Сайт материалов КОБ

3.3.2. Воспроизводство профессионализма в сфере управления США

Как уже неоднократно отмечалось в материалах КОБ, в цивилизации, основанной на технике и коллективном специализированном профессиональном труде, качество жизни каждого определяется не столько его собственными умом, трудоспособностью, разносторонностью профессионализма и его уровнем, сколько:

 


Деятельность всякой личности, социальных групп (а при глобальном масштабе рассмотрения — государств и обществ, сложившихся в пределах их границ) может укладываться в этот как минимум двухуровневый процесс управления полностью; а может укладываться только частично, какими-то другими своими составляющими выпадая из него, что может вызвать и подавление деятельности и деятелей в ходе осуществления управления, во всех без исключения случаях — концептуально обусловленного.

Если соотносить с полной функцией управления историю США, их нынешнее положение и перспективы, то:

Тем не менее, если вынести вопрос о жизненной несостоятельности библейского проекта (она является следствием его сатанинской сущности) из рассмотрения, то следует признать, что программно-адаптивный модуль США обеспечивает наиболее высокое в мире качество управления (с оговоркой об ограничениях этой концепцией) при условии, что управление рассматривается на исторически продолжительных интервалах времени — многих десятилетий.

Хотя в истории США были тяжёлые срывы управления как во внутренней, так и во внешней политике, однако по прошествии времени США в общем-то успешно преодолевали последствия такого рода срывов, выявляли и разрешали многие проблемы, которые были причинами срывов управления в прошлом.

Один из показателей качества управления — воплощение в жизнь культовых идеалов общества и разного рода деклараций о намерениях, конечно при условии, что культовые идеалы и декларации не являются прикрытием для реальной политики, направленной на воплощение в жизнь качественно других чьих-то идеалов, как это имеет место в России систематически часто на протяжении её истории, включая перестройку и весь постсоветский период. И соответственно такому подходу, если соотносить жизнь США с идеалами, выраженными в их “Декларации независимости” и в “Билле о правах”, то неоспоримо, что США прогрессируют в деле воплощения своих культовых идеалов в жизнь: рабство де-юре изжили; расовое неравенство де-юре тоже преодолели и работают над тем, чтобы преодолеть его де-факто; решили множество других социальных проблем (хотя многие проблемы создавали себе сами и разрешали их под давлением обстоятельств, а не по доброй воле заблаговременно). Наряду с этим в течение столетия (с середины XIX по середину ХХ века) США вышли в лидеры в развитии многих отраслей фундаментальной науки и в массовом внедрении достижений науки в практическую деятельность во всех сферах жизни общества и удерживают лидирующее положение в этой области по настоящее время.

В связи с последним могут высказываться возражения в том смысле, что своих «доморощенных» учёных в США на протяжении их истории относительно мало, что науку США сделали политические и экономические беженцы из других стран, а также «мозги», скупаемые ими по всему миру на протяжении всего этого времени. Но такого рода возражения по своему существу подтверждают сказанное выше: среди выдающихся деятелей науки и техники велика доля «фанатов дела», которые аполитичны и космополитичны. И такого рода «фанаты дела» готовы работать в любой стране, с любым общественным строем, где им предоставят условия, в которых их творческий потенциал может выразиться наиболее ярко и где они наиболее полно могут реализовать свои научные интересы, — тем более, если им не будут тыкать в нос их статусом купленного невольника, назначение которого — ишачить на хозяев системы.

Поэтому, если многие из политических и экономических беженцев смогли реализовать свой творческий потенциал в США, то это — показатель того, что у них на родине качество управления на макроуровне на протяжении длительного времени было настолько низким, что свой творческий потенциал они не могли реализовать у себя дома, а в США — достаточно высоким для этого.

Если же говорить о «скупке мозгов», то и это говорит о качестве управления кадровой политикой, поскольку «мозги», обладающие творческим потенциалом, прежде, чем их купить, — надо сначала найти и увидеть их не реализованный творческий потенциал. Если этого не делать, то вместо «скупки мозгов» получится финансирование “науки” — такое же по своему характеру и результатам, каким было финансирование “науки” в СССР в хрущёвско-бреж­нев­ские времена и какими являются попытки финансирования “науки” в постсоветской Россионии, при котором деньги проводятся бухгалтерски безупречно в большинстве своём (т.е. бюджет успешно «распиливается»), а «мозги», обладающие творческим потенциалом, не выявляются и не закупаются, вследствие чего отдачи от финансирования “науки” нет и быть не может.

Наука, конечно, требует финансирования, и подчас не малого, но всё же последовательность такая: сначала — выявление «мозгов», а потом — покупка «мозгов» и финансово-экономическое обеспечение их творческой деятельности.

На этом же историческом периоде и по начало XXI века:

Всё это является объективной основой 1) для внутреннего и внешнего «само-пиара» США как безальтернативного лидера и локомотива развития человечества и 2) для преклонения перед США и зависти иностранцев.

Однако, если вспомнить об «общем кризисе капитализма», один из ликов которого — глобальный биосферно-экологический кризис, порождённый научно-техническим прогрессом последних двух столетий и организацией жизни обществ так называемых «развитых стран», в которых всеобщая гонка безудержного потребления — главный экономический фактор, то «лидерство» США — иллюзорно, так как ему объективно свойственна направленность к глобальной биосферно-социальной катастрофе.

С учётом сказанного выше в разделе 3.3.2, правомерно утверждать: поскольку никакие организационные структуры и штатные расписания не работают сами собой, а на их основе работают люди, то:


 

Если говорить о жизни общества на протяжении длительных интервалов времени, охватывающих жизни нескольких поколений, то качество его жизни определяется не теми или иными «выдающимися» политическими деятелями персонально, а двумя другими факторами, разными по своей природе, хотя и влияющими друг на друга:

Именно эти два — множественных по своему характеру — фактора производят статистику личностей в каждом поколении. И как элементы в этой статистике могут состояться, а могут не состояться так называемые «выдающиеся политики», чья деятельность на десятилетия, а то и на тысячи лет определяет судьбы народов, государств и человечества в целом; то же касается и «выдающихся деятелей» во всякой сфере жизни общества.

Если смотреть с этих позиций, то в аспекте биологии США не предста­в­ляют собой ничего выдающегося: как и везде дети в большинстве своём рождаются вне Любви родителей, даже если не как побочный продукт полового акта, совершённого под воздействием инстинктивных страстей или от скуки, то в порядке осуществления «плановой беременности» согласно брачному контракту или без оного.

