Сайт материалов КОБ

4.2. Теория, практика и перспективы «конвергенции»

Прежде чем освещать проблематику, вынесенную в заглавие раздела 4.2, свяжем с нею некоторые факты:

Поскольку личностная культура мышления (как и личностная культура психической деятельности в целом) — продукт воспитания и самовоспитания, а не врождённая в готовом к употреблению виде компонента психики, то калейдоскопичность мышления, целенаправленно взращённая культурой толпо-“элитаризма”, не позволит подавляющему большинству людей расширить кругозор и выстроить адекватное жизни мозаичное мировоззрение и миропонимание.

Поэтому узость кругозора и калейдоскопичность мышления являются основой для того, чтобы заправилы библейского проекта и их исполнительная периферия, обладающие более широким кругозором и меньшей степенью калейдоскопичности мировоззрения, миропонимания и мышления, нежели рядовые толпари как в составе “элиты”, так и в составе простонародья, строили из узких специалистов и психологически своеобразных социальных групп те социальные структуры и процессы, которые необходимы им для решения разного рода задач в русле проводимой ими глобальной политики.

При этом надо понимать, что в первом случае: 1) на интервалах между сменами идей общество оказывается управляемым только в тех пределах, которые допускает доминирующая в нём всегда в чём-то ограниченная идеология, и 2) замена одной доминирующей идеологии другой требует времени и может протекать в форме социальной катастрофы, что снижает ресурсоотдачу социальной системы в глобально-политических проектах на весь период времени замены одной идеи другой.

Поэтому если социальная катастрофа не является целью глобальной политики в отношении данного общества, то «плюрализм мнений» в этом обществе обеспечивает лучшую его управляемость во всём спектре решаемых политических задач: при необходимости «плюрализм мнений» может ввергнуть толпо-“элитарное” общество в катастрофу (как это было осуществлено в СССР в период перестройки усилиями М.С.Горбачёва и других дураков и мерзавцев); а если в катастрофе нет потребности, то перенос акцентов в «плюрализме мнений», культи­вируемых СМИ, с одних идей на другие обеспечивает «мягкое манипулирование» обществом без того, чтобы толпари понимали, куда, как и кто ими рулит и куда их гонят.

Статья 13 ныне действующей конституции РФ направлена на обеспечение в обозримой перспективе именно такого способа управления толпо-“элитарной” Россионией.

 


Это всё в совокупности создаёт предпосылки к управлению со стороны носителей концептуальной власти библейского проекта ограниченным самоуправлением толпо-“элитарных” обществ на основе принципа № 1: «Кто знает — тот поймёт, а кто не знает, не понимает и по самонадеянности не хочет знать и понимать — это его проблемы…».

Знание же в данном случае представляет собой:

Адекватное понимание ставшего индивиду известным — результат опять таки его личностной познавательно-творческой культуры, а какое ни на есть понимание (при неразвитости личностной познавательно-творческой культуры) — результат пояснений знания со стороны более высоко посвящённых “товарищей”.

Как следствие реализуется принцип № 2: «Каждый в меру понимания работает на себя, а в меру непонимания — на тех, кто понимает больше…». В отличие от принципа № 1 этот принцип носит универсальный характер, т.е. не знает ограничений и исключений. Но больше всех знает и понимает Бог, вследствие чего противодействие Ему всегда проигрышно, о чём многие забывают или не задумываются…

Принципы № 1 и № 2 в их взаимодействии в жизни толпо-“элитарного” общества, выражаются в приводившейся ранее в разделе 3.3.1 метафоре: «Сад растёт сам: садовник только ухаживает за ним — пропалывает, под­саживает новые растения, прививает на них подвои, поливает, удобряет и т.п.».

В жизни общества, ни одно явление не может быть создано из ничего и после этого «вытянуто за уши» до нужной кондиции, но открывшиеся возможности могут быть преобразованы в действующие тенденции, тенденции могут быть выращены в явления, а порождаемые обществом явления, могут быть взяты под управление, — разнородное по своим целям и средствам, — на какой основе жизнь общества обретает определённую целесообразность — управляемую направленность.

При этом «садовник» и его «подмастерья», работающие на библейский проект порабощения человечества от имени Бога, действуют в пределах попущения.

долларИ естественно, что само­пре­возносящийся «садовник» не считает самого себя органичной частью «са­да». Наиболее ярко такое отношение «садовника» — заправил библейского проекта, глобальной концептуальной власти, его реализующей, — к человечеству выразилось в символике на долларовой купюре:

Надписи на лентах внутри «Великой печати» «переводить их можно по-разному. Словосочетание Annuit Coeptis можно перевести или как слова «время начала» (тогда надпись относится к римским цифрам внизу пирамиды — там обозначен год принятия Декларации Независимости, 1776), или как фразу «он содействовал нашим начинаниям» (и тогда она, очевидно, относится к летающему глазу). Похоже, авторы имели в виду «и то, и другое».

Не менее интересна вторая надпись. Novus Ordo Seclorum можно перевести как «новый порядок для (будущих) поколений», или, чуть более вольно, «новый порядок времён» (поскольку слово «seculum» в классической латыни означало «поколение», но иногда оно употреблялось в значении «век», определяя некоторый продолжительный период времени). Однако, сейчас более распространён иной перевод — «Новый Мировой Порядок» (если понимать seculum в значении наподобие греческого «эона»). Примерно такое толкование, ассоциировавшееся с проводимым Рузвельтом «новым курсом», и привело его к решению использовать обратную сторону Великой Печати в дизайне новой долларовой банкноты» (http://www.specnaz.ru/pozicii/77/).

Концептуальная власть заправил библейского проекта, отделившись от общества, предпочитает «косить под Бога»: то есть, как это делает Бог, — разговаривать с подвластной толпой на языке жизненных обстоятельств.

Поскольку по отношению к подавляющему большинству членов общества она реализует  безструктурный способ управления, то всякий, кто желает делать карьеру в русле алгоритма «сад растёт сам: садовник только ухаживает за ним…» на основе принципов «каждый в меру понимания работает на себя, а в меру непонимания — на понимающих больше» и «кто знает, тот поймёт, а кто не знает и не понимает — это его проблемы» — воспринимает отчасти осознанно, отчасти безсознательно некоторые события в своей жизни и жизни человечества как некие намёки (посылы, «месседжи»), как рекомендацию или команду действовать (или бездействовать) в складывающихся вокруг него обстоятельствах. Но поскольку решение действовать он принимает сам, то и продвижение по карьерной лестнице он воспринимает как его личный успех, как его собственные достижения. Если же он делает шаг «не туда», то получает по рукам и это он тоже воспринимает, как намёк на необходимость для успешного делания карьеры избегать необдуманных шагов.

При этом чьё бы то ни было желание самоутвердиться в обществе, сделать карьеру, в том числе и ради воплощения в жизнь объективно благих намерений, автоматически и неизбежно замыкает его психику на эгрегориальную алгоритмику продвижения вверх по ступеням толпо-“элитаризма”.

И именно под воздействием этой эгрегориальной алгоритмики он:

Рассказать кому-либо об этих намёках как о чьих-либо приказах он не может, так как прямых приказов и рекомендаций ему не поступало, но он воспринял некие события как команду действовать. То, что поток событий управляем, как в пределах попущения Божиего, так и в полноте Вседержительности Божией, — он об этом не задумывается, а если и задумывается, то плохо различает границу, разделяющую Промысел и попущение.

Концептуальная власть заправил библейского проекта, чтобы не обнаружить себя перед толпой, никогда и никому из тех кто, делает карьеру, не даёт прямых указаний и ничего не разъясняет по поводу сложившейся ситуации, поскольку всякое разъяснение ситуации представителям программно-адаптивного модуля не гарантирует, что они будут действовать так, как того желают представители концептуальной власти; исполнители в силу особенностей психики, ориентированной на самоутверждение, получив разъяснения, могут возомнить. что они умнее и круче, нежели их кураторы, и начнут действовать вопреки их указаниям и рекомендациям.

По отношению к этой проблеме безструктурное управление, в отличие от директивно-адресного, гарантирует отсутствие сбоя в этом алгоритме. Для его реализации необходимо только заботиться об упреждающем потребности текущей политики 1) взра­щи­ва­нии претендентов на власть с необходимыми убеждениями и миропониманием и 2) селекции кандидатов на должности из числа множества претендентов-карьеристов. Именно так формируется кадровая база, нужная концептуальной власти и устойчивая со сменой поколений.

Единственная проблема, которая может возникнуть в ходе реализации этой алгоритмики, — появление в обществе концепции, направленной на искоренение толпо-“элитаризма”.

Такая концепция может возникнуть в обществе в принципе в любой социальной группе в силу действия принципа «Бог лучше знает, где помещать Своё посольство» (Коран, 6:124): Будда по рождению — принц, Моисей — воспитанник семьи фараона, Христос и Мухаммад — из простонародья.

Но как показывает историческая практика, “элитариям” в их большинстве идея искоренения толпо-“элитаризма” и построения Царствия Божиего на Земле усилиями самих людей в Божьем водительстве — не по нраву. С их точки зрения, если некая истина и может приходить в этот мир, то только через представителей “элиты”, если истина отрицает их “элитарный” статус, то она — не истина, а ложь.

Однако вопреки такого рода нравственно порочной позиции “элиты”, претендующей как минимум на ограничение Вседержительности и выдачу предписаний Богу, идея искоренения толпо-“элитаризма” неоднократно на протяжении истории озаряла души людей и увлекала их на борьбу с существующим толпо-“элитар­ным” устройством жизни общества.

Во всех прошлых случаях реакция заправил глобальной политики исходила из того, что основоположники очередного в истории учения об искоренении толпо-“элитаризма” — обычные смертные люди. Поэтому, пока они были живы, глобальная демоническая концептуальная власть придавала им спутников жизни и сподвижников в их деятельности. Такие «сподвижники» выполняли разные функции: от верных учеников и продолжателей дела — до убийц и предателей.

И даже в том случае, если идея построения Царствия Божиего на Земле усилиями самих людей в Божьем водительстве выраженная явно (как в вероучении Христа) либо большей частью в подтексте (как в Коране) охватывала практически всё общество, то после ухода основоположников и их действительных сподвижников, периферия демонической концептуальной власти — представляющая собой власть идеологическую (если соотноситься с реализацией полной функции управления в толпо-“элитарном” обществе) — проводила редактирование, цензурирование и комментирование исходного вероучения, в результате чего его суть извращалась (как это имеет место в исторически реальном иудаизме, который стал расистским учением о предназначении евреев к господству над миром и человекообразными рабочими скотами — остальным человечеством) или становилась труднодоступной (как это имеет место в исторически реальных христианстве и исламе, которые превратились в вероучения для рабов). Как это делалась, — в материалах КОБ см. в работах ВП СССР “Синайский «турпоход»” (в сборнике “Интеллектуальная позиция” № 1/97 (2) ), “К Богодержавию…” и «“Мастер и Маргарита”: гимн демонизму? либо Евангелие беззаветной веры”.

Такого рода работы по приспособлению антисистемных по отношению к толпо-“элитаризму” учений проводились на основе описанной выше алгоритмики, основанной на двух принципах:

№ 1: «Кто знает — тот поймёт, а кто не знает, не понимает и по самонадеянности не хочет знать и понимать — это его проблемы…».

№ 2: «Каждый в меру понимания работает на себя, а в меру непонимания — на тех, кто понимает больше…».

Поэтому следы проделанной в этом направлении работы носят неявный характер, но их можно выявить, если знать, что такое управление на основе виртуальных структур, безструктурное управление; понимать «что от малых причин бывают большие следствия» и что Вседержительность Божия включает в себя Промысел (представляющий собой цели и средства их осуществления, предопределённые Богом для Мироздания и человечества, в русле которого человеку дóлжно жить и действовать на основе диалога с Богом) и попущение Божие (представляющее собой те пределы, в которых Бог допускает ошибки и противодействие Его Промыслу по умыслу).

В настоящее время у заправил библейского проекта снова проблема возникновения концепции, направленной на искоренение толпо-“элитаризма”. Возникновение КОБ в период перестройки — объективная данность, которая изменила множество возможностей дальнейшего течения глобальной политики и управления ею.

При этом в РФ возник концептуальный конфликт по поводу характера программно-адаптивного модуля постсоветской государственности РФ. Внедрение КОБ в программно-адаптивный модуль (в законодательную власть) было осуществлено в период его становления, и поставило заправил библейского проекта перед необходимостью его блокировать. Это был один из тех редких случаев, когда алгоритмика «сад растёт сам…», реализующая два названных выше принципа оказалась неработоспособной.

Прежде всего, надо понимать, что самоуправляющаяся система далеко не всю свою внутреннюю информацию доводит до сведения своих кураторов. Причины этому разные: от боязни доложить неугодное — до физической неспособности кураторов вникать во всё множество событий и осуществлять режим непосредственного — «ручного» — управления всеми и всем.

Кроме того, даже если бы информация и поступила своевременно, то объяснять “элитариям” неуместность организации парламентских слушаний по Концепции общественной безопасности, которые были проведены в Государственной Думе РФ 28 ноября 1995 года, было невозможно — поскольку это означало бы втянуться в дискуссию о смысле с жизни с опасностью придать огласке факт наличия глобальной надгосударственной власти, которую никто не избирал и которая рулит миром по своему произволу.

