средств в личностном общении носителей соответствующих достижений: большей частью на тех же принципах, на основе которых мама-кошка учит жизни своих котят. В особенности это касается навыков, а не теоретических знаний: освоение навыков требует от индивида выработки в нём самом соответствующей личностной культуры психической деятельности — алгоритмики получения и переработки информации и управления на её основе своим организмом (прежде всего) и обстоятельствами в жизни.

Хотя практически любой навык может быть описан словами (вопрос только в том, сколько слов потребуется для передачи того минимума информации, который позволит освоить навык на основе изустного повествования или текста), но неизбежно наступает момент, описываемый древнегреческой поговоркой: «Здесь Родос — здесь и прыгай» — она представляет собой метафорическое выражение принципа «практика — критерий истины».

В культурах, алгоритмика которых направлена на то, чтобы все владели эффективными познавательно-творческими навыками (их совокупность можно назвать «методологией познания и творчества») вопрос об описании методологии познания и творчества может не вставать, как в нашей культуре не встаёт вопрос об описании навыка ходьбы на двух ногах. Не будет этот вопрос вставать и в культуре, алгоритмика которой достаточно эффективно и уже давно подавила познавательно-творческий потенциала большинства, подобно тому как не вставал бы вопрос об описании ходьбы на двух ногах в гипотетически воображаемой субкультуре тех, кого во младенчестве ослепили и вырастили со спелёнутыми ногами.

Освоение личностью познавательно-творческих навыков от этого гипотетического кошмара в стиле дурных сказок жанра «фэнтази» отличается тем, что генетическая программа развития организма человека, которой сопутствует процесс личностного становления, предполагает освоение определённых жизненных навыков в определённые возрастные периоды: отсюда в русском языке поговорка «не научился Ванечкой — Иван-Иванычем не научишься». Если в эти возрастные периоды соответствующие навыки не востребованы, то не будут развиты ни несущие их структуры организма, ни информационно-алгоритмическое обеспечение их деятельности. В более зрелом возрасте эти, не востребованные своевременно, навыки либо не могут быть освоены вообще, либо не могут быть освоены в полной мере. Это своего рода эквивалент ослепления и пеленания из приведённой выше аналогии в стиле «фэнтази», который в силу каких-то причин может нести алгоритмика культуры, направленная на подавление познавательно-творческого потенциала большинства.

Соответственно, если этому большинству в жизни общества сопутствует некое меньшинство, чья субкультура в меньшей степени подавляет познавательно-творческие навыки, а тем более, если субкультура меньшинства стимулирует их развитие, то у этого меньшинства тоже нет причин задумываться о том, как в лексике выразить метрологически состоятельно методологию познания и творчества. Более того, у них может быть потребность в том, чтобы этого не было сделано, поскольку распространение в обществе познавательно-творческих навыков лишает их монополии на некий корпоративный социальный статус. Поэтому:

Разрешение проблемы адекватного метрологически состоятельного описания методологии познания и творчества становится актуальным в процессе осмысленно волевого перехода от культуры, подавляющей познавательно-творческий потенциал общества, к культуре, в которой проблематика его освоения в наиболее полной мере в русле Промысла осознаётся всеми психически здоровыми людьми и алгоритмика которой направлена как на его наиболее полное освоение живущими, так и на развитие его в последующих поколениях.

Однако это далеко не самая простая задача, поскольку:

Оба высказанных положения относятся и к обратному процессу — освоению познавательно-творческих навыков на основе описаний.