Особенность США — только в статистике проявления одного специфического фактора. Дело в том, что зачатие ребёнка вне Любви ро­дителями, принадле­жа­щи­ми к разным социальным группам, обладающим генетическим своеобразием, достаточно часто имеет следствием био­логическое вырождение потомства, во-первых, по причине взаимной несогласованности генетической информации, попавшей в геномы детей с хромосомами разноплемённых предков и, во-вторых, по причине несовместимости информаци­онно-алго­рит­ми­чес­ко­го обе­с­пече­ния их родовых эгрегоров, которая может угнетать развитие ребёнка и в аспекте развития тела, и в аспекте формирования дееспособной психики. Вследствие действия названных факторов образовате­ль­­ный и творческий потенциал потомства в течение нескольких поколений будет снижен, и у потомков возникнут более или менее ярко выраженные проблемы с обучением и творческой деятельностью.

В США, где первопредки-амери­ка­н­­­цы нынешнего населения (за ис­клю­чением относительно малочис­ленных потомков индейцев) — исторически недавние иммигранты со всего мира, чьи генетические линии впо­следствии переплетались самым при­чуд­ли­вым об­разом при продолжении рода, эта особенность дей­ствия генети­чес­ко­го механизма вида «Человек ра­зумный» в отсутствие Лю­б­ви дол­жна проявля­ть­ся более ярко, нежели в других государствах с этнически более одно­ро­д­ным или менее интенсивно перемешиваемым кровно-ге­не­тичес­ки населе­нием. Воз­можно, что действие именно этого фактора и лежит в основе анекдота: «Американский универси­тет — это место, в котором русские евреи учат китайцев и индусов математике и физике» (http://ford.flybb.ru/topic210.html).

Новые американцы

«31-07-2007, 10:01 Тема: Вот они — новые американцы. Это победители олимпиады США по математике среди школьников. Они же — сборная США на международной олимпиаде школьников по математике (где победила Рос-сия, а США в глубоком анусе): Ну как вам лица белых колонизаторов континента, англосаксонского платинового миллиона новых господ и правителей мира? Как вы можете заметить — парочка белых (эмигрантов из России и Поль-ши) там-таки есть. Но остальные...» (http://ford.flybb.ru/topic210.html). Там же утверждается, что на фотографии — дети иммигрантов в США в первом поколении. 6 мая 2009 г. СМИ сообщили о том, что на чемпионате мира по программированию, проводившемся в Швеции, победила команда из России, а их главными соперниками были китайцы… выступавшие за университеты США.

Станут ли эти «китайцы», «индусы» и их дети «США-анцами» — вопрос во многом открытый, поскольку характер информационных процессов в XXI веке не такой, каким был в XIX: изменилось соотношение эталонных частот биологического и социального времени — скорость обновления информации, культурологического характера (социальный процесс) стала выше скорости обновления информации, запечатлённой в генетическом механизме вида «Человек разумный», при смене поколений в обществе (биологический процесс); кро­ме того, появились средства глоба­льной коммуникации, доступные пра­кти­­чески всем, а не только “элите”, «дипкорпусу», «журналистам-меж­ду­на­род­никам», как это было в прошлом.

Тем не менее нынешний президент США Б.Х.Обама в своей книге “Дерзость надежды. Мысли о возрождении американской мечты” признаёт, что проблемы с обучением подрастающих поколений есть:

«Сегодня у американцев высочайший среди развитых стран процент отсева из государственных школ. Ученики старших классов показывают худшие знания по математике и естественным наукам, чем их зарубежные сверстники. Половина подростков не имеет представления об элементарных дробях, половина девятилетних не умеют ни делить, ни умножать, и, хотя количество поступающих в высшие учебные заведения повысилось, только двадцать два процента абитуриентов достаточно подготовлены, чтобы пройти университетский курс английского языка, математики и естественных наук» (“Дерзость надежды”, стр. 181).

И ещё одно сообщение:

«Исследования, проведённые недавно на средства правительства США, показали, что более половины американцев подвержены психическим расстройствам» (“Известия” от 29.06.2005 г., со ссылкой на “The New York Times News Service and Syndicate CОhttp://www.izvestia.ru/nyizvestia/article2057560).

Кроме факторов, формирующих би­о­логический базис культуры, второй фактор, определяющий качество жизни общества на исторически продолжительных интервалах времени, — это деятельность общественных институтов, к числу которых принадлежат наука и система образования на её основе.

Ещё раз подчеркнём:

Функция науки в жизни общества — обеспечение управления во всех отраслях общест­венной деятельности в соответствии с определённой концепцией, даваемой обществу носителями концептуальной власти.

То есть наука обслуживает концептуальную власть, хотя она же может породить в обществе его собственную концептуальную власть: это — причина, по которой приверженцы толпо-“элитаризма” предпочитают культивировать невежество, а хозяева толпо-“элитарных” концепций в отношении развития и функционирования науки и системы образования на её основе придерживаются весьма специфических принципов. Принципы, реализуемые в отношении науки в толпо-“элитар­ных” обществах, включая и цивилизацию на основе Библии и США как её составную часть, просты:

Это касается всех наук без исключения, но прежде всего — социологии в целом и её отраслей.

И это — троякий источник зависимости общества рабов от корпорации рабовладельцев и подневольности рабов системе рабовладения.

В этой связи приведём признание ещё одного американца:

«Всё, чему учат у нас, — деловое управление и юриспруденция. Америка — первая и, надеюсь, последняя глобальная империя. Я называю её “Соединенные Штаты Амнезии”, потому что в американских школах больше не преподают историю страны», — Гор Видал — американский писатель, историк и публицист, основные произведения которого издавались в нашей стране (например, романы “1876”, “Юлиан”, “Калки”). (“Путин мог бы с лёгкостью руководить Пентагоном” — интервью газете “Известия” 04.03.2002: http://www.izvestia.ru/world/article15250/).

Т.е. для кураторов США от глобальной политики по-прежнему актуален вопрос о стирании не только предъистории, но и истории страны из сознания её населения.

Воплощение этих принципов в жизнь обеспечивается академиями наук и системой учёных степеней и званий, которые присуждают соискателям учёные советы, признавая одни результаты научными достижениями, а другим отказывая в таковом признании и изгоняя их приверженцев из профессии без помощи «святой инквизиции». Достигается это за счёт проникновения масонской периферии в научную и околонаучную общественность.