Поэтому оставалось рассчитывать на то, что после проведения парламентских слушаний, которые прошли по недосмотру и ошибке (с точки зрения заправил библейского проекта), правящие в Россионии “элитарии” поймут некий адресованный им «месседж» оттуда, после чего чиновники государства станут игнорировать КОБ, а редакторы не допустят публичного обсуждения КОБ в СМИ.

Далее пошло нагнетание неопределённостей: в декабре 1997 года было зарегистрировано общенародное движение “К Богодержавию…”, а через три года ― в 2000-м году была зарегистрирована политическая партия — концептуальная партия “Единение” (КПЕ), которую ещё через три года допустили к выборам в Думу; а после того, как она не прошла в Думу, закон о партиях был изменён, и КПЕ прекратила своё существование в качестве партии де-юре, но де-факто не распустила свои структуры. При этом выяснилось, что далеко не все приверженцы КОБ захотели стать членами этой партии; а по поводу самой партии едва ли не сразу же началась дискуссия на тему «Работает ли партия на КОБ? либо осуществляет имитационно-провокаторскую деятельность?»

И соответственно перед концептуальной властью заправил библейского проекта стоит вопрос: “Товарищи” в РФ не понимают? либо… понимают. А если понимают, то, как понимают: в наших интересах? либо в своих интересах и против нас?

А вдруг они, изображая лояльность, тихой сапой ведут формирование кадрового корпуса управленцев для осуществления концепции, альтернативной нашей? И что тогда делать с этим программно-адаптивным модулем? Мочить уже сейчас? Молчать и рулить по-прежнему, будто ничего и не произошло, будто КОБ как не было, так и нет?

Но вне такого рода ситуаций описанная выше алгоритмика, когда все действуют как бы сами, но на осуществление запрограммированных в них извне интересов, —  действительно очень надёжная и устойчивая алгоритмика формирования кадровой базы и кадрового корпуса глобальной концептуальной власти библейского проекта в преемственности поколений.


 

Теория конвергенции в настоящей записке ранее уже упоминалась неоднократно. Теперь необходимо посмотреть, как её представляет обществу легитимная в библейском проекте социологическая наука.

«КОНВЕРГЕНЦИЯ — термин, используемый в экономике для обозначения сближения различных экономических систем, экономической и социальной политики различных стран. Термин «конвергенция» получил признание в экономической науке в связи с широким распространением в 1960 — 1970 гг. теории конвергенции. Эта теория разрабатывалась в различных вариантах представителями институционализма (П.Сорокиным, У.Ростоу, Дж.К.Гэлбрейтом (США), Р.Ароном (Фра­нция)), эконометрики (Я.Тинбергеном (Нидерланды) Д.Шельским и О.Флех­т­хай­мом (ФРГ)). В ней взаимодействие и взаимовлияние двух экономических систем капитализма и социализма в ходе научно-технической революции рассматривались как главный фактор движения этих систем к некоей «гибридной, смешанной системе».

Согласно гипотезе конвергенции «единое индустриальное общество» не будет ни капиталистическим, ни социалистическим. Оно соединит преимущества обеих систем и при этом не будет иметь их недостатков.

Важным мотивом теории конвергенции было стремление преодолеть раскол мира и предотвратить угрозу термоядерного конфликта. Один из вариантов теории конвергенции принадлежит академику А.Д.Сахарову. В конце 60-х гг. Андрей Дмитриевич Сахаров считал сближение капитализма и социализма, сопровождающееся демократизацией, демилитаризацией, социальным и научно-техническим прогрессом, единственной альтернативой гибели человечества.

Действительно, эволюционная трансформация капитализма в развитых странах в направлении к постиндустриальному обществу, современной смешанной экономике происходила, в частности, и под влиянием как позитивного, так и в ещё большей мере негативного опыта стран, которые относили себя к социалистическим (СССР, страны Восточной Европы). Однако невозможность успе­шного развития этих стран в рамках существовавшей в них огосударствленной экономической системы, глубокий кризис, а затем и крах этой системы привели к тому, что уже в 1980-х гг. теория конвергенции утратила былую популярность и стала предметом истории экономической мысли.

Ныне термин «конвергенция» используется при описании интегрирующих процессов. В основе мирового интеграционного развития лежат общие тенденции и императивы научно-технического и социально-экономического прогресса. Они обуславливают сближение, т.е. конвергенцию, экономик всё большего числа стран при сохранении их национальных особенностей» (http://abc.informbureau.com/html/eiiaadaaioess.html).

 


В вопросе о кризисе псевдосоциализма на основе марксизма и крахе «мировой системы социализма» также следует прояснить некоторые умолчания, содержащиеся в приведённой выше публикации, а так же и в социологической науке в целом, легитимной в библейском проекте. Они касаются роли и характера бюрократии в СССР.

Одно из наиболее развёрнутых пояснений того, что представляет собой «бюрократия», дал К.Маркс:

«Бюрократия есть круг, из которого никто не может выскочить. Её иерархия есть иерархия знания. Верхи полагаются на низшие круги во всём, что касается знания частностей; низшие же круги доверяют верхам во всём, что касается понимания всеобщего, и, таким образом, они взаимно вводят друг друга в заблуждение. (…) Всеобщий дух бюрократии есть тайна, таинство. Соблюдение этого таинства обеспечивается в её собственной среде её иерархической организацией, а по отношению к внешнему миру (обществу) — её замкнутым корпоративным характером. Открытый дух государства, а так же и государственное мышление представляется поэтому бюрократии предательством по отношению к её тайне. Авторитет есть поэтому принцип её знания, и обоготворение авторитета есть её образ мыслей. (…) Что касается отдельного бюрократа, то государственная цель превращается в его личную цель, в погоню за чинами, в делание карьеры» (К.Маркс. “К критике гегелевской философии права”. Сочинения его и Ф.Энгельса, изд. 2, т. 1, стр. 271 — 272).

Однако определение К.Марксом социального явления «бюро­кра­тии» не полно, возможно потому, что он дал его на основе наблюдения за деятельностью более или менее управленчески дееспособной бюрократии XIX века в Германии, Великобритании, Франции, которая к тому же в процессе своего формирования была пронизана масонством и сосуществовала с ним в некоем «симбиозе». Из марксова определения выпали главные по существу характеристические свойства бюрократии:

Для бюрократии документооборот, деловая переписка и обмен мнениями в устной форме (по телефону, «в кулуарах» публичных мероприятий и «келейно») представляется реальным делом, а самó дело представляется чем-то производным от директив и документооборота и потому куда менее значимым, чем документооборот, который является носителем истины «в последней инстанции»; в то время как в действительности весь документооборот и разговоры — только отображение реального дела, на управление которым претендует бюрократия как одна из профессиональных корпораций в толпо-“элитар­ном” обществе.

Отсюда и проистекает «неистребимая любовь» бюрократии к юриспруденции и принципу «закон — что дышло: куда повернул — туда и вышло».

Также из определения К.Маркса выпало и другое характеристическое качество бюрократии:

Бюрократия проводит кадровую политику (т.е. осуществляет подбор и расстановку кадров) на основе отдания предпочтения клановому происхождению претендентов на должность либо «усыновления» безродных претендентов, доказавших свою лояльность тому или иному клану в легитимной иерархии. При этом подразумевается, что принцип «в связи с назначением “имярек” на должность такую-то выдать ему во временное пользование искру Божию», — работоспособен. Но поскольку искра — Божия, а не достояние иерархов бюрократии, то в этом принципе кадровой политики выражается очень крутой атеизм всякой бюрократии, который обрекает дело всякой бюрократической корпорации на крах тем быстрее, чем более последовательна она в осуществлении этого принципа.

Этот принцип кадровой политики сочетается ещё с одним, который М.Е.Салтыков-Щедрин сформулировал так: «Не боящиеся чинов, оными награждены не будут. Боящемуся же всё дастся: и даже с мечами, хотя бы он ни разу не был в сражении противу неприятеля».

Но, будучи — вследствие преклонения перед авторитетами — подмножеством толпы (в смысле этого термина в определении В.Г.Белинского: см. сноску в разделе 1.4), бюрократия не является самостоятельным пусть и коллективным субъектом в политике. Она всегда «зомби» — либо деградирующий в повседневном паразитизме, либо — инструмент воплощения в жизнь политической воли, воздействующей на неё извне.

Всё сказанное выше о бюрократии следует соотнести с тем, что было сказано ранее о характере деятельности программно-адаптивного модуля в США и на Руси, и с попыткой построения родоплеменного “элитаризма” в постсоветской Россионии.

В.И.Ленин дал уже приводившееся ранее в разделе 3.3.3 определение общественного класса:

«Большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определённой системе общественного производства, по их отношению (большей частью закреплённому и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а, следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которыми они располагают. Классы это такие группы людей, из которых одна может присвоить себе труд (было бы точнее сказать: присваивает себе продукт чужого труда — наше замечание при цитировании) другой благодаря различию их места в определённом укладе общественного хозяйства» (В.И.Ленин, Полное собрание сочинений, изд. 5, т. 39, стр. 15). Последнюю фразу В.И.Ленина надо было продолжить словами: «и в политической системе общества».

Если соотноситься с этим определением, то остаётся сделать вывод, что в СССР к началу 1980‑х гг. партийно-государственная и хозяйственная бюрократия стала общественным классом, что качественно отличало её от бюрократии капиталистических государств, представители которой, став бюрократами, продолжали оставаться представителями своих общественных классов в этой властной (прежде всего над государственным аппаратом) корпорации:

Характер последнего к началу 1980‑х гг. стал таким, что бюрократия превратилась в класс эксплуататорский по отношению к остальным социальным группам советского общества. Однако поскольку государственной идеей СССР было построение социализма и коммунизма — социальных систем, в которых не должно быть эксплуатации людей теми или иными корпорациями и «крутыми» одиночками, — то бюрократия в СССР испытывала некоторый дискомфорт:

В этом «раздрае» между словом и делом и было главное противоречие в жизни советского общества к тому времени, когда бюрократию номинально возглавил М.С.Горбачёв — «душка Горби». Противоречие это могло быть тогда же разрешено:

М.С.Горбачёв, А.Н.Яковлев и КО начали перестройку под лозунгами очищения социализма от накопившихся ошибок и извращений, однако завершили её крахом СССР и расширением возможностей эксплуатации большинства населения паразитическими меньшинствами как внутренними («новыми русскими» — жидами разного происхождения), так и зарубежными.

­Как Генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Политбюро ЦК КПСС М.С.Гор­бачёв — по должности своей — обязан был знать и понимать социологию марксизма. То же касается и А.Н.Яковлева. И соответственно, будь они честными и умными людьми, всё то, что сказано выше о бюрократии, её становлении в СССР в качестве эксплуататорского класса, они обязаны были огласить с трибуны съезда, избравшего М.С.Горбачёва Генеральным секретарём ЦК КПСС и выразить это в своих выступлениях в СМИ. И это могло бы повлечь за собой дебюрократизацию СССР и очищение социализма от извращений и ошибок при сохранении и развитии всех достижений советской эпохи в культурном строительстве, поскольку такое обращение вызвало бы к жизни политическую активность тех слоёв советского общества, чей творческий потенциал впоследствии был «слит в канализацию» в ходе реально имевшей место перестройки социализма в капитализм, и которые не смогли быстро и эффективно самоорганизоваться для того, чтобы покончить с режимом «тушки Горби» и придать политике иную направленность.

Однако М.С.Горбачёв этого не сделал и проявил себя как невежественный недоумок (с дурака каков спрос?) или лицемер — изменник, который возглавил государство именно для того, чтобы привести его к краху. В чём и как «братаны» убедили слабоумного говоруна и подкаблучника М.С.Горбачёва; в чём и как «братаны» убедили «архитектора перестройки» А.Н.Яко­в­лева, когда он в 1959 г. стажировался в Колумбийском университете США, и на чём его подловило и «вербануло» ЦРУ, на фоне всего происшедшего — мелкие исторические детали, к тому же — не ключевые для понимания «эпохи перемен».

Главным было то, что бюрократия заключительного периода существования СССР, сформировавшись как эксплуататорский класс, желала жить так, как живут буржуины на либеральном Западе и сама рвалась в тамошнее буржуинство. Имея такую нравственно-эти­чес­кую устремлённость и не обладая адекватными знаниями и миропониманием, она была готовым инструментом для того, чтобы решить проблему идеологического разделения мира и улучшения характеристик его управляемости на основе «плюрализма мнений». И она решила эту задачу по своей воле, но в интересах заправил глобальной политики на основе библейского проекта.

Некоторым из отечественных бюрократов и постсоветских “элитариев” хотелось и хочется приобщиться к мировой “элите”, и они до сих пор не понимают, почему их не пускают в «мировое — “элитарное” — сообщество», а относятся к ним как к холопам и возомнившим о себе невесть что дикарям, которые если и имеют что-то роднящее их с цивилизацией, то — только «стеклянные бусы», на которые они обменяли свою свободу, земли и природные ресурсы своей Родины.

Тем не менее крах СССР и мировой системы марксистского псевдосоциализма стал большой радостью для сотен миллионов жителей так называемого «свободного мира» — развитых стран, живущих под властью идей буржуазного либерализма. Радость эта носила двоякий характер:

В реальных политических процессах 1990‑х гг., когда в постсоветской Россионии под прикрытием режима Б.Н.Ельцина процветал буржуазный либерализм, первые идеологически и пропагандистски прикрывали действия вторых. Вторые занимались тем, к чему и стремились — руками “элитарных” холопов при наставничестве американских советников, засевших в кремлёвских кабинетах и обладавших большей властью, чем россионские бюрократы, проводили политику экономического геноцида в отношении населения России и скупали собственность если не непосредственно сами, то через лиц, на которых «был записан гешефт».