Удерживать науку и свод признаваемых научными знаний и лжезнаний в русле господствующей над обществом концепции управления — главное назначение системы аттестации и сертификации квалификационных уровней в науке.

Система образования, представляющая собой одну из сфер профессиональной деятельности, — в толпо-“элитарных” обществах также служит воплощению в жизнь трёх выше названных взаимосвязанных принципов.

 


И надо признать, что историческая специфика развития системы образования в США такова, что, воплощая в себе названные выше принципы, она учитывает и ранее описанную проблематичность освоения учебных программ «коренными США-анцами» обусловленную их биологическим вырождением в течение нескольких поколений:


Отступление от темы:
О реформе системы образования и форме проведения ЕГЭ в РФ

В связи с вопросом о тестировании (которое под давлением прозападных политиков-изменников и идиотов, приобщившихся к политической деятельности, стало основой Единого государственного экзамена в Россионии) приведём один исторический анекдот.

Томас Эдисон (один из наиболее известных изобретателей конца XIX века и один из создателей «Дженерал электрик компани») и Генри Форд I (выдающийся инженер, выдающийся организатор производства и не последний социолог мирового уровня, хотя в таковом качестве он и не признаётся официальной социологической “наукой”, а также одна из ключевых фигур в создании советского автопрома) были дружны с молодости на протяжении нескольких десятилетий.

Эдисон как-то раз решил провести викторину для американских школьников с целью выявления «эдисонов» будущего, чтобы помочь выявленным «юным дарованиям» в раскрытии их способностей. Форд, будучи у Эдисона в гостях, ознакомился с вопросами этой викторины, и признал, что на большинство из них он ответить не может. На вопросы викторины он отвечал в стиле, что, если ему это знание понадобится, то он посмотрит в соответствующем справочнике либо спросит у работающего у него специалиста, который знает этот предмет досконально.

Викторина, на вопросы которой не смог ответить действительно выдающийся деятель техники Г.Форд, была проведена, однако никто из её победителей в последствии не стал чем-то выдающимся в области науки и техники США…

Т.е. по отношению к введению ЕГЭ в форме тестов изначально было известно, что:

Но и это ещё не всё. Тестирование может дать высокую оценку тому, кто не смог бы преодолеть квалификационный по его существу рубеж при другом способе контроля знаний. В одной из программ российского телевидения в ходе обсуждения вопроса о тестировании как основы ЕГЭ, один из возражавших против введения тестов как основы ЕГЭ сообщил следующий факт.

Его жена — по профессии врач. Она, готовясь к сдаче квалификационного экзамена на повышение категории, принесла некие тесты домой. Муж взял эти тесты и ответил на их вопросы. Он набрал количество баллов, необходимое для получения категории врача высшей квалификации, не получив медицинского образования. Основой для такого результата могли послужить его собственный широкий кругозор и разговоры с женой дома о её учёбе и работе на протяжении нескольких лет их совместной жизни.

В Россионии приверженцы и лоббисты ЕГЭ в форме комплекса тестов ничего против этого возразить не могут.

И эта специфическая особенность системы тестирования и системы образования, ориентированной на контроль по тестам, не может быть устранена даже в том случае, если в тесты не будут попадать заведомо идиотские или гарантированно метрологически несостоятельные вопросы, а также — вопросы, ответы на которые изначально вариативны, а многие правильные варианты могут выходить за пределы набора ответов, предлагаемых тестом, поскольку обусловлены неоднозначностью раскрытия сопутствующих умолчаний, которые не вписываются в форму теста.

Т.е. системе образования свойственны определённые взаимосвязи между: 1) целями обучения, 2) способами контроля результатов обучения, 3) построением учебного процесса — собственно обучением. Очерёдность упоминания трёх названных факторов соответствует порядку их подчинённости друг другу, иначе говоря: построение учебного процесса — характер обучения непосредственно подчинён способам контроля результатов, а тот, в свою очередь, — целям обучения.

Несоответствие способа контроля оглашённым целям в силу подчинения учебного процесса способам контроля — автоматически означает опосредованное подчинение учебного процесса каким-то иным целям, не совпадающим с оглашёнными.

Тем не менее сайт NEWSRU.com сообщает:

«Отметим, что введение ЕГЭ поддерживает президент России Дмитрий Медведев. Во второй половине мая на встрече со студентами Тихоокеанского государственного университета в Хабаровске он заявил: “Я, в отличие, может быть, от некоторого количества пессимистов, не разделяю отрицательного отношения к ЕГЭ”. По мнению Медведева, ЕГЭ — это цивилизованный и более современный способ определить уровень знаний. В настоящее время, отметил президент, дают о себе знать издержки переходного периода.

ЕГЭ также поддержал министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко….» (http://www.newsru.com/russia/10jun2009/dbl.html).

«Спикер Совета Федерации Сергей Миронов заявил, что введение единого государственного экзамена (ЕГЭ) будет иметь негативные последствия для российского образования. "ЕГЭ — это путь в дебилизацию, если так грубо сказать, нашего образования", — отметил он в среду во время выступления перед депутатами Законодательного собрания Петербурга. Его слова цитирует "Интерфакс"» (http://www.newsru.com/russia/10jun2009/dbl.html).


 

Тем не менее, должно быть ясно, что выбрать один или и несколько готовых предлагаемых ответов на вопросы теста — это задача существенно более простая для интеллекта, нежели сформулировать ответ на вопрос самостоятельно на основе действительно освоенных знаний.

Одна из причин распространения системы тестирования в США — признание по умолчанию факта неспособности изрядной доли населения осваивать полноценные учебные программы, причинами чего могут быть как некоторая биологическая неполноценность статистически значимой доли населения, так и особенности культуры, массово подавляющей освоение навыков познавательно-творческой деятельности. Последнее может быть также и свойством самой системы образования, хозяевам которой массовая познавательно-творческая дееспособность населения (их дееспособность на первом приоритете обобщенных средств управления / оружия — основа реальной, а не фальшдемократии) — помеха в их политических проектах, что было отмечено при рассмотрении принципов управления наукой и образованием в толпо-“элитарных” обществах.

В США имеют место все названные факторы: статистика биологического вырождения, более высокая, нежели в естественно-исторически сложившихся обществах; целенаправленное подавление разнородными культурологическими факторами массового освоения личного познавательно-творческого потенциала, как явления подрывающего устои толпо-“элитаризма”.