Поскольку Русь для заправил библейского проекта на протяжении как минимум двух последних тысячелетий представляла собой неразрешимую проблему, то они не возражали, чтобы либерал-буржуины США решали свои проблемы за счёт уничтожения людских ресурсов Руси.

Так называемые «патриотические силы» в Россионии не оказали никакого сколь-нибудь эффективного противодействия этой политике по двум главным причинам:

Так в 1996 г. совместными усилиями Б.Н.Ельцин и КО — с одной стороны, и с другой стороны — Г.А.Зюганов и его «партайгеноссе» (казалось бы непримиримые противники-анта­го­нис­ты) закрепили успех заправил библейского проекта в деле решения проблемы ликвидации идеологического противостояния капитализма и марксистского псевдосоциализма, достигнутый в 1991 г. совместными усилиями политический мафий, олицетворяемых всё тем же Б.Н.Ельциным и его антагонистом — М.С.Гор­ба­чё­вым.

И соответственно заправилам глобальной политики есть за что чтить память Б.Н.Ельцина и мифологизировать его жизнь и политическое “самопожертвование”. Наряду с этим ненависть в народе к Б.Н.Ельцину настолько высока, что даже спустя почти что десятилетие после того, как он передал бразды правления В.В.Путину, послеельцинский режим предпочитает лишний раз его публично не вспоминать, не говоря уж о том, чтобы хвалить. И могилу его пришлось прикрыть государственным флагом постсоветской Россионии, поскольку не было никаких гарантий, что любой другой памятник не будет осквернён, а так — всё же есть надежда, что «бесик» на его надгробии не подвергнется оскорблению

Конечно, на Россионию ельцинской поры можно смотреть (как и на США и их предъисторию) с разных точек зрения: с точки зрения простых жертв политики экономического геноцида, которая проводилась в отношении населения РФ заправилами глобальной политики руками отечественных либералов-идиотов; а можно смотреть с точки зрения решения задач глобальной политики.

И если подняться на этот уровень, то итоги воцарения Б.Н.Ельцина и его режима в общем-то оставляли желать лучшего не только при их оценке с позиций жертв ельцинской политики экономического геноцида, но и с позиций заправил глобальной политики.

Прежде всего, необходимо вспомнить, что экономика РФ была не работоспособна на протяжении почти что десятилетия, вследствие чего отдача от неё в глобальных политических сценариях — близка к нулю. Основных причин такого положения дел две:

Это приводит к вопросу о последствиях: Что бы было, если бы и после ухода Б.Н.Ельцина с поста главы государства политика по-прежнему проводилась бы в духе либерально-буржу­ин­ских идей в ожидании, когда «рынок сам всё отрегулирует и начнётся процветание»?

— Ответ на него прост: Необучаемость либерально-буржу­ин­ской “элиты” постсоветской Россионии, борьба легальных и нелегальных группировок за контроль над объектами собственности и структурами государственной власти вели страну к катастрофе, в сопоставлении с которой «лихие девяностые» показались бы эпохой благополучия и процветания.

Пришла бы в этом случае к власти КПРФ — вопрос дискуссионный тем более, что перестройка в СССР затевалась не для того, чтобы очередное поколение «мраксистов», паразитирующих и на марксизме, и на идеалах коммунизма, пришло в России к власти.

Т.е. если смотреть и с уровня заправил глобальной политики, то правящий в постсоветской Россионии режим надо было менять. И дело не в том, что заправилы глобальной политики вдруг прониклись любовью к многострадальному народу России (если бы он весь сгинул — они вздохнули бы с некоторым облегчением), а в том, что наметились перспективы безхозности советского ядерного оружия и его использования не только во внутренней гражданской войне, но и за пределами России. Такой вариант продолжения политики и развития событий надо было профилактировать в интересах решения глобальных проблем.

Для этого надо было сменить в Россионии правящую команду, и эта смена команд было подготовлена и осуществлена. В последний день 1999 г. должность главы государства была передана Б.Н.Ельциным В.В.Путину под законодательно прописанные гарантии личной безопасности первого президента Россионии, членов его семьи и негласные гарантии для членов его команды. Состоявшиеся вслед за этим в марте 2000 г. президентские выборы положили начало новому этапу истории преодоления общего кризиса капитализма в глобальных масштабах.

С точки зрения либерал-буржуинов, «мраксистов» и многих других “оппозиционеров”, режим, который строил В.В.Путин с начала своего первого президентского срока, это — режим «великого инквизитора», если пользоваться метафорой, восходящей к Ф.М.Достоев­ско­му. И за два президентских срока В.В.Путина они не изменили своей оценки. Не изменили они её и после избрания президентом РФ выдвиженца В.В.Путина Д.А.Медведева и ухода В.В.Путина на пост премьер-министра.

Также надо отметить, что многие из персонала КГБ-ФСБ после банкротства марксистской идеологии и краха в 1991 г. государства на её основе — влилась в лоно РПЦ, возглавляемой ГБ-шной же креатурой. При этом надо признать, что изрядная часть влившихся в лоно РПЦ ГБ-шников искренне уверовала (хотя есть и циники, способные принять любую идеологию ради карьеры) в её вероучение, хотя было бы лучше, чтобы они изучили Библию сами и проявили свои аналитические способности в ответе на вопрос:

Откуда взялось в истории это: Второза­коние, 23:19, 20; Второзаконие, 15:6; Вто­ро­за­ко­ние, 28:12 — 14; Иса­ия, 60:10 — 12. И подтверждение всего этого «до скончания веков» в Новом завете: Матфей, 5:17, 18? каким целям это служит? и выражает ли это интересы народов СССР — России и идеалы прав и свобод личности? чему это служит? короче — от Бога ли это?

Т.е. по текущим итогам пастырская разработка РПЦ в отношении ГБ оказалась более успешной, нежели агентурные разработки ГБ в отношении РПЦ… В результате ГБ с начала 1990‑х гг. обслуживает заведомо тупиковый проект православно-монар­хи­чес­кого ренессанса России. В ходе его осуществления представители ГБ-шно-РПЦ-шной «партии власти» и её периферии сосредоточились в организационных структурах «Единой России».

И проблема оппозиции режиму состоит в том, что:

Но и с точки зрения той части “элиты” США, которая догадывается или посвящена в задачу необходимости решения проблемы общего кризиса капитализма в глобальных масштабах, как это не опечалит отечественных либералов (в такое “предательство” со стороны их кумира они не могут поверить и признать его как факт) режим «великого инквизитора» в России тоже предпочтительнее режима «великого комбинатора», о котором они мечтают:

«Из того, что мне удаётся узнать через наши СМИ, контролируемые корпоративной Америкой, я понимаю, что у вас в стране бесформенный типаж Ельцина окончательно стёрт Путиным. Последний — это спокойный, осмотрительный, современный управленец, который даже мог бы встать во главе нашего Пентагона и руководить им с лёгкостью. Я вспоминаю разговор с Грэмом Грином на горбачёвском антиядерном конгрессе в 1987 году. Несмотря на то, что Грин очень уважал Горбачёва, он сказал: “В конце концов, русский лидер может быть выходцем только из недр КГБ”. Как американец, я был в шоке. Кровавые кинжалы? Ампулы с ядом? Пьяный Филби на Арбате? А Грин мне ответил: “Они единственные, кто знает, как работает остальной мир. Они путешествуют, владеют иностранными языками. Они неугомонны...”» — Гор Видал — американский писатель, историк и публицист. (“Путин мог бы с лёгкостью руководить Пентагоном” — уже цитированное в разделе 3.3.2 его интервью газете “Известия” от 04.03.2002: http://www.izvestia.ru/world/article15250/).

Как отмечается в преамбуле к этому же интервью, Гор Видал — «выходец из кругов американской аристократии: внук авторитетного сенатора Томаса Гора, родственник бывшего вице-президента Альберта Гора, сводный брат Жаклин Кеннеди. Он лично знал всех, кто появлялся на американской сцене за последние 50 лет: от Джона Кеннеди и Билла Клинтона до Теннесси Уильямса и Элеоноры Рузвельт».

Может встать вопрос, а с чего бы вдруг со стороны представителей определённой части “элиты” США вдруг такое желание, чтобы во главе РФ стояли люди из КГБ? — ведь в России не одни ГБ-шники «путешествуют и владеют иностранными языками». И какое отношение это имеет к управлению делами внутри России, в которой, как гласит анекдот, главный административно-командный язык — матерный и «канцелярит» на основе русского, а не какой-либо иностранный как это бывало в некоторые периоды в истории империи, когда вся “элита” говорила на французском лучше, чем по-русски?

Однако Грэма Грина и Гора Видала в их отдании предпочтения людям из КГБ можно понять, если знать некоторую специфику положения КГБ в советском обществе и то, как реально управляются США (см. разделы 3.3.2 и 3.3.3).


 

Прежде всего следует отметить, что подавляющее большинство сотрудников ГБ некогда в прошлом были приглашены для работы в ГБ уже состоявшимися сотрудниками ГБ. И людей для работы в ГБ приглашали из всех профессиональных сфер. Как, почему, и для чего ГБ выходила на каждого из них — вопрос специфический в каждом конкретном случае. Можно было отказаться от предложения, и если приглашаемый не был уникален как специалист, на котором в силу каких-то причин для ГБ «сошёлся клином белый свет», то такой отказ в общем-то не мешал отвергнувшему предложение ГБ жить и делать карьеру в избранной им сфере деятельности; ГБ в подавляющем большинстве случаев не настаивала и тогда, если кто-то отвергал её предложение стать «сексотом» — тайным осведомителем, и позволяла ему жить и делать карьеру, как и раньше.

Если кто-либо утверждает обратное, то это либо выдумки и сплетни психопатов, у которых за душой нет ничего, но которым в каждом встречном мерещится агентура спецслужб; либо крайне редкие случаи непрофессионализма со стороны тех или иных сотрудников ГБ, поскольку один из главных факторов обеспечения незаметности деятельности ГБ в обществе — не выпирать из фона основной статистической массы, для чего среди всего прочего следует «не доставать» тех, без чьих услуг можно обойтись. Если кого-то действительно целенаправленно «доставали», то ему просто «не повезло», т.е. он в силу каких-то причин попал в некую тематическую разработку.

Таких людей, как В.В.Путин, предложивших себя для службы в ГБ и чьё желание было удовлетворено, — меньшинство. Даже если говорить о тех, кто после школы или срочной службы в вооруженных силах СССР поступили в высшие учебные заведения ГБ и стали сотрудниками ГБ по факту окончания соответствующих вузов, то поступали они в эти вузы на условиях, принципиально отличных от условий поступления в другие вузы: решающее слово было за «мандатной комиссией», а не проваленные вступительные экзамены были только основанием для того, чтобы предстать перед «мандатной комиссией», чьё мнение было решающим и мотивированным не только набранным количеством баллов на вступительных экзаменах; и в ряде случаев даже блестящие итоги вступительных экзаменов для неё ничего не значили, если она считала, что претендент «не достоин».

Т.е. ГБ в СССР и в постсоветской Россионии по принципам своей комплектации личным составом — полный аналог закрытых клубов американских университетов и их продолжений в большую политику и большой бизнес, с тою лишь разницей, что офисы этого всесоюзного «закрытого клуба» располагались не на территории студенческих городков и не в клубах общежитий, а за их пределами; и вступить в члены «клуба» предлагалось не студентам-первокурсникам, а старшекурсникам вузов, либо специалистам уже приступившим к работе после их окончания.

Далее. Во всех сферах профессиональной деятельности имеет место такое явление как «корпоративная общность», «корпоративная солидарность». В ГБ она тоже есть, но в отличие от подавляющего большинства других сфер деятельности, в работе ГБ присутствуют два таких элемента, как секретность и дисциплина (более строгие, нежели в военно-промышленном комплексе), нарушение которых, если и не влечёт увольнения из системы и уголовного наказания, то не позволяет сделать карьеру. Как и везде, в ГБ есть и внутренние — по их существу мафиозно-клановые — группировки, у которых свой режим секретности и дисциплины, дополняющий общесистемный.

Кроме того, точно так, как и масонское сообщество в США, ГБ в СССР всегда было неподотчётным остальному обществу и безответственным перед ним.

Секретность, дисциплина, мафиозность в пределах системы, плюс иерархия должностей и подразделений, разграничение компетенции в пределах системы, плюс разнородная периферия (сами ГБ-шники «под прикрытием», привлечённые к сотрудничеству граждане и подвластные принципу «бывших чекистов не бывает»), проникающая практически во все сферы жизни общества, делают ГБ в СССР и постсоветской РФ структурным аналогом масонского сообщества в обществе США: это — объективная данность, вне зависимости от того, понимают это сами сотрудники ГБ или же нет, хотят они того либо видят в «жидомасонстве» системное мировое зло.

Эта структурно-функциональная идентичность спецслужб вообще (а не только ГБ) и всевозможных «тайных обществ» обращает спецслужбы в своего рода «перчатки», надетые на «руки» «тайных обществ», которые в истории обладают более продолжительными сроками жизни, нежели спецслужбы. Иногда в одной «перчатке» может оказаться несколько «рук», но это уже детали исторической конкретики.

И надо заметить, что КГБ СССР как-то не проявил себя в выявлении и обезвреживании масонских структур:

При этом необходимо пояснить, что в вопросе о связях с масонством речь идёт о некоторых высших руководителях ГБ и их особо доверенных сотрудниках в подразделениях системы, а не обо всём личном составе этой службы. Не посвящённые в глобально-масонские тайны, сталкиваясь с проявлениями «непонятного» в поведении начальства или коллег, будучи приучены с первых же дней работы к тому, что любопытство к делам, которые начальство не поручало, не ведёт ни к чему хорошему, — не позволяло вырваться этому недоумению за пределы «корпоративных вечеринок» и внутренних мафиозных разборок, в которых масонствующие товарищи всегда побеждали вследствие лучшей информированности и стратегического масштаба деятельности, в то время как их оппоненты действовали только в тактических масштабах.

ФСБ РФ продолжает эту же традицию.

Не может не быть представленной в структурах ГБ и периферия отечественных знахарских кланов, которые солидаризируются с общемировым библейским масонством на принципах “элитаризма” и «посвящений», хотя и расходятся во взглядах на политику по многим вопросам.

Так же надо отметить, что КГБ, изображая верноподданность, деятельно соучаствовало в подготовке и ниспровержении режима «этих идиотов» из Политбюро. В частности, рупор и идеолог диссидентов-антисоветчиков А.И.Солженицын был бы невозможен в таковом качестве без деятельного соучастия в его судьбе ГБ. То же касается и А.Д.Сахарова: если бы он действительно мешал, то его похоронили бы раньше, чем он обрёл ту известность, с которой вляпался в историю, после чего о нём знали бы только специалисты-физики.

И не надо думать, что внутренние мафии ГБ, взаимодействуя с такими же мафиями в спецслужбах других стран мира, включая и США, валили диктатуру Политбюро для того, чтобы отдать страну под власть своих же выкормышей — диссидентов-анти­совет­чи­ков, опьянённых буржуинско-либеральной иллюзией.

Как известно, в СССР была ещё одна спецслужба — Главное разведывательное управление в составе Минобороны. Поэтому естественен вопрос, почему предпочтение в вопросе об управлении «советским наследством» отдано ГБ, а не ГРУ? — Ответ на него состоит в том, что:

Но при всех антагонизмах ГБ и ГРУ их роднит то, что обе «спецконторы» концептуально безвластны, и потому не являются политическими субъектами и могут быть только орудиями чьей-то ещё — концептуально определившейся — политической воли, которая может быть как проистекающей извне, так изнутри России. Поэтому в отношении полновластия спецслужб не надо тешить себя иллюзиями и возлагать на них заведомо несбыточные надежды: это адресуется как к обществу, так и к самим сотрудникам спецслужб.

Соответственно такому пониманию специфики ГБ в обществе СССР и постсоветской Россионии установление режима просвещённого «великого инквизитора» завершило этап преодоления идеологического раскола мира, происшедшего вследствие краха марксистского проекта, и положило начало следующему этапу в решении проблемы общего кризиса капитализма в глобальных масштабах.

 


Если идеологический раскол мира преодолён, то естественно возникает вопрос: На основе какой концепции и соответствующей ей идеологии “объединители” собираются объединять мир?

Судя по тому, как идут дела на Руси, ― на основе библейской концепции и соответствующей ей идеологии Россионии ― православной ветви исторически сложившегося христианства, к которой режим «великого инквизитора» уже прислонился, хотя «плюрализм мнений» в форме идеологии «светского государства» будет поддерживаться, по крайней мере в ближайшей перспективе.

Выше слово «объединители» взяты в кавычки потому, что контроль за самим процессом объединения “объединители” могут сохранять до тех пор, пока будет существовать разумное разъединение например на католическую и православную ветви исторически сложившегося христианства. В истинном объединении мира ― на основе учения Христа о царстве Божием на Земле ― “объединители” не заинтересованы, поскольку понимают, что в таком варианте развития событий — потребность в их услугах отпадёт, а собираемый ими на протяжении тысячелетий гешефт — исчезнет.


 

При этом ГБ-шно-РПЦ-шная политическая мафия приняла на себя в управлении Россионией те функции, которые несёт масонское сообщество в обществе США и Европы.

Поскольку в этом управленческом качестве отечественные либералы её заменить не могут, то они напрасно тешат себя надеждами, что «заграница им поможет» в деле ниспровержения в Россионии режима «великого инквизитора» и возобновления режима «великого комбинатора», хотя обозначать себя в политическом спектре россионского общества им тоже никто не будет мешать — в том числе и потому, что никакой поддержки в простонародье у либерал-буржу­инов нет; как нет её и у КПРФ.

Практически сразу же после прихода к власти режим «великого инквизитора» проявил свою ответственность и догадливость в политике глобального масштаба. После того, как в ходе учений Северного флота РФ 12 августа 2000 г. АПЛ США потопила торпедным залпом (по ошибке) российскую АПЛ “Курск”, режим «великого инквизитора» замял дело и не придал огласке правду, выполнив некие закулисные договорённости, а когда эти договорённости стали нарушаться другими участниками, — прозрачно намекнул им на необходимость их соблюдения.

Практически сразу же после гибели “Курска” и достижения неких закулисных договорённостей об освещении этого вопроса досужей публике, режим «великого инквизитора» был поощрён за «понятливость» тем, что — без каких бы то ни было социально-экономических причин — спустя примерно неделю после гибели лодки и её экипажа резко выросли цены на нефть, которые продолжали расти и держались на необычайно высоком уровне вплоть до начала в 2008 г. мирового финансово-экономического кризиса.

Выросшие доходы от продажи нефти на экспорт позволили режиму «великого инквизитора» в условиях разрухи в реальном секторе собственной экономики (прежде всего, в обрабатывающих отраслях) восстановить функционирование государственного аппарата, разрядить в стране социальную напряжённость, начать решать задачи по интеграции России и её разностороннего потенциала в мировое хозяйство. И определённые успехи в этих делах являются основанием для того, чтобы Россиония, не бряцая оружием, ставила бы перед либерально-буржуазным миром вопросы, на которые нет ответов в либерально-буржуазной модели, но которые необходимо решать в глобальных масштабах.

Т.е. политически реально послеельцинский режим «великого инквизитора» работает на воплощение в жизнь теории «конвергенции», хотя и не произносит этого слова: кто знает — тот поймёт, а кто не знает — этого его проблемы.

В результате возникла парадоксальная ситуация:

При общей деградации науки, системы образования, экономики и вооружённых сил, которая продолжается до настоящего времени, и вопреки всему этому Россия обретает в мире некий статус, который не вполне понятен, но с которым в других странах многие связывают свои надежды на решение глобальных проблем, порождённых экспансией буржуазного либерализма во все регионы.

Наряду с этим идёт процесс «оцивилизовывания», если не действующих в политике и бизнесе взрослых отечественных “элитариев”, помнящих советское прошлое и поднявшихся в годы реформ «великого комбинатора» (эти необучаемы), то детишек “элитариев” первого поколения: образование в вузах Европы и США — это престижно, но доступно только для детей “элитариев” и богатеев-нуворишей особенно, если это образование в области «менагерства» (менеджмента), экономики и финансов. Детишки “элитариев”, получая его, в большинстве своём убеждены в том, что именно они преодолевают многовековую отсталость Отечества в области государственного управления и организации экономики на основе передовых идей, не понимая однако Жизни и предназначения осваиваемых ими «передовых идей» и навыков на их основе.

 


Итоги двух президентских сроков В.В.Путина некоторая часть общества охарактеризовала весьма ёмким словом — «стабилизец»: с одной стороны — ускорявшееся на протяжении второй половины 1980‑х — 1990‑х гг. движение к катастрофе, если и не было остановлено, то существенно замедлилось, что предоставило некоторый запас времени на осуществление модернизации страны; с другой стороны — если не произвести модернизации страны, то перспективы — многообещающие…


Отступление от темы:
Модернизация страны

Под модернизацией страны мы понимаем выведение общества, переживающего затяжной глубокий кризис общекультурного характера, на уровень передовых стран в исторически короткие сроки — в течение активной жизни одного поколения. В результате успешной модернизации нормой жизни общества в течение одного — двух десятилетий становятся достижения культуры, на создание которых другим народам в ходе их самобытного эволюционного развития потребовалось несколько десятилетий, а то и столетий.

Т.е. модернизация страны и её безкризисное развитие в режиме мирового лидера — разные явления, хотя в них есть много общего.

Модернизация страны, конечно требует устойчивости хозяйственной деятельности и отсутствия сколь-нибудь значимой активности политического экстремизма, но модернизация страны в своей полноте всё же выражается не в этих, а в других показателях жизни общества. Применительно к нынешнему положению России и её перспективам это:

ГРУППА КЛЮЧЕВЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ:

ПОКАЗАТЕЛИ, ПРОИЗВОДНЫЕ ОТ КЛЮЧЕВЫХ:

 


А родоплеменной “элитаризм”, строительством которого занятая нынешняя правящая “элита” Россионии, — это плохая основа для модернизации страны. Тем не менее обучение детишек отечественных “элитариев” и богатеев-нуворишей в вузах Европы и США, включая и самые «престижные», по разным направлениям «менагерства» и продвижение их в бизнес и государственный аппарат — это попытка реализовать тайм-аут, организованный режимом «великого инквизитора», и поднять качество управления в государственном аппарате и бизнесе (прежде всего крупном, а так же и в имеющим партнёров за границей) на основе западного образования, представляющегося многим (и прежде всего “элитариям”) наиболее передовым и совершенным.

Кто-то тешит себя иллюзией, что, когда детишки нынешних отечественных “элитариев” и богатеев-нуворишей, получающие «самое передовое» образование на Западе, вернутся на Родину и начнут работать в сфере управления, — в России сложится новая дееспособная политическая и бизнес- “элита”, под властью которой страна наконец-таки выйдет из многовековой мглы и станет столь же цивилизованной и комфортной как Европа и Америка.

Этой же политике подчинена и реформа образования в РФ — как обязательного всеобщего, так и высшего (вхождение в пресловутый «болонский процесс»), — которая должна создать массовку технических исполнителей, на которых могли бы опираться в своей деятельности будущие правящие “элитарии”, получившие «самое передовое» образование в Европе и в США, чьё предназначение — стать «туземной администрацией», управляющей «криптоколонией» Россиония в соответствии с потребностями заправил глобальной политики в русле библейского проекта.

О последствиях этой политики для России и человечества её приверженцы публично не говорят:

В этом смысле политические деятели Запада высказывались неоднократно (среди таких: бывшая госсекретарь США Мадлен Олбрайт — носительница идей ветхозаветно-талму­дического фашизма; бывшая премьер-министр «Великобратании» и “крёстная мать” М.С.Горбачёва в мировой политике — Маргарет Тэтчер).

В основе всего этого лежат идеи буржуазного либерализма, а запрограммированная ими россионская “элита” — не субъект политики, а инструмент её проведения в жизнь.


 

Но такие перспективы стоят не только перед Россией, но и перед большинством стран:

Прежде всего надо понимать, что более 6 миллиардов человекообразных толпарей из простонародья и “элиты”, неуёмных в своём потреблятском рвачестве и беззаботности, — это слишком много для устойчивости биосферы планеты.

И при сохранении толпо-“элитаризма” эта проблема может быть решена только радикальным сокращением численности населения планеты, что практически означает: на каждое государство приходится некая квота на геноцид его собственного населения. И вопрос политической конкретики только в том, как эта квота будет распределена между ними в реальной глобальной политике и реализована в каждом из государств и в какие сроки.

Самый простой способ для заправил глобальной политики решить проблему перенаселения планеты человекообразными толпарями — организовать глобальный, затяжной и управляемый экономический кризис, под воздействием которого в «цивилизованных» странах надолго упадёт рождаемость, а в «нецивилизованных» (в которых программы “планирования семьи” не работают и рождаемость высокая) — так же резко и надолго вырастет детская смертность.

Это — объективно необходимая при условии сохранения толпо-“элитаризма” составляющая политики преодоления глобального биосферно-экологического кризиса.

Поэтому не надо думать, что финансово-экономический кризис, начавшийся в США и ставший в 2008 г. глобальным, возник сам собой в силу не зависящих от человечества причин либо по ошибке таких людей, как упоминавшийся ранее Мартин Вольф из газеты “Financial Times”, которые работали в правительствах и в органах мировой кредитно-финансовой системы и в прошлом думали, что понимают экономику, а когда в результате их действий неожиданно для них возник кризис, переросший в глобальный, то они же и не знают, что думать. Все такие, чьи управленческие возможности и поведенческие реакции были запрограммированы «самым передовым» в мире финансово-экономическим и «менагерским» образованием Запада, — всего лишь инструменты тех, кто целенаправленно взращивал потенциал кризиса и начал его реализовывать тогда, когда посчитал, что глобальная политико-экономическая система дозрела для того, чтобы кризис стал инструментом разрешения накопившихся в ней проблем иного рода.

В «безкризисные» времена на решение этой проблемы перенаселения планеты работают и другие факторы, ставшие нормой культуры «цивилизованных стран»:

Альтернативой этому начавшемуся уже периоду глобально повсеместных социальных бедствий может быть только отказ от концепции толпо-“элитаризма” и переход к концепции осуществления на Земле царствия Божиего усилиями самих людей в Божьем водительстве, которая приведёт к построению биосферно-гармоничной культуры, в каком процессе проблема перенаселения и биосферно-экологического кризиса будет снята иными средствами, не возможными в условиях толпо-“элитаризма”.