И одна из задач, которые решает тестирование как основной способ контроля освоения учебных программ, — исключить формирование комплекса неполноценности у школьников, который бы неизбежно формировался бы у многих из них, если бы система контроля была ориентирована на выявление уровня освоения познавательно-творческого потенциала личности, тем более в условиях действия не «облегченной», а обстоятельной учебной программы.

Если в процессе обучения дети видят свою непреходящую неспособность решать предлагаемые им задачи, тем более, если эти задачи успешно решает какое-то меньшинство в классе, то у них пропадает желание учиться, а кроме того — на базе формирующегося в таких условиях комплекса неполноценности невозможно сформировать комплекс превосходства над представителями других культур, что является одним из средств продвижения библейского проекта в его либерально-буржуазной версии самим же «США-анцами». Этой же цели — формированию комплекса самоуверенного превосходства над другими — служит и обилие в культуре США всевозможных конкурсов от «кто громче пукнет» до вполне серьёзных олимпиад по учебным дисциплинам, проводимых разными учредителями: надо дать возможность самоутвердиться в самомнении как можно большему количеству людей.

Такой подход к построению системы всеобщего образования обеспечивает США относительно невысокий уровень всеобщей образованности и функциональной грамотности, на котором, тем не менее, в них на протяжении многих десятилетий в общем-то успешно строятся все отрасли массовой деятельности.

Мы можем видеть это на примере программных продуктов, минимальный уровень пользования которыми обеспечивается на основе манипулирования мышью с набором меню, в большинстве своём понятных интуитивно без каких-либо «инструкций для пользователя», хотя освоение тех же программных продуктов на основе толстых руководств для «профессионалов» позволяет использовать их более эффективно (в смысле затрат времени на получение определённого результата) и получать от них большую отдачу (в смысле уровня совершенства самого результата). Но это только одно из множества выражений американского подхода к созданию объектов техносферы.

В прошлом до начала эпохи автоматизации производств массовое производство в США строилось на том, что сколь угодно сложный технологический процесс разбивался на последовательность простых операций, которые «человек с улицы» без специального профессионального образования мог бы освоить за несколько часов, приступив к работе на предприятии. В эпоху массовой автоматизации производств происходит то же самое, но на ином техническом уровне: необходимые профессиональные навыки — это, прежде всего, умение нажимать кнопки на пульте в определённой последовательности или загружать прикладной софт на компьютере. Как и что работает, кроме разработчиков оборудования и технологий, работник в общем-то не только не обязан знать, но в ряде случаев это даже порицается, поскольку незнание в сочетании с исполнительской дисциплиной являются некоторой гарантией от некомпетентной самодеятельности, которая может завершиться такими катастрофами как Чернобыль.

И это касается не только производства как такового: программы автоматизированного проектирования позволяют человеку, не имеющему инженерного образования, проманипулировав их меню, “спроектировать” (т.е. получить от компьютера полный комплект соответству­ю­щей проектно-конструк­торской документации) жилой дом, катер, яхту и т.п., которые, хотя и не будут шедеврами инженерной мысли, тем не менее, могут быть вполне приемлемо функциональны (конечно, если он не полный идиот и не заложил в алгоритм заведомо вздорные исходные данные, либо не потребовал от программы некий «эксклюзив», выходящий за пределы обеспечиваемых ею возможностей и требующий творчества не искусственного интеллекта).

А задачами разработки технологий и оборудования на протяжении всей истории промышленности в США занята относительно малочисленная доля населения, чьи способности оказались достаточными для того, чтобы освоить необходимое высшее образование и творчески работать на его основе, создавая технику, технологии и организацию производства.

Но надо признать, что в системе образования США наличествуют весьма добротные учебники и образовательная литература, превосходящая по качеству большинство отечественных учебников по соответствующим научным и прикладным технико-технологическим дисциплинам.

Совершенство этой категории образовательной литературы многим отечественным «оценщикам» видится как их примитивизм, поскольку оно выражается в том, что суть и проблематика соответствующих предметных областей в них освещена по минимуму — на показательных примерах с обилием иллюстраций; без обилия фактов и мелочной детальности, формализма и абстракционизма, которые действительно необходимо знать и освоить для того, чтобы войти в профессиональную деятельность в соответствующей области.

Их содержание неоспоримо недостаточно для вхождения в профессиональную деятельность в соответствующей области, тем не менее, даже человек в с минимальным образовательным уровнем, если он способен думать, может на их основе получить общее адекватное представление о предметной области той отрасли деятельности, которой посвящён учебник, не осваивая даже минимума знаний, необходимых для профессиональной деятельности в этой области.

Учебники и научно-популярная литература такого рода, охватывающая все уровни системы образования от дошкольного детскосадовского до военных академий, даёт возможность получить самообразование в стиле «понемногу обо всём во взаимосвязи всего со всем», конечно с оговорками на обусловленность содержания и подходов к освещению тематики концепцией управления и выше сформулированными требованиями к науке и системе образования в толпо-“элитарном” обществе.

Такого рода учебная и научно-популярная литература содержит множество иллюстраций, формируя у её читателей образные представления о предметной области, к которой относится. Т.е. в ней реализуется хорошо известный принцип «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать» (а равно прочитать).

С середины ХХ века к такого рода литературе добавились телевизионные научно-попу­лярные фильмы и программы, и некоторые телеканалы практически полностью заполняют сетку вещания такими фильмами и программами, посвящёнными разным сферам жизни людей и природы в настоящем, прошлом и в экранизированных вариантах будущего. С начала 1990‑х гг. в этой области стали действовать и некоторые интернет-порталы.


3.3.2.1. Главный порок образования в России

В отечественной системе образования есть существенный пробел: практически полностью отсутствует массовое образование в стиле «БЕЗ ПУСТОСЛОВИЯ понемногу обо всём и во взаимосвязях всего со всем».

Хотя образование в стиле «без пустословия понемногу обо всём» само по себе действительно никчёмно, поскольку не позволяет быть специалистом-профессионалом ни в одной области, но именно оно является НЕОБХОДИМОЙ ОСНОВОЙ управленческого профессионализма, позволяющего успешно координировать деятельность множества разнородных узкопрофильных специалистов-профессио­налов в русле проектов — как частных, так и комплексных; как научно-технических, так и политико-экономических.