 


Поскольку вклад США в создание биосферно-экологического кризиса — наибольший, им также предстоят большие неприятности, тяжесть которых пропорциональна их вкладу в создание глобальных проблем. Кроме того, как уже неоднократно, отмечалось ранее, проблему общего кризиса капитализма на основе идей буржуазного либерализма надо решать, а США — главный её генератор.

Однако есть множество людей во всём мире, для которых образ жизни США — предмет зависти, и которые убеждены в том, что в США «всё в шоколаде»; что если в США и есть какие-то проблемы, то они некритичны по отношению к перспективам США как политико-эконо­ми­ческой системы.

Вопреки их мнению Б.Х.Обама стал президентом США именно потому, что публично признал наличие в США системного кризиса, описав его проблематику в своей книге “Дерзость надежды. Мысли о возрождении американской мечты”, изданной в 2006 г., и которая успела к 2008 г. стать в США бестселлером по версиям “New York Times”, “Los Angeles Times”, “Washington Post”, “San Francisco Chronicle”. Конечно, не все американцы согласились с мнением Б.Х.Обамы, т.е. не все признали наличие системного кризиса; а из признавших его наличие — некоторая часть не согласна с рецептами, с помощью которых команда Б.Х.Обамы намеревается лечить американскую систему, и потому они либо голосовали за республиканского кандидата Джона Маккейна, либо вообще не ходили на выборы.

Что касается нас, то в нашем понимании:

Т.е. вопрос о том, как США и остальной мир будут преодолевать этот кризис и каких результатов в этом они достигнут реально, — пока во многом открытый вопрос.


 

В связи с глобальным финансово-экономическим кризисом, необходимо отметить определённую согласованность (синхронизацию) течения различных процессов в русле глобальной политики.

Хотя потенциал мирового финансово-экономического кризиса вызрел уже к середине 1990‑х гг., однако его стали реализовывать только после того, как режим «великого инквизитора» в Россионии 1) похоронил режим «великого комбинатора», 2) восста­новил управляемость страны (как системное свойство), 3) нара­ботал некоторый потенциал, чем и создал 4) предпосылки к поддержке ресурсами России политических сценариев преодоления общего кризиса капитализма в глобальных масштабах.

Также надо отметить, что в отличие от дефолта августа 1998 г., к которому страну привёл режим «великого комбинатора», режим «великого инквизитора» пришёл к кризису 2008 г. в определённом смысле подготовленным.

Прозорливость ли это аналитиков режима, либо результат того, что заправилы глобальной политики сочли за благо его своевременно проинформировать и дать некие рекомендации и гарантии, — это не принципиально, поскольку в любом из вариантов действия режима «великого инквизитора» лежат в пределах норм библейской концепции порабощения человечества от имени Бога.

И хотя характер этой подготовки не соответствует Концепции общественной безопасности, однако отрицать сам этот факт было бы ошибочно: она действительно была проведена, но в соответствии с тем пониманием, которое может быть выработано на основе финансово-счёт­ного подхода к макроэкономическим системам:

И такого рода успехи могут пьянить режим…

 


Проблемы, с которыми сталкиваются так называемые «развитые» страны (прежде всего — государства Европы, США, Канада, Австралия), — те же самые, что и в постсоветской Россионии, хотя сила воздействия на общество и «удельный вес» каждой из них в полном спектре проблем в них — разные. Т.е. свершилась не только идеологическая, но культурологическая унификация «развитых» стран, включая и Россию. Если говорить об их проблемах, то лучше всего это делать на примере «лидера свободного мира» — США. Из книги Б.Х.Обамы “Дерзость надежды. Мысли о возрождении американской мечты” можно узнать, что в США имеют место:

Если говорить об источнике происхождения этих проблем, то в своей экономической основе они во многом — прямое следствие одного из принципов буржуазного либерализма — «свободного перемещения через государственные границы товаров, капитала и трудовых ресурсов». И надо быть очень «продвинутым идиотом», чтобы этого не понимать.

И соответственно надо быть ещё более «продвинутым идиотом», чтобы не понимать, что все названные болезни общества, если и не искореняются полностью, то в значительной мере их острота снижается при отказе от принципа «свободного перемещения через госу­дарственные границы товаров, капитала и трудовых ресурсов».

Тем не менее, публичные политики всех «развитых» стран клянутся в верности этому принципу, явно не будучи идиотами, и в этом выражается их определённая дисцип­линированность — подотчётность некой трансгосударственной непубличной политической мафии, которая в «маргинальных» (по мнению чистоплюев) кругах идентифицируется как масонство.

Соответственно публичные политики, подчиняя политику государств принципу «свободы перемещения товаров, капитала и трудовых ресурсов», нагло лгут своим народам, рассказывая им о том, что реализация этого принципа в их обществе, конечно, несёт определённые неудобства и проблемы, но это носит временный характер, а вот когда они будут реализованы, то тогда все почувствуют общественную полезность проводимой ими политики. Такого рода бредни и ложь слышат и жители РФ на протяжении всего постсоветского времени: разнородная бытовая и социальная неустроенность на протяжении нескольких десятилетий для жизни человека это — постоянно, а не «временно»; временно — это в пределах нескольких лет.

Пока же полезной отдачи от этого принципа никто, кроме владельцев и заправил транснациональных корпораций, — не видел, а с перечисленными выше проблемами, им вызванными, сталкивались все.

Но может быть выдвинуто возражение, что в условиях глобализации, «развитые» страны не имеют морального права подчинять экономическую политику своему «национальному эгоизму», что они должны поделиться достижениями «передовой цивилизации» с народами, которые в силу разных причин отстали от них в научном и промышленном развитии.

Однако, если перейти к глобальному масштабу рассмотрения, то выяснится следующее:


 

Последнее надо пояснить.

Причём в большинстве отсталых стран такое положение сохраняется на протяжении многих десятилетий, а то и более века, — с того момента, как они обрели государственную самостоятельность.

Кто-то может привести возражения в том смысле, что это не закономерность, что есть исключения — Малайзия, «Восточно-Азиатские тигры» и т.п. Но если войти в рассмотрение того, как развивались эти государства — исключения из описанного выше правила, то выяснится, что они жёстко нарушали принцип «свободы перемещения товаров, капитала и трудовых ресурсов через свои государственные границы», проводили политику социальной защиты и поддержки определённых групп населения, т.е. занимались тем, что на языке либерал-буржуинов называется «протекционизм» и «социализмом», и что с точки зрения либерал-буржуинов является преступлением против идеалов буржуазного либерализма.

 


Но отказ от верности принципу «свободы перемещения товаров, капитала и трудовых ресурсов через государственные границы» не в состоянии решить всех проблем. Так можно пресечь трудовую миграцию, но чтобы остановить деградацию промышленности, науки, системы образования, люмпенизацию и криминализацию масс населения, не востребованных хозяйственной системой, и «золотой молодёжи», распространение порочного образа жизни, — придётся в пределах юрисдикции государства подавлять весь буржуазный либерализм и строить социально-ориентированное государство-суперконцерн, обладающее качеством самодостаточности в аспектах производства и потребления продукции, чей внешнеторговый баланс подчинён задачам его политики (внутренней, внешней, глобальной), а не стремлению сшибить больше из внешней торговли; это может быть и федеративный суперконцерн, в котором на правах автономий могут участвовать многие государства, признавшие принципы его построения и функционирования нормой для своей внутренней политики.

По сути это называется построением социализма в отдельно взятой стране или в союзе государств.

Это в принципе возможно, но это невозможно на основе «мраксизма», а также и на основе эко­но­ми­ческих теорий, теорий «менагерства» и «социальной кибернетики», которые наличес­твуют в культуре «развитых» стран Запада и Востока.


 

Реально же публичные политики «развитых» стран пуще огня боятся обвинений в приверженности делу строительства социализма и коммунизма, а политические решения, направленные на преодоление проблем, порождаемых буржуазным либерализмом, представляют как своё стремление построить «капитализм с человеческим лицом» и т.п.

И никто из них пока не намеревается отказываться от принципа «свободы перемещения товаров, капитала и трудовых ресурсов через государственные границы» (и если бы даже кто и захотел, то этого ему не позволит закулисное «политическое руководство», а в обществах нет политически активных сил, которые могли бы поддержать его так, чтобы он мог проигнорировать закулисное «политическое руководство»).

Это приводит к вопросу о перспективах в случае сохранения толпо-“элитаризма” и последовательного проведения в жизнь принципов буржуазного либерализма и прежде всего — «свободы перемещения товаров, капиталов и трудовых ресурсов через границы государств».

 


Ответ на него дан в 1969 г. И.А.Ефремовым в романе “Час быка”:

Глобальное толпо-“элитарное” общество.

Биосфера планеты примитивна, поскольку её разнообразие было уничтожено технологически развитой цивилизацией, численно разросшейся и переполнившей экологическую нишу. В результате произошла глобальная катастрофа культуры, в ходе которой большинство населения вымерло — как от голода, так и вследствие взаимного истребления в ходе выживания и борьбы за ресурсы. После неё некая политическая мафия восстановила государственное управление и поддерживает «стабилизец» в пределах тех скудных возможностей, которые допускают ресурсы обожранной в прошлом планеты. Концептуальной власти нет, поскольку в ней нет надобности: “элитарно” ориентированный «стабилизец» не предполагает развития.

Государственная власть в руках “элитарных” кланов, обитающих в планетарной благоустроенной по тамошним критериям столице — городе «Средоточия мудрости» и имеющих разветвлённую периферию, осуществляющую управление в регионах планеты; остальные на положение рабов, не знающих о возможности альтернативы. Рабы двух категорий: ДЖИ — долгоживущие, это — те, кто смог освоить сложные профессии, требующие большого времени на выработку профессионализма и соответственно — больших затрат на обучение; КЖИ — коротко живущие, это — те, кто не смог освоить сложные профессии, или кому не хватило свободных вакансий.

КЖИ — живут не долго, заняты на простых работах, им позволены интеллектуально нехитрые развлечения и любые удовольствия эмоционально-физи­ологического характера при условии соблюдения «законности». Если у них возникают болезни и травмы, требующие сколь-нибудь серьёзных усилий со стороны медицины и экономически неоправданных вложений на восстановление здоровья и поддержание их жизни, то — эвтаназия под воздействием некоего психотропа, вследствие чего смерти предшествует уход сознания в «кайф», а потом его угасание в «кайфе». Кроме того все КЖИ по достижении определённого возраста подлежат плановой эвтаназии. Исключения могут быть сделаны для детей ДЖИ, если их старики-родители заняты какой-то государственно значимой деятельностью (большие учёные и т.п.) и нуждаются в оказании помощи в быту. За преступления — смерть, но уже не в кайфе «дворца лёгкой смерти», а так, «чтобы помучиться», поэтому обязательный атрибут «крутых» — орудие быстрого и необратимого самоубийства. Наряду с этим осуществляется строжайший контроль за рождаемостью с целью недопущения появления «лишних людей».

ДЖИ — своего рода «средний класс», превосходящий КЖИ по стандартам обеспеченности благами цивилизации и отчасти — социальная база, на основе которой обновляются “элитарные” кланы властной олигархии.

«Стабилизец» поддерживается спецслужбами, которые профилактируют тенденции к возникновению бунтов и тем более — революционных ситуаций: действует система регулярного выявления психологически неустойчивых и потенциально недовольных, основанная на техногенном гипнотическом воздействии на толпу (эпизод «встречи со змеем»), с последующим изъятием и уничтожением выявленных индивидов, отклонившихся от некоего «психологического стандарта», по контексту сюжета основанного прежде всего на безволии (человек — это воля: нет воли — нет и человека).

Кроме “элитарных” кланов властной олигархии (хозяев системы и её топ-менеджеров), ДЖИ и КЖИ — в районах, откуда цивилизация ушла после катастрофы, бросив города и инфраструктуры безхозными, обитают одичавшие люди, живущие «по способности» по законам обезьяньих стай. Если они выходят за пределы своих ареалов обитания и вторгаются на территорию цивилизации, то сохранившие цивилизованность их безжалостно уничтожают.

В связи с этим, следует оценить как преступление травлю И.А.Ефремова КГБ и Ю.В.Андро­по­вым лично.

И также надо вспомнить, что проект экранизации “Часа быка” Стэнли Кубриком, был сорван совместными усилиями руководства СССР и “закулисной общест­венности” США. Это было необходимо, чтобы не возбуждать интерес общества к его реализуемым политическим перспективам.


 

Принципиальное различие Земли и вымышленной И.А.Ефре­мо­вым планеты Торманс в том, что на Земле глобальная концептуальная власть, осуществляющая библейский проект, проводит политику, направленную на профилактирование глобальной биосферно-экологической и общественно-экономической катастрофы. Для этого ей необходимы:

Это — не рекламируемый, а затеняемый лик практики конвергенции в глобальных масштабах, которая реально включает в себя не только преодоление конфликта двух идеологий (буржуазного либерализма и марксизма), но и задачи по преодолению многих других проблем, порождённых общим кризисом капитализма.