Если широкого кругозора как основы нет, то подготовка менеджеров-управленцев превращается в массовое производство никчёмных в силу их недееспособности, но дипломированных «менагеров» вне зависимости от того:

В отечественном прошлом единственный период, когда литература, предназначенная для формирования широкого кругозора и профессиональной ориентации детей и подростков, стала массово издаваться, — первое послевоенное десятилетие. В тот период были изданы книги для детей и подростков, из которых можно было узнать о том, как организованы армия и флот, как устроена их боевая техника и для чего предназначен каждый из её видов, как организуется её боевое применение; как организован железнодорожный транспорт и как устроена техника, как ведутся работы и обеспечивается безопасность и т.п.

С середины 1950‑х годов издание в СССР такого рода книг прекратилось, и в области формирования широты кругозора подрастающих поколений работала, пожалуй, только редакция журнала “Техника — молодёжи” во главе с Василием Дмитриевичем Захарченко (1915 — 1999 гг., главный редактор этого журнала с начала 1950‑х гг. по 1984 г.; издавалось ещё несколько научно-популярных журналов, но по нашему мнению у редакции во главе с В.Д.Захарченко получалось лучше, чем у других). Но один журнал не мог заменить поточного издания спектра книг, охватывающих все сферы жизни общества.

Следствием этого стало то, что отечественные учебные программы по каждому из предметов как в общеобразовательных школах, так и в вузах действительно были тематически полнее и глубже американских. И на их основе готовились действительно хорошие специалисты, высокие профессионалы во всех областях.

Но поскольку в СССР не была развита составляющая образования в стиле «понемногу обо всём во взаимосвязях всего со всем», охватывающая все социальные группы (начиная от детских садов до высших руководителей), то деятельность этих специалистов в русле комплексных проектов в общем-то некому было координировать, а в ряде случаев было некому и инициировать комплексные проекты, поскольку узкие специалисты не видели перспектив, которые могла бы открыть их совместная деятельность, а собрать их вместе — было просто некому.

Но даже если не вдаваться в статистику “элитаризации”, как результат описанной выше специфики отечественной системы образования, действующей на протяжении многих лет, подавляющее большинство руководителей послесталинской эпохи — продвинутые на вышестоящие должности узкие специалисты с недостаточным кругозором, теряющиеся вне предметной области своей изначальной профессии, не имеющие систематических знаний вне её пределов и потому не способные отличить «мух от котлет» — высокого профессионала от шарлатана и карьериста; решение, ведущее к катастрофе, от решения, ведущего к выходу на новые рубежи развития.

Это положение сохраняется до сих пор, а система образования по-прежнему такова, что программирует его и на будущее. При этом надо понимать, что узость кругозора как неустранимое свойство личности такого типа руководителей — один из факторов, порождающих бюрократизм, безответственность и неадекватность действий власти во всех её «ипостасях». Кроме того, узость кругозора является основой для того, чтобы такими руководителями можно было манипулировать извне не менее эффективно, чем луноходом, соответственно тому, как это показано на рис. 1 во втором томе “Мёртвой воды”.

В отличие от СССР и царской России, в США составляющая образования, а ещё больше — обеспечение возможностей самообразования — в стиле «БЕЗ ПУСТОСЛОВИЯ понемногу обо всём во взаимосвязи всего со всем» развита и создаёт достаточно многочисленный слой людей с достаточно широким кругозором, которые способны увидеть проблему в целом и её взаимосвязи и на этой мировоззренческой основе и организовать узких специалистов профессионалов на её решение, настолько эффективное, насколько это позволяет концепция управления и допускаемая ею наука.

 


Собственно именно описанная выше специфическая двуслойность образования в США позволяет у одной части населения сформировать достаточно широкий и целостный взгляд на проблематику разных сфер деятельности и жизнь общества в целом, и на этой основе они становятся достаточно эффективными управленцами как отдельными проектами, так и совокупностями частных проектов вплоть до уровня глобально-политической сценаристики.

Но при этом другая часть населения, чьё образование не продвинулось дальше обязательного минимума, оказывается на положении множества легко заменимых функциональных элементов разного рода производственных и иных социальных систем, конструируемых первыми под те способы решения проблем, которые им видятся работоспособными. Это подавляющее большинство населения на основе полученного ими общеобразовательного минимума осваивает профессиональное образование не управленческого характера либо по месту работы в процессе деятельности, либо на разного рода курсах подготовки и переподготовки специалистов.

На этой основе выстраивается иерархия социальных систем, параллельно действующих и конкурирующих друг с другом в решении одних и тех же задач, в том числе и на основе разных подходов. На каждом следующем в иерархии уровне, возвышающемся над конкурирующим множеством (или его объемлющем), благодаря множеству предлагаемых решений открывается возможность выбрать для массового решения задач этого уровня или унифицированного решения на более низких уровнях те предложения, которые более отвечают потребностям этого уровня.

И такой подход успешно реализуется как в тех областях, где действует режим защиты военной и государственной тайны США, так и в тех областях, где «секретность» — это защита информации коммерческого и технико-технологического характера от «дышащих в спину» конкурентов.

В России же со времён империи по настоящее время — острейшая нехватка людей, которые обладают широким кругозором, позволяющим увидеть в любой области проблему в целом в её взаимосвязях с внешней средой, увидеть её внутреннюю структуру и на этой основе — 1) увидеть пути и способы возможного её разрешения и 2) организовать коллективную деятельность по решению этой проблемы.

Отечественные руководители в их большинстве видят только представляющиеся ими разрозненными частности, а не их совокупность во множестве взаимосвязей, но на основе такого калейдоскопического идиотизма управлять чем-либо невозможно, что и выражается в политике реформ и преодоления российской доли мирового финансово-экономического кризиса, созданного искусственно и целенаправленно.


 

И как и везде в США общеобразовательная школа создаёт основу для получения высшего образования. Их система высшего образования тоже обладает своей спецификой, отличающей её от высшего образования в «старом свете» — хоть в «цивилизованной» Европе, хоть на территории СССР.

Сначала отметим внешне видимый аспект различий:

Причём, всё, что касается масонства в предшествующей фразе, — это не только метафора, указывающая на роль соответствующих организаций в жизни университетов США, но и действительность, поскольку всё американское общество и его сфера управления изначально пронизаны структурами масонства разных иерархических уровней.