И надо понимать, что названные выше задачи не решаются исключительно на основе принципов буржуазного либерализма — индивидуализма: для их решения требуется соответствующее государственное и надгосударственное управление — как структурное (масонство предназначено именно для этого: проникновения его структур в немасонские структуры и подчинение их деятельности хозяевам масонства), так и безструктурное (на это работает Голливуд и деятели масс-культуры при структурной поддержке «братанами» одних и подавлении других), назначение которого — ввести проявления индивидуализма в русло определённой концепции.

И соответственно необходимости разрешения этой проблематики на протяжении последних 10 лет Лондонскому «ЦК» либерально-бур­жу­азной ветви масонства периодически делаются разного рода намёки на то, что им следует придержать свой раж в деле продвижения идей буржуазного либерализма в политику и, прежде всего, — в глобальную политику.

Хронологически последний намёк такого рода — скандал по поводу того, что президент Франции Николя Саркози не прислал приглашение на празднование 65‑летия дня «D» британской королевской семье, даже после напоминаний об этом со стороны правительства «Великобратании».

Не надо думать, что Н.Саркози запамятовал о британских союзниках при подготовке к празднованию 65-летия высадки войск антигитлеровской коалиции в Нормандии. «Ляпы» в политике, как и везде, конечно, бывают, но они, как правило, возникают в режиме «он лайн» взаимодействия политиков друг с другом или СМИ. А в данном случае работает аппарат, включая и службу протокола, идёт обмен мнениями по дипломатическим каналам и т.п. И чтобы в этом процессе подготовки международной акции «проотрицали» желание британской стороны принять в ней участие — для этого должна быть некая закулисная санкция, если не прямая рекомендация.

Иными словами оскорбление, нанесённое королевскому дому «Великобратании» (напомним, что один из членов королевской семьи, по крайней мере номинально, возглавляет масонство в «Великобратании»), — продолжение той политики намёков, в русле которой лежат и прошлые высказывания Н.Саркози о необходимости модернизации капитализма, с которыми он выступил в начальный период глобального финансово-экономического кризиса 2008 г.:

«Мировому сообществу необходимо восстановить систему регулируемого капитализма. Об этом заявил президент Франции Николя Саркози на Генеральной Ассамблее ООН, передает AFP.

Что именно Саркози имеет в виду под системой регулируемого капитализма, не совсем ясно. Президент Франции лишь уточнил, что при такой системе банки занимаются своим делом, которое заключается в финансировании экономического развития, а не в спекуляциях.

Саркози также заявил, что мировым лидерам необходимо собраться на экстренный саммит для обсуждения глобального финансового кризиса. Этот саммит должен пройти до конца года, уверен президент Франции.

Часть своей речи Саркози посвятил и России. По его словам, Европейскому союзу необходимо подумать о более тесной экономической интеграции с Россией» (СМИ о выступлении Н.Саркози на Генеральной ассамблее ООН в сентябре 2008 г.: http://www.euroline.by/france/30-sarkozi-prizval-vosstanovit-reguliruemyjj.html).

На берлинской встрече лидеров стран Евросоюза 28 февраля 2009 г. Н.Саркози заявил, что:

«Серьёзность кризиса, его глубина требуют фундаментальных перемен. Нам надо вновь начать строить капитализм с нуля, сделав его более моральным (выделено жирным нами при цитировании)» (http://ip.kommynist.ru/index.php?topic=1337.0).

Несколькими днями ранее на итало-французской встрече на высшем уровне 24 февраля 2009 г.:

«Что касается положения в международной политике, то Саркози считает, что “мы вступили в эру «относительных держав», в которой ни одна страна не в состоянии навязывать собственное видение вещей, и в которой никто не может надеяться в одиночку разрешить мировые проблемы. Для того, чтобы противостоять крупным вызовам нашего времени, необходимо сотрудничать» (http://www.novopol.ru/article22885.html/%20/www.mk.ru/text62422.html).

О том же и Б.Х.Обама в “Дерзости надежды”:

«… “общество самостоятельных людей” даже не хочет распределять плюсы и минусы новой экономики между всеми гражданами. Вместо этого оно лишь преувеличивает их значение в сегодняшних условиях, где победитель получает всё. Если вы здоровы, богаты или хотя бы удачливы, тогда вам повезло. Если вы больны, бедны или несчастливы, вам никто не поможет. Это — рецепт не для стабильного экономического роста и сильного среднего класса. Этот рецепт — не для общественного единства. Он учитывает только те ценности, которые определяют ваш успех.

Он — не для нас, если мы считаем себя людьми» (стр. 203).

Эта позиция Б.Х.Обамы может быть соотнесена с позицией уже упоминавшейся Айн Рэнд, опьянённой идеями буржуазного либерализма и практикой их реализации в США, вследствие чего она и стала одним из популярных идеологов буржуазного либерализма в ХХ веке:

«Вы спрашиваете, что отличает американцев. Главным отличием я считаю то, что люди страны изрекли: “Делать день­ги” . Ни один другой язык или народ не произносил этих слов. Люди всегда считали богатство статичным: его можно захватить, выклянчить как подаяние, унаследовать, получить в результате мошенничества, чьей-то благосклонности, наконец его можно разделить. Американцы были первыми, кто понял, что богатство должно создаваться созидательным трудом. Выражение “делать деньги” является основой человеческой морали.

Именно эти слова американцев осуждают лицемерные представители вырождающихся культур прочих континентов. Они пытаются навязать американцам чувство стыда за величайшие достижения своей культуры, чувство вины за своё процветание; заставляют относиться к американским промышленникам как к грабителям и подлецам; призывают расценивать могучие производственные сооружения как собственность пролетариев, как продукт простого мускульного труда подгоняемых кнутом рабов, подобных строителям египетских пирамид. Негодяй, который самодовольно ухмыляясь, утверждает, что не видит разницы между силой кнута и могуществом доллара, должен на своей шкуре испытать это различие, и надеюсь, в конечном итоге это произойдёт.

Пока вы не поймёте, что деньги — корень добра, вы будете идти к самоуничтожению. Если деньги перестают быть посредником между людьми, люди превращаются в объект произвола.

Кровь, кнут, дуло пулемёта — или доллар.

Делай выбор! Другого не дано! Время пошло!» (Айн Рэнд, “Концепция эгоизма”, СПб, «Макет», 1995 г., стр. 122, 123).

По сути написанного Айн Рэнд — злобная дура, поскольку представленный выше фрагмент её трактата о пользе и мощи буржуазного либерализма — декларация перехода от примитивного рабовладения, осуществляемого грубо силовыми средствами, к более высоко цивилизованному рабовладению, осуществляемому обобщёнными средствами управления четвёртого и более высоких приоритетов. Но проект зашёл в тупик под воздействием порождаемых им же причин…

Итоги его осуществления в глобальных масштабах таковы:

Если сократить всё человечество до деревни в 100 жителей, принимая во внимание все пропорциональные отношения, вот как будет выглядеть население этой “деревни”:

 

Азиатов 57
Европейцев 21
Американцев (северных и южных) 14
Африканцев 8
Женщин 52
Мужчин 48
Не белых 70
Белых 30
Гетеросексуальных 89
Гомосексуальных 11
59 % богатства “деревни” принадлежат 6 (все из США)
Не будут иметь нормальных жилищных условий 80
Неграмотных в деревне 70
Будут недоедать 50
Умирать в год будет 1
Рождаться в год 2
Компьютер будет иметь 1
Высшее образование будет иметь 12

И в перспективе к улучшению качества жизни более чем 95 % населения “деревни” при продолжении политики на основе идей буржуазного либерализма нет никаких предпосылок…

Если же от писаний Айн Рэнд более, чем полувековой давности вернуться в наши дни, то всё сказанное Н.Саркози в его публичных выступлениях и сказанное Б.Х.Обамой в его книге “Дерзость надежды” лежит в русле идей глобальной конвергенции как политики преодоления общего кризиса капитализма, а мировой финансово-экономический кризис стал только поводом, чтобы антибуржуазно-либе­раль­ная ветвь масонства, чьё «ЦК» обосновалось во Франции, напомнила необучаемым «братанам» — либералам-буржуинам о необходимости решать мировые проблемы и о недопустимости создавать их, поскольку это способно привести цивилизацию к катастрофе.

Кроме того, можно расписать любые социологические теории и сценарии их воплощения в жизнь, но всё это останется несбыточными утопиями, если в обществе нет соответствующих этим теориями и сценариям ожиданий и настроений. Поэтому практическая политика строится на том, что общество предварительно тестируется, и только на основе анализа его реакции на тест — теории и выражающие их политические сценарии начинают воплощаться в жизнь с некоторыми корректировками под реальность либо из «плюрализма мнений» выбираются теории и сценарии, более соответствующие результатам теста.

И непосредственно после избрания Б.Х.Обамы президентом США — в ноябре 2008 г. было произведено тестирование общества США на предмет его приверженности идеям индивидуализма и буржуазного либерализма.

«12 ноября США были поражены невиданным успехом общественной организации The Yes Men, которая отпечатала и раздала в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и ряде других мегаполисов Америки поддельный номер солидной газеты The New York Times тиражом 1,2 млн экземпляров. В «номере», датированном 4 июля 2009 года, сообщалось о воплощении, по сути дела, программы мирной социалистической революции в США, причём в крайне благожелательном ключе. Газета ушла, что называется, «влёт». Люди даже перекупали её, чтобы прочесть.

Теперь уже смело можно говорить о том, что широкие массы американцев готовы поддержать антикапиталистический курс и что эпоха ультралиберализма, начатая Рейганом в 1981 году, завершена.

(…)

… в «народном» номере The New York Times была сделана мощная реклама программе социалистических преобразований в Америке.

Согласно ей, максимальная зарплата в США ограничивается пятнадцатью минимальными — не выше 182 тысяч долларов в год (более высокие жалованья облагаются стопроцентным подоходным налогом).

Как пишут создатели «газеты-программы», впервые максимум зарплат ввёл президент Ф.Д.Рузвельт в 1942 году, заявив о том, что гражданин США, уплатив все налоги, должен иметь ежегодно не более 25 тысяч долларов (что равно 315 тысячам долларов 2008 года). До 1964 года личный доход свыше 400 тысяч современных долларов подпадал под 91-процентный федеральный налог. Большинство высоких зарплат в США до правления Рейгана (1980 — 1988 гг.) никогда не подпадали под налог менее 70 %, и только Рейган снизил сей уровень до 28 %. Однако, по мнению авторов программного номера, именно поощрение личных сверхдоходов и фантастических зарплат топ-менеджеров корпораций и привело к нынешнему финансовому кризису.

Поскольку минимальная зарплата в США сегодня равна 12 168 долларам в год, то наивысшая не может быть выше 182,5 тысяч. А если богатые желают получать больше — пусть поднимают минимальную зарплату трудящихся. И больше не будет положения, при котором высшие чиновники фирм (CEO) получают миллионы долларов в виде бонусов, а рядовые работники подчас не имеют медицинской страховки.

Государственное регулирование личных доходов элиты необходимо потому, что в условиях постиндустриального общества неограниченная свобода договоров (контрактов) ведёт к запредельно высокому уровню неравенства между богатыми и бедными, к власти с помощью взяток и подкупов, к резким колебаниям между экономическими бумами и депрессиями. (The modern period has been one in which a new impulse towards regulation has gathered strength as a result of our experience of the evils to which unlimited freedom of contract gives rise in a postindustrial society characterized by extreme inequalities of wealth and bargaining power and by sudden oscillations between booms and depressions.)

В обновлённой Америке вводится бесплатное высшее образование.

Рабочая неделя урезается на 5 часов (до 35 часов), отчего потребность в наемных работниках увеличивается на 12 %, особенно в секторе новой, «устойчивой» (экологически чистой) энергетики. Наёмные работники получают право на ежегодный шестинедельный оплачиваемый отпуск. Одновременно наёмные работники обретают полное право на создание профессиональных союзов для защиты своих прав перед работодателями. Здесь апелляция идёт к правам и социальным гарантиям работников западноевропейских стран.

Радикально меняется политика в области финансирования средней школы в США (primary and secondary education). Уничтожается порядок, при котором школы и колледжи финансируются за счёт сугубо местных общин, за счёт налогов «районно»-муниципального масштаба на собственность граждан и частных пожертвований. Сейчас из-за этого школы во внутренних городских районах превратились в нищие «отстойники», а школы в богатых пригородах — процветают, и многие дети в Соединенных Штатах фактически лишены права на эффективное образование.

Взамен этого вводится новый порядок: средняя школа финансируется на уровне штата (субъекта федерации) с равным перераспределением средств.

Принимается Акт о национальном медицинском страховании США (the United States National Health Insurance Act). Масса частных медицинско-страховых компаний заменяется одной государственной системой, работающей для всех граждан США и всех, кто постоянно проживает в стране (иммигранты). Уходит в прошлое нынешнее положение, при котором 46 млн. американцев лишены медицинской страховки, еще 50 млн. — застрахованы лишь частично, и миллион американцев ежегодно, даже имея страховку, не в силах оплатить медицинские счета из-за того, что врачи «накручивают» стоимость лечения. Из-за этого США, в медицинском страховании тратя на душу населения денег больше всех в мире, отстают от многих европейских стран по средней продолжительности жизни, показателям детской смертности или по преждевременной смертности (последние два показателя слишком высоки для развитой страны).

Частные медицинско-страховые компании показывают громадную неэффективность: в них до 30 % страховых премий идёт на содержание административного аппарата, на рекламу, на прибыль владельцам. Никакая конкуренция не делает частно-страховую медицину дешевле. Государственная же система тратит на администрирование ровно в десять раз меньше — 3 %. И хотя авторы «хроники будущего» апеллируют к успешному опыту «единого плательщика» в Канаде, мы-то знаем, что прообраз такого здравоохранения — медицина СССР.

Одним словом, авторы оригинальной общественной акции в США добиваются тех прав и гарантий, каковые имели советские рабочие и служащие ещё в 1985 году. Того, что имели западноевропейские наемные работники в «золотые 1970-е».

О чём это говорит? Американцы всегда гордились своими индивидуализмом и невосприимчивостью к социалистическим и коммунистическим идеям. Теперь значительная часть американского общества прониклась ими, хотя и не считает себя коммунистам или социалистами.

Мы видим, что многие язвы и пороки современных США практически аналогичны социальным проблемам в РФ, на постсоветском пространстве и в странах «третьего мира».

Мы отныне знаем, что надменность американской бизнес-элиты, её кичливая роскошь и презрение к рядовым гражданам настолько обозлили американское общество, что оно на 75 % проголосовало за чернокожего кандидата с социалистическо-неорузвельтистской программой.

Теперь мы вправе говорить о том, что в мире назревает левый поворот. Ещё недавно многие смеялись над пророчеством русского футуролога Сергея Переслегина о том, что к столетнему юбилею Великой Октябрьской социалистической революции на улицы городов Запады выйдут сотни тысяч людей с красными флагами. Теперь это уже не кажется чем-то немыслимым» (Максим Калашников, “Социалистические Штаты Америки?”, по публикации в аналитическом интернет-журнале “Rpmonitor”: http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=11760).

Однако реализация такого рода социальных гарантий требует преобразования США в государство-суперконцерн. И об этом тоже есть в этом фальшивом номере “Нью-Йорк Таймс”:

Необходимо «сооружать в США заводы и фабрики, чтобы дать людям квалифицированную и высокооплачиваемую работу. Чтобы люди снова работали у сложных станков, а не заворачивателями гамбургеров в «макдональдсах». Индустриализация-2 потребует огромных государственно-частных вложений в рамках государственных программ, каковые понадобится сводить в многолетние планы развития. Придётся воскрешать экономическую практику Рузвельта и СССР — с поправками на нынешние реалии и технологии.

Но вот беда: вся эта промышленность уже давно построена и работает в Китае, Индонезии, Малайзии, на Тайване, в Индии и т.д. И возрождённая американская индустрия конкурировать с нею не в силах: слишком велики заработки и социальные гарантии работников в США, каждый из которых будет обходиться предприятию в пять-шесть раз дороже, чем рабочий-китаец. Значит, ради воплощения грандиозных социальных гарантий американцам придётся:

— выходить из ВТО, разрушать нынешнюю систему глобализации с её свободным передвижением товаров, людей и капиталов, отгораживаться от Азии протекционистскими барьерами, переходить к подобию советской автаркичной экономики (как вариант — идти на автаркичное объединение экономик США и ЕС, отгороженных от всего остального мира);

— резко снижать прибыли крупного бизнеса (больше не получится делать кроссовки за пять долларов, а продавать — за пятьдесят);

— провоцировать острейший экономический спад и большие потрясения в индустриализованной за последние четверть века Азии.

В сущности, из чтения «футурогазеты» явствует, что примерно это и предлагается новому президенту США. Должен быть принят Акт об экономической независимости США. Можно только догадываться о том, что он предполагает суровый протекционизм. Впрочем, о том, что большинство рядовых американцев отвергает свободу мировой торговли, глобализацию и принципы ВТО, писал еще Самуил Хантингтон в книге «Кто мы?» в 2004 году.

Нефтегазовые монополии должны подвергнуться национализации, а прибыли от них — перераспределяться государством на финансирование экологических мероприятий и «неуглеводородной энергетики».

Предлагается также принять Билль о защите новой экономики (Safeguards for a New Economy (S.A.N.E.) bill). Им вводится не только максимум зарплат, но и запрещаются финансовые деривативы и сложные финансовые инструменты — как безусловно спекулятивные «пирамиды». Тут же — и порядок справедливого исчисления цен (True Cost Accounting), и запрет корпоративного лоббирования в Конгрессе.

Главой Казначейства США делается экономист-диссидент Поль Кругман, который заявляет о том, что не народ отныне должен служить рынку, а рынок — народу. Принимается закон, по которому Казначейство должно радеть за процветание граждан США, а не поддерживать крупные корпорации и класс богачей.

Для борьбы с ростом цен на продовольствие вводится закон, который запрещает производство биотоплива из продовольственных агрокультур. Производить его можно только из отходов.

Инициаторы проекта объявляют войну американским торгово-розничным сетям-гигантам: Wal-Mart, Costco, Sam’s Club, K-Mart, Target. Согласно Акту об экономической независимости (Economic Independence Act), в первые два года сети-ритейлеры должны превратить свои торговые центры, работающие в бедных районах (где средний доход на семью — не выше 30 тысяч долларов в год) в центры оптовой торговли, где товары с большими скидками могут покупать местные мелкие бизнесмены. Тем самым в бедных районах создаются дополнительные рабочие места. Сами же местные бизнесмены-лавочники получают право покупать товары у любого оптового поставщика. На втором этапе огромные торговые центры просто закрываются — в течение восьми лет» (Максим Калашников, “Социалистические Штаты Америки?”, по публикации в аналитическом интернет-журнале “Rpmonitor”: http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=11760).

И делаются выводы:

«К произошедшему, конечно, можно отнестись как к шутке американских «леваков», если бы не несколько обстоятельств.

Акция, охватившая десятки миллионов американцев (во всяком случае, посещения сайта проекта — рекордны), — весьма недёшева. А значит, за всем этим стоят серьёзные круги, рассчитывающие именно на массовые общественные настроения.

При этом в нынешних США число безработных достигло 10,1 млн. человек, достигнув уровня депрессивного 1983 года. Сокращается розничный товарооборот, миллионы людей реально потеряли сбережения всей жизни и рискуют остаться без крыши над головой. В то же время, полностью потеряла эффективность политика «военного кейнсианства», проводившаяся Рейганом и Бушем Вторым. То есть, уменьшение налогов на богатых, урезание социальных затрат при одновременном раздувании расходов на новые вооружения ценой наращивания государственного долга. Такая политика вытянула американскую экономику в 1980-е годы из застоя, но уже при Буше-младшем полностью провалилась, несмотря на запредельный рост военных расходов (515 млрд. долларов в 2008 — 2009 финансовом году). США реально оказались на пороге дефолта: ибо рост курса доллара объективно утяжеляет колоссальный госдолг Америки, что приближается к 11 трлн. Все это реально грозит разрушить систему, при которой производство — в Китае, а потребление и эмиссия денег — в США.

Значит, американцам необходимо искать альтернативную модель. И это при том, что основа власти и высокого статуса финансового капитала — спекулятивная экономика — «просела» очень и очень надолго. Не становимся ли мы свидетелями попытки старой элиты США обрести новую силу, став во главе социализации Америки? Может быть, она решила вкладывать деньги в новые технологии (коли спекулятивный сектор исчез) и составить высшую бюрократию (и политбомонд) уже Социалистических Штатов Америки? Не потому ли популистскую и во многом антикапиталистическую программу Обамы поддержали прежде всего… крупные финансовые воротилы? По принципу: «Не можем предотвратить левого поворота — так поведём его за собой»?

По крайней мере ясно, что те ультрарыночные идеи, каковые в США олицетворяли Рейган и его наследники-неоконы, теперь становятся ненавистными американскому обществу. Во всяком случае — его большинству» (Максим Калашников, “Социалистические Штаты Америки?”, по публикации в аналитическом интернет-журнале “Rpmonitor”: http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=11760).

Конечно, опубликованное в фальшивом номере “Нью-Йорк Таймс” — не программа команды Б.Х.Обамы в чистом её виде, но это — тест и намёк.

Для населения США такого рода сценарий предпочтительнее, поскольку позволяет избежать катастрофы культуры, социального хаоса, гражданской войны и расчленения страны, к которым влекут любую страну последовательно проводимые в жизнь принципы буржуазного либерализма в условиях глобализации хозяйственной деятельности. Он предпочтительнее и для той части “элиты”, которая понимает, что в результате деградации США и их возможного краха — в некой будущей глобальной “элите” для них может не оказаться свободных вакансий.

Но как должно быть понятно из ранее изложенного, реализация такого рода программ требует прорыва на новый уровень качества не в нанотехнологиях (что в РФ поручено А.Б.Чу­бай­су), а в психологии личностного развития и в энергетике (что в РФ не поручено никому, а самодеятельность в этой области «народных умельцев», если судить по публикациям в интернете, мягко говоря, не находит государственной поддержки). Хотя нанотехнологии, возможно, в чём-то и будут полезны для энергетики будущего, основанной на ином мировосприятии, иных физических теориях и энергетических циклах, но не они — решающее дело:

Ключевые для будущего науки — психология личностного развития и технологии биосферно-допустимой энергетики.

Качество жизни, обеспечиваемое современной техносферой, может быть сохранено в развитых странах и распространено на остальной мир (при сопутствующем решении проблем социально-организа­цион­ного и культурологического характера в отсталых странах) только за счёт снижения техногенной и социальной нагрузки на биосферу планеты. Это может быть осуществлено за счёт перехода на замкнутые циклы использования природных ресурсов в производстве и в быту, а это в свою очередь требует как повышения энергетической эффективности производств (роста КПД технологий и организации производства в отраслях), так и дополнительной энергии для обеспечения работы отраслей утилизационно-вторсырье­вого комплекса.

И судя по тому, что написано по вопросам энергообеспечения цивилизации в книге Б.Х.Обамы “Дерзость надежды”, его команда понимает эту проблематику, что отличает её от отечественной бюрократии и “элиты” Россионии в целом со всеми вытекающими из этого факта последствиями:

«Страна, которая не может контролировать свою энергетику, не властна и над своим будущим. (…)

Образование. Наука и технологии. Энергия. Чтобы сделать Америку по-настоящему конкурентоспособной, в эти три основные отрасли необходимо вкладывать и вкладывать» (стр. 193).

И несколько ранее по тексту:

«В Соединённых Штатах находится лишь три процента мировых запасов нефти. А используем мы двадцать пять процентов мировой нефти. Так что одним бурением проблему не решить (выделено нами при цитировании).

Для двадцать первого века мы можем создать возобновляемые более чистые источники энергии. Вместо финансирования нефтедобычи мы должны покончить с системой налоговых льгот, которыми сейчас пользуется эта отрасль, и потребовать, чтобы один процент доходов этих компаний и более одного миллиарда ежеквартальных доходов направлялись в области альтернативных источников энергии и сопутствующей инфраструктуры. Такой проект мог бы не только сильно повлиять на развитие экономической и внешней политики и улучшить состояние окружающей среды, но и стать средством воспитания нового поколения инженеров и учёных (выделено нами при цитировании: задачи развития энергетики увязаны с задачами воспитания новых поколений, пусть даже и в ограниченном смысле слова «воспитание»), способствовать развитию новых отраслей экспорта и высокооплачиваемых рабочих мест» (стр. 190, 191).

И действительно: не следует думать, что экологическая культура за­мкнутых технологий и замкнутых циклов изделий осуществима без решения проблем экологически чистой, т.е. — биос­ферно-допустимой энергетики и соответствующего воспитания людей.

При этом экология энергетики всякой технической цивилизации имеет три аспекта:

Реально это — проблемы глобальные. Для решения этих проблем специалистам-энергетикам и человечеству в целом придётся пересмотреть своё отношение к “священности” догматов С.Кар­но, второго и первого начал термодинамики и “теории” относительно­сти. Идеи науки XVIII — XIX веков — не та основа, которая позволяет разрешить проблемы XXI века, порождённые идеями прошлых времён.

Но как можно видеть, развитие отечественной энергетики протекает в рамках идеологии «бурить скважины и тянуть трансконтинентальные трубопроводы», а также концепции развития ядерной энергетики (будто повторение Чернобыля стопроцентно гарантированно исключено и будто решена проблема накопления отходов ядерной энергетики, представляющих опасность на протяжении тысячелетий). Т.е. уже сейчас программируется ситуация:

Пока россионская наука и госбюрократия самопиарятся с нанотехнологиями и ядерной энергетикой, альтернативные экологически допустимые технологии макро- и микро- энергетики будут разработаны и массово внедрены вне России. После этого ООН (или её будущий аналог) поставит вопрос о запрете экологически недопустимых энергетических технологий, и «криптоколонии» Россионии придётся втридорога раскошелиться на обновление её энергетической базы. А нынешние вложения в нефте- и газо- добычу обезценятся, поскольку углеводороды станут не столько энергоносителями, сколько сырьём для химической промышленности, вследствие чего востребуемые объёмы их добычи существенно сократятся.

И Б.Х.Обама — действительно в потенциале — глобально-политический проект решения проблемы общего кризиса капитализма, сложившегося на основе идей буржуазного либерализма, и профилактирования возникновения глобальной ситуации, описанной в романе И.А.Еф­ре­мова “Час быка”, — методами, весьма далёкими от идеологии буржуазного либера­лиз­ма. Другое дело, что надежды, выраженные в книге Б.Х.Обамы, — дерзки в силу необеспеченности их реализации в жизнь социологической наукой Запада и по сути атеистической библейской в её основе культурой, о чём было сказано выше в разделе 3.3.2.