Кроме того, изрядная доля науки в США делается в вузах, и это обстоятельство создаёт основу для того, что лекции студентам читают учёные — либо действующие, либо приступившие к преподаванию по завершении своей научно-исследова­тель­ской карьеры. По этой причине доля преподавателей-книго­че­ев, которые сами не имеют опыта работы в соответствующих отраслях науки и техники, в вузах США существенно ниже, чем в вузах СССР и постсоветской Россионии.

При этом и студенты в таких условиях имеют лучшие возможности для того, чтобы учёбе сопутствовало начало их собственной — не «игрушечной» (как у нас), — а настоящей научно-исследовательской деятельности.

Однако повторим ещё раз, что науку и систему высшего образования в США, само образование в вузах США, не следует идеализировать и перед ними преклоняться, но следует помнить и понимать, что наука и образование в США хорошо служат либерально-буржу­азной версии библейского проекта порабощения человечества от имени Бога и уничтожения неподдающихся процессу «оцивилизовывания» под его нормы, и это греховно в своей сути.

Теперь можно перейти к вопросу о том, как эта система воспроизводит кадры управленцев-профессионалов для макроуровня всех ветвей программно-адаптивного модуля.

 


Прежде всего необходимо отметить, что на макроуровне в государственности и бизнесе США статистически преобладают выходцы всего из нескольких «наиболее престижных» вузов страны, из которых бόльшая часть — университеты. Конечно, каждый университет обладает своеобразием, которое налагает фирменную печать на его выпускников. Но наряду с этим своеобразием есть и нечто общее. И это общее в аспекте рассмотрения вопроса о воспроизводстве управленческого корпуса макроуровня программно-адаптивного модуля, обладающего достаточно высоким профессионализмом, включает в себя следующие факторы:

Причём алгоритмика отбора распределена по психике множества людей и вложена в традиции вуза, вследствие чего отбор осуществляется в режиме автомата, а большинство его участников не видят процесса в целом, их не интересует рассматриваемая нами проблематика, и потому они не осознают, что и как происходит с ними, и что сами они творят в отношении других.

Это всё — самое важное в деятельности «наиболее престижных» вузов — происходит вне учебного процесса, а обособленность университетских городков создаёт для осуществления отбора определённые предпосылки, обусловленные чисто психологическим фактором: молодёжь оказалась вне систематического контроля семьи — чем заняться в свободное время? — Основные ответы на последний вопрос следующие:

Более или менее ярко выраженные наклонности к перечисленному свойственны практически всем, — исключения редки. Но у каждого есть одна или две доминанты. И вопрос в том, кто и как эти доминанты канализирует, либо они проявляются социально стихийно?

В вузах США развита система канализации всего этого, разводящая потоки молодёжи, куда надо, по принципу «каждому своё», и именно на её основе осуществляется отбор кандидатов в будущую правящую “элиту” страны.


 

Большинству наших соотечественников, получивших или получающих высшее образование, памятно, что началом студенческой жизни было «посвящение в студенты (курсанты)». У нас это — торжественный вечер в первые дни осеннего семестра, с участием руководства вуза и факультетов, переходящее в концерт художественной самодеятельности студентов 2‑го и последующих курсов, по завершении которого все расходятся по домам или «кучкуются» для продолжения вечеринки и знакомства в инициативном порядке — по способностям и интересам участников. Последствий для дальнейшей вузовской и послевузовской жизни — в общем-то никаких, если, конечно, кто по пьяни не нашёл для себя «приключений с последствиями».

В США тоже есть «посвящение в студенты (курсанты)», хотя там свои традиции его проведения. Но там оно «с последствиями», поскольку по своей сути является репетицией реального посвящения в организации масонства или в организации, находящиеся под контролем масонства.

Кроме того, изолированность от общества вузовского городка и «профессиональная» однородность его населения приводит к тому, что в этом микрообществе выстраивается иерархия по признаку старшинства курсов, в которой и протекает вся студенческая жизнь вне аудиторий: рядовой первокурсник в бытовых мелочах не имеет права на то, на что имеет право рядовой второкурсник и так далее по иерархии вплоть до аспирантов. Как минимум это выражается в специфическом наименовании студентов каждого из курсов. А как максимум может дополняться тем, что в студенческой среде возникает явление, известное нам под названием «дедовщина», в котором всякий «молодой» подвергается целенаправленному унижению корпорацией «стариков» и вынужден быть слугой кого-то из старших, кто считается его «опекуном» и «наставником» по жизни; но и сами «опекуны» и «наставники» в прошлом прошли через то же самое.

И хотя всё это делается как бы в шутовском порядке и в подавляющем большинстве случаев менее жёстко, чем в россионской казарме, в действительности это — значимая составляющая жизни, и она серьёзно поддерживается и администрацией вуза, и теми, кто пришёл в вуз из разного рода «закрытых пансионов», где уже была такого рода иерархия. Это должно существовать, каждый должен знать свой статус, но формально юридически принцип о равноправии всех не должен нарушаться, т.е. иерархия не совершает преступлений, предусмотренных уголовным кодексом (по крайней мере, не совершает их массово).

Но наряду с этой открытой для публичного обозрения иерархией, складывающейся в каждом вузе на основе его традиций, в вузах США существует и скрытая иерархия, принадлежность к которой обеспечивает более высокий фактический социальный статус, нежели статус в публичной иерархии.

В вузах США существуют «клубы по интересам». В одном вузе может быть несколько различных «клубов по интересам». Среди них есть открытые, членом которых может стать каждый пожелавший. Но есть и «закрытые», среди которых можно выделить две категории: к первой принадлежат те «клубы», стать кандидатом в члены которых можно по собственной инициативе (после «кандидатского стажа» происходит либо приём в члены «клуба», либо отказ в приёме); а ко второй категории принадлежат те «клубы», членом которых можно стать только по приглашению самих «клубов».

И там нет никакой социальной стихийности: под «хи-хи — ха-ха» и шуточные игры в «клубные тайны» в период учёбы в вузах, особенно в «наиболее престижных», идёт выявление и отбор кандидатов на то, что они, делая карьеру после окончания вуза, в будущем лет через 20 войдут в правящую “элиту” США — станут действующими управленцами в их программно-адаптивном модуле — в государственности, в большом и в очень большом бизнесе.

Т.е. дело обучения студентов в «наиболее престижных вузах» подчинено делу формирования некой непубличной корпорации — кадрового резерва «партии РЕАЛЬНОЙ власти», ветви которой действуют во всех структурах программно-адаптивного модуля системы управления США по полной функции.

Образно говоря, это такой либерально-буржуазный многослойный «комсомол», — при постепенном погружении в его глубины с возрастом и карьерой, оказывающийся «партией РЕАЛЬНОЙ власти», хотя до его глубин доходят не все из тех, кто некогда вступил в «пионеры».

В принципе в вузе США можно учиться, не проявляя инициативы к тому, чтобы вступить в закрытый «клуб по интересам», можно отказаться от приглашения вступить в такого рода клуб, и не особо придерживаться традиций публичной жизни университетского городка. Это не скажется на получении диплома, но спустя несколько десятилетий, такое «ребяческое» проявление индивидуализма и отказа от корпоративности будет иметь следствием ограничение возможностей карьерного роста: выйти на уровень «среднего класса», тем более хорошему специалисту, мешать не будут; но в высшие эшелоны «партии реальной власти» большинству таких индивидуалистов будет не войти — доступ туда только через закрытые «клубы по интересам», действующие в вузах США, и через вступление в масонство; исключения могут быть, но они редки и всё равно основываются на том, что «братаны» «дают добро», оценив психологию и способности «самостийного» претендента, кто-то ручается за такого нужного системе «профана», устанавливается опёка над ним и т.п. Но это для системы редкие исключения, поскольку всегда есть свой кадровый резерв на все случаи жизни.

Причина ограничений в делании карьеры «индивидуалами» в том, что назначение этой системы — формировать корпоративность, всё более обособляющуюся от остального общества по мере продвижения вверх по её иерархии вплоть до уровня полного пренебрежения к «быдлу» и его жизням: без этого были бы невозможны ни подрыв броненосца “Мэн” в Гаване в 1898 г., ни Перл-Харбор в декабре 1941 г., ни 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке, в организацию каких преступлений высшая “элита” США внесла свой вклад. Однако имея за собой в прошлом множество такого рода «скелетов в шкафу», представители высшей “элиты” США вышколены системой настолько, что никогда не позволят себе ничего подобного тому, что позволяют себе наши “элитарии” того нравственно-психологического типа, к которому принадлежат С.Бодру­нов и Д.Евсюков: такие типы будут отбракованы системой на ранних этапах, поскольку представляет угрозу для её стабильности, либо же они будут задолго до прихода в высшие эшелоны власти приучены к соблюдению корпоративной дисциплины и норм корпоративной этики.

Здесь надо указать и на принципиальное отличие того, что понимается под принадлежностью к “элите” самими “элитариями” в США и в России-СССР-Россионии:

Это различие “элитариев” — «у них» и «у нас» — носит характер мировоззренчески-пси­хо­ло­ги­чес­кий, и большей частью не осознаётся самими участниками внутриобщественных отношений. В жизни оно выражается в том, что:

Ещё одно принципиальное отличие в том, что:

Поэтому с точки зрения представителей высшей “элиты” США: Россия — страна дикарей, не поддающихся процессу «оцивилизовывания», и потому «эти дикари» ещё хуже и безперспективнее, нежели коренное население самих США.

Хотя у некоторых представителей “элиты” США есть мнение, что это (если вспомнить Вини Пуха в эпизоде с пчёлами) — какие-то «неправильные дикари»: «начистили» пусть и неправильно, но всё же высокоцивилизованной Германии; в космос вышли раньше, чем цивилизованные США, и вообще у них много странностей и непонятного… так что не надо делать резких движений, во всяком случае, «пока», а надо подавать им себя не как грозовую «тучку», а как ласковое «солнышко», чтобы не повторить ошибку Вини Пуха.

Конечно есть умники, которые знают, что «ссылки на деятельность масонства, способны объяснить всё в истории, но мы-то знаем что масонство не существует, а если и существует, — то коллекционирует марки и бабочек». Они действительно способны объяснить многое, если:

Но повторим ещё раз: марки, бабочек, спичечные этикетки, пивные бутылки и крышки от них коллекционируют другие — «братаны» изначально приставлены к деланию политики (внутренней и внешней политики каждого государства, где они заводятся, в русле глобальной политики, о которой сами «братаны» знают каждый только соответственно своей степени посвящения), и если кто-то из них действительно преуспел в коллекционировании марок или бабочек, то это — его хобби, а не дело, ради которого было создано масонство.

Однако было бы неправильно думать, что масонство в США некая подпольная организация, каким оно было бóльшую часть времени своей деятельности на территории Руси.

В США же изначально масонство — легальная организация, и отношение к ней и к её членам у обывателей США примерно такое же, каким было в СССР отношение к КПСС и её членам в годы брежневского застоя или ныне — к “Единой России” и её членам:

Это следствие того, что масонство работает на политическую идею более высокого уровня цивилизованности, нежели идея утверждения и воспроизводства родоплеменного строя.

Идея родоплеменного “элитаризма” объективно несовместима с технической цивилизацией, основанной на коллективном труде и разнородном профессионализме. Но именно на эту объективно не реализуемую идею, сами того не сознавая, работают внутренние мафии в отечественной “элите”.

Кроме того есть различие во взглядах на социальную систему с информационно-алгорит­ми­чес­ких позиций элементов, эту систему составляющих, и с уровня хозяев и заправил этой системы:

В общественной жизни США — соответственно описанным принципам построения и воспроизводства системы — все публичные организации представляют собой либо системные интерфейсы, через которые неомасоненные обыватели взаимодействуют с непубличной иерархией масонства (таковы все политические партии США); либо изначально самодеятельные организации, в которые проникает периферия «партии РЕАЛЬНОЙ власти» — масонства — вследствие чего они тоже оказываются интегрированными в систему управления США извне.

Обыватели либо лояльны и поддерживают систему, живя под властью привычек, традиций (сформированных политической волей, реализующей рассмотренный в разделе 3.3.1 принцип выраженный П.И.Пестелем) и законов, не задумываясь о смысле жизни США как социальной системы; либо недовольны, но понимают, что в одиночку противостоять системе и изменить её — они не способны и потому либо деградируют, либо приспосабливаются и влачат существование — жалкое в морально-психологических аспектах, но возможно вполне благополучное в аспектах «потреблятства».