Т.е. теория конвергенции в настоящее время является мировоззренческой основой многих процессов в глобальной политике, и соответственно — во внутренней и внешней политике развитых стран.

Как отмечалось ранее «ревизионизм» в марксизме — это самая ранняя версия теории конвергенции, упредившая становление государственности и социализма в какой бы то ни было стране на основе идей марксизма. Эпохе востребованности теории конвергенции двух общественно-экономических формаций положила Великая октябрьская социалистическая революция. И если быть честным, то упомянутые ранее творцы теории конвергенции не были первопроходцами в этой области.

 


Герберт Уэллс, завершает свою книгу “Россия во мгле” кратким изложением идеи глобальной конвергенции капитализма и коммунизма, строительство которого только-только начиналось в РСФСР:

«Крушение цивилизации в России и замена её крестьянским варварством на долгие годы отрежет Европу от богатых недр России, от её сырья, зерна, льна и т.п. Страны Запада вряд ли могут обойтись без этих товаров. Отсутствие их неизбежно поведёт к общему обнищанию Западной Европы.

Единственное правительство, которое может сейчас предотвратить такой окончательный крах России, — это теперешнее большевистское правительство, при условии, что Америка и западные державы окажут ему помощь. В настоящее время никакое другое правительство там немыслимо. У него, конечно, множество противников, — всякие авантюристы и им подобные готовы с помощью европейских государств свергнуть большевистское правительство, но у них нет и намёка на какую-нибудь общую цель и моральное единство, которые позволили бы им занять место большевиков. Кроме того, сейчас уже не осталось времени для новой революции в России. Ещё один год гражданской войны — и окончательный уход России из семьи цивилизованных народов станет неизбежным. Поэтому мы должны приспособиться к большевистскому правительству, нравится нам это или нет.

Большевистское правительство чрезвычайно неопытно и неумело; временами оно бывает жестоким и совершает насилие, но в целом — это честное правительство. В нём есть несколько человек, обладающих подлинно творческим умом и силой, и они смогут, если дать им возможность и помочь им, совершить великие преобразования. Судя по всему, большевистское правительство старается действовать в соответствии со своими убеждениями, которых большинство его сторонников до сих пор придерживается с чуть ли не религиозным пылом. Если оказать большевикам щедрую помощь, они, возможно, сумеют создать в России новый, цивилизованный общественный строй, с которым остальной мир сможет иметь дело. Вероятно, это будет умеренный коммунизм с централизованным управлением транспортом, промышленностью и, позднее, сельским хозяйством.

Если народы западных стран хотят по-настоящему помочь русскому народу, они должны научиться понимать и уважать убеждения и принципы большевиков. До сего времени правительства западных стран самым грубым образом игнорировали эти убеждения и принципы. Советское правительство, как оно само о том заявляет, — коммунистическое правительство, и оно полно твёрдой решимости строить свою деятельность на принципах коммунизма. Оно отменило частную собственность и частную торговлю в России не из конъюнктурных соображений, а потому, что считало это справедливым; и во всей России не осталось сейчас лиц и организаций, занимающихся торговлей, с которыми мы могли бы вести дела на основе обычаев и норм западноевропейской торговой практики. Нам следует понять, что большевистское правительство в силу самой своей природы испытывает сильнейшее предубеждение против частных предпринимателей и торговцев и всегда будет, с точки зрения последних, обращаться с ними несправедливо и без уважения; оно всегда будет не доверять им и везде, где только возможно, ставить их в самое невыгодное положение. Оно считает их пиратами, а в лучшем случае — каперами. Поэтому частным лицам и фирмам нечего и думать о торговле с Россией. В этой стране есть только одно юридическое лицо, которое может предложить западному миру необходимые гарантии и с которым можно эффективно вести дела, а именно — само большевистское правительство, и для этого существует только один путь — создать какой-нибудь национальный, а ещё лучше международный трест. Такой трест, который представлял бы одно или несколько государств и даже был бы номинально связан с Лигой Наций, мог бы иметь дело с большевистским правительством на равных началах. Ему пришлось бы признать это правительство и вместе с ним приняться за разрешение назревшей задачи создания материальной основы для восстановления условий цивилизованной жизни в европейской и азиатской частях России. По своей общей структуре он должен походить на один из тех крупных закупочно-распределительных трестов, которые сыграли такую важную роль в жизни европейских государств во время мировой войны. Этот трест имел бы дело с отдельными промышленниками, а большевистское правительство, со своей стороны, имело бы дело с населением России; за короткое время он мог бы стать совершенно незаменимым для большевистского правительства. Только по такому пути может развиваться торговля капиталистического государства с коммунистическим. Все попытки, которые делались в прошлом году и раньше, найти какой-либо способ вести частную торговлю с Россией без признания большевистского правительства, были с самого начала столь же безнадёжны, как поиски северо-западного пути из Англии в Индию. Лёд непреодолим.

Любая страна или группа стран, обладающая достаточными промышленными ресурсами, которая пойдёт на признание большевистской России и будет оказывать ей помощь, неизбежно станет опорой, правой рукой и советником большевистского правительства. Она будет воздействовать на это правительство и, в свою очередь, подвергаться его воздействию. Страны, входящие в такой трест, станут более склонны к методам коллективизма, а с другой стороны, строгости, налагаемые крайним коммунизмом в России, вероятно, значительно смягчатся под их влиянием.

Соединённые Штаты Америки — единственная держава, которая может взять на себя роль такого спасителя, являющегося в последнюю минуту. Вот почему дело, которое замыслил предприимчивый и не лишённый воображения г. Вандерлип, представляется мне весьма знаменательным. Я сомневаюсь в положительных результатах его переговоров; возможно, они представляют собой лишь начальную стадию обсуждения русской проблемы на новой основе, которое может привести, наконец, к тому, что эта проблема будет решаться всеобъемлюще, в мировом масштабе. Так как мировые ресурсы истощены, если не считать США, другим державам придётся объединить свои усилия, чтобы иметь возможность оказать России эффективное содействие. У коммунистов нет отвращения к ведению дел в большом масштабе; напротив, чем больше масштаб, тем больше и приближение к коллективизму. Это высший путь к коллективизму для немногих, в отличие от низшего пути, которым идут массы.

Я твёрдо убеждён, что без такой помощи извне в большевистской России произойдёт окончательное крушение всего, что ещё осталось от современной цивилизации на территории бывшей Российской империи. Это крушение вряд ли ограничится её пределами. Другие государства, к востоку и западу от России, одно за другим будут втянуты в образовавшуюся таким образом пропасть. Возможно, что эта участь постигнет всю современную цивилизацию.

Эти соображения относятся не к какому-то гипотетическому будущему; излагая их, я пытался дать общую картину событий, развивающихся с огромной быстротой в России и во всем мире, и наметить возможные перспективы, — как всё это мне представляется. Такова общая характеристика создавшегося положения, и я хотел бы, чтоб читатель руководствовался ею, знакомясь с моими очерками о России. Так я толкую письмена на восточной стене Европы» (Пер. — И.Виккер, В.Пастоев. Собрание сочинений в 15-ти томах. Том 15. М., “Правда”, 1964, библиотека журнала “Огонёк”; приводится по публикации в интернете: http://www.bookluck.ru/booktritu.html).

Но идея конвергенции марксистского социализма и либерально-буржуазного капитализма, выраженная Г.Уэллсом ещё в 1920 г., не была востребована публичными политиками Запада, поскольку большинство политиков того времени не понимало, что марксизм — не общественно-стихийное явление, не ошибка истории в стране «этих неправильных русских», а глобально-политический проект «мировой закулисы». К числу таких не понимающих, принадлежал и сам Г.Уэллс, хотя он видел, что марксизм — это одно, а коммунизм как «огромная творческая сила» — это нечто другое. Но почему, для чего и как они в исторической конкретике той эпохи смешались? — этот вопрос перед Г.Уэллсом не вставал, а большинство было убеждено, что марксизм и коммунизм — это одно и то же явление, но под разными названиями вне зависимости от своего отношения к идеалам коммунизма и марксизму как «научной теории» перехода к нему всего человечества.


 

Интерес политиков Запада к конвергенции двух систем стал проявляться несколькими десятилетиями позднее, уже по завершении второй мировой войны ХХ века. Его стимулировали два фактора:

Общий кризис марксистского псевдосоциализма выражался наиболее зримо в том, что централизованная директивно-адресно управляемая хозяйственная система СССР, по мере бюрократизации сферы управления становилась всё менее эффективной в использовании природных и общественных ресурсов. В силу этого она нуждалась в совершенствовании: прежде всего — путём интеграции в макроэкономическую систему социализма рыночного механизма как средства вовлечения в хозяйственную деятельность инициативы, идущей «снизу» и подчинённых ей ресурсов, не учитываемых в системе централизованного планирования. Централизованное директивно-адресное управление («командно-администра­тив­ная система», если пользоваться лексиконом времён перестройки) обеспечивала только структурный способ управления, а максимум качества управления достигается только при сочетании в суперсистеме структурного и безструктурного способов управления.

И соответственно вопреки мнениям, о том, что «плановая экономика неэффективна» и потому Госплан не имеет права на существование, ставшим господствующим убеждением в кругах профессиональных экономистов и политиков и, тем более, — в среде обывателей, один из авторов японского «экономического чуда» С.Окито незадолго до своей смерти высказал в интервью профессору А.Динкевичу такое мнение:

«Часто можно слышать, что провозглашённый в них (бывшем СССР и странах Восточной Европы — А.Э.) переход к рыночным механизмам является убедительным доказательством превосходства рыночно ориентированной экономики над централизованно планируемой. Я полагаю, что это заблуждение… Проблема состоит в том, чтобы СОЕДИНИТЬ, СОГЛАСОВАТЬ, ОБЪЕ­ДИНИТЬ В ЕДИНОМ МЕ­ХА­НИЗМЕ НАЧАЛА ЭТИХ ДВУХ СИСТЕМ (выделено мною — А.Э.), найти эффективный путь комбинирования рыночных механизмов и государственного планирования и регулирования» (А.С.Эп­штейн. “Опаснее врага”, “Экономическая газета”, № 41 (210), октябрь 1998 г.).

На это по существу была направлена так называемая «косыгинская реформа», но поскольку в отличие от коммунизма бюрократизм не представляет собой «огромной творческой силы», она носила безсистемный характер «латания Тришкиного кафтана» и не была обеспечена адекватной научно-теоретической подготовкой, поскольку метрологическая несостоятельность политэкономии «мраксизма» остановила развитие экономической науки в СССР, а развиваемые на Западе экономические теории были ориентированы на решение разного рода задач в «той системе» с позиций финансово-счётного подхода.

Решение же задач, которые не смогла решить реформа Либермана-Косыгина в СССР (а так же и тех, что стоят перед администрацией Б.Х.Обамы), требует технологически-организационного подхода к макроэкономическим системам и управленческой грамотности «архитекторов реформ» и реформаторов-практиков.

Примерно тогда же, в середине 1960‑х гг., свою версию теории конвергенции огласил академик-физик А.Д.Сахаров. Его идеологическая инициатива встретила возражение со стороны идеологов ЦК КПСС. Но в то же самое время А.Д.Сахаров получил поддержку «международной общественности» именно как идеолог конвергенции, а не столько как антисоветчик, каким его представляли в СССР. И поскольку советская бюрократия в силу необучаемости оказалась невосприимчивой к идеям конвергенции, есть основания полагать, что именно это и стало причиной быстрого ухудшения здоровья и смерти Ю.В.Андропова, который, возглавив КПСС и государственность СССР после смерти Л.И.Брежнева, начал «что-то делать», одновременно провозгласив верность нового руководства СССР идеям марксизма-ленинизма и, похоже, что в этом Ю.В.Андропов не лукавил. И после непродолжительного переходного периода, олицетворяемого К.У.Черненко, власть над СССР была передана режиму М.С.Горбачёва и А.Н.Яковлева, на которых была возложена миссия прикрыть марксистский проект, утративший «религиозный пыл» и выродившийся в тупой паразитический бюрократизм.

В этой связи приведём высказывание Стивена Коэна: «Единственная вина Горбачёва в том, что он создал Ельцина», вынесенное в заглавие интервью с ним, опубликованного в “Политическом журнале” № 14 (65) от 18 апреля 2005 г. (http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=67&tek=3288&issue=98).

В нём С.Коэн говорит:

«Американцы написали много глупых книг о России. Преобладающее мнение специалистов: Горбачёв был недостаточно решителен, он был слишком медлительным. А я думаю, наоборот. Он двигался слишком быстро и решительно. В течение трёх лет он создал законодательство для рыночной экономики и демократии. Затем немедленно приступил к реализации этого законодательства. Может быть, контроль над экономикой следовало поддерживать несколько дольше, сохранить крупную собственность в руках государства. Спонтанная номенклатурная приватизация началась уже в 1988 году, когда директора начинали контролировать предприятия. Система стала разрушаться.

Даже в политической области надо было двигаться медленнее. Может быть, надо было отложить парламентские выборы в республиках (в России, на Украине и т.д.) при всеобщих выборах на Съезд народных депутатов. Если бы больше демократии было в Москве, но меньше в провинции, это было бы более целесообразно.

Горбачёв одновременно проводил три трансформации: диктатуры — в демократию, государственной монополии — в рыночную экономику, а также пытался вывести Россию из состояния холодной войны к мировому признанию. Это не имело исторических прецедентов».

Это высказывание можно понимать в том смысле, что проект конвергенции в СССР