И всё же библейский проект в его либерально-буржуазной версии даже при довольно высоком системно обеспечиваемом программно-адаптивном модулем качестве управления, зашёл в тупик. А одна из причин победы Б.Х.Обамы на президентских выборах 2008 г., в том, что он публично признал факт кризиса, давно уже ощущаемого простонародьем США, назвав свою книгу, выпущенную в 2006 г. и ставшую в США бестселлером, “Дерзость надежды. Мысли о возрождении американской мечты”. Из этого названия можно понять:

Проблема же в том, что без устранения ошибок концептуального характера, т.е. ошибок предиктора, кризис США — не рассосётся.

Базисных вариантов устранения ошибок концептуального характера три:

Во всех случаях встанет вопрос о внедрении новой концепции в политическую практику, а его разрешение предполагает либо реконструкцию действующего программно-адаптивного модуля, либо его устранение (вплоть до физической ликвидации его биомассы) и замену новым программно-адаптивным модулем. Выбор варианта — это вопрос 1) нравственности носителей концептуальной власти, которая принимает на себя управление обществом по концепции, альтернативной той, под властью которой общество зашло в тупик, и 2) историко-полити­чес­кой конкретики, задающей поле возможностей, в которых предстоит действовать.

В общем же, к настоящему времени можно утверждать, что надежды на то, что общество в США само породит свою собственную освободительную концептуальную власть, — иллюзорны. Если это произойдёт, то это можно будет расценивать только как чудо — системный сбой, поскольку система образования в США довольно успешно дебилизирует большинство населения (а концептуальная властность всё же основывается на эффективной личностной культуре психической деятельности и достаточно широком кругозоре), а описанная выше система отбора кандидатов для работы в сфере управления макроуровня, обеспечивает довольно высокий уровень управленческого профессионализма и качества управления по внедрённой в практическую политику концепции управления. Сама же эта концепция не предполагает обретения обществом концептуальной властности и потому защищает анонимный монополизм её носителей от устремлённости к свободе в этом обществе.

Как следствие и подтверждение этому — Б.Х.Обама признаёт в своей книге “Дерзость надежды”, что США по существу не властны над своим будущим:

«Родившиеся в Америке подозревают, что это они, а не иммигранты вынуждены адаптироваться. В этом смысле споры об иммиграции уже касаются не потери рабочих мест, а утраты независимости; это ещё один пример, такой же, как 11 сентября, птичий грипп, компьютерные вирусы, перенос производства в Китай — того, что Америка, похоже, не способна распоряжаться собственной судьбой (выделено нами жирным при цитировании)» (“Дерзость надежды”, стр. 297).

Однако Б.Х.Обама не вдаётся в выявление и рассмотрение системообразующих причин такого положения дел. Если бы он занялся этим, то вряд ли бы мы увидели его на посту президента США — культовой должности в американском обществе, под воздействием культа которой президент США обретает статус живого идола со всеми сопутствующими роли идола последствиями и для него самого, и для страны идолопоклонников.

Причины неспособности общества США породить свободную от опёки заправил библейского проекта концептуальную власть — в том, что для культуры Запада на протяжении многих веков характерно:

Все исследования в области управления «крышются» на уровне философских обобщений тремя научными направлениями в их совокупности: кибернетика, теория «порядок из хаоса» И.Пригожина, теория игр, — ни одно из которых по отдельности, ни все они в совокупности не дают адекватного представления об управлении как об объективном явлении в природе и в обществе.

Возможность переключения управления США на другой предиктор — также может реализоваться только как чудо. Их программно-адаптивный модуль изначально настроен на взаимодействие со своим хозяином, и потому защищает и будет защищать устойчивость управления по внедрённой им концепции. Об этом говорят следующие факты: “Мёртвая вода” в редакции 1991 г. изучалась в ЦРУ; материалы Концепции общественной безопасности в объёме наработок на 1997 г. были переданы в Гарвардский университет в Школу государственного управления им. Д.Ф.Кеннеди (John F. Kennedy School of Government). Было бы удивительно, если бы программно-адаптивный модуль США (частью которого являются и ЦРУ, и Гарвард) вдруг воспринял бы концепцию, альтернативную библейской, или начал бы сам формировать альтернативу концептуальной власти, которой он подчинён изначально. И потому с упорством достойным лучшего применения, США продолжают следовать библейской доктрине порабощения человечества в её буржуазно-либеральной версии.

Поэтому в настоящее время мы видим попытку внедрения в практическую политику США концепции, модифицированной библейским предиктором, который и породил в своё время США. Эта попытка носит несколько запоздалый характер, поскольку её реализацию притормозили два срока президентства Дж.Буша младшего.

Последнее необходимо пояснить.

 


Предиктор крайне редко прибегает к осуществлению режима «ручного управления» социальными системами. В большинстве случаев соответствующий программно-адаптивный модуль рулит ими в режиме автопилота, без непосредственного соучастия предиктора в текущем управлении социальной системой.

В этом смысле по отношению к задаче управления на основе модифицированной концепции: два срока президентства Буша — своего рода сбой режима самоуправления, осуществляемого программно-адаптивным модулем. Дело в том, что:

Т.е. различие двух господствующих в политической жизни США партий не идеологическое (идеологически они идентичны — буржуазный либерализм под властью масонства), а управленчески-функциональное:

Но и процесс передачи власти от одних к другим протекает на основе регулируемого предиктором самоуправления программно-адаптивного модуля, а не в режиме «ручного управления» — некоего диктата со стороны предиктора.

И два срока Дж.Буша младшего — это два подряд сбоя в работе системы управления, но не таких по своей тяжести, чтобы и Дж.Буша и его вице-президента было бы решено принести в жертву «исторической необходимости» и похоронить, хотя 11 сентября 2001 г. в США имел место намёк Дж.Бушу на возможность государственного переворота, если его администрация не будет делать то, что требуется властному над США предиктору библейского проекта для дискредитации буржуазного либерализма с целью замены его неким «более прогрессивным» общественным устройством…


 

Теперь вот к власти в США пришли демократы, которых олицетворяет Б.Х.Обама, на обложку чьей книги “Дерзость надежды. Мысли о возрождении американской мечты” вынесен многообещающий рекламный слоган: «Книга человека, который может изменить Америку и весь мир». Т.е. обещана большая модернизация не только США, но и остальных государств, включая и постсоветскую Россионию, наиболее «продвинутые» представители “элиты” которой не ко времени размечтались о том, чтобы в стране повторить “великолепие” буржуазного либерализма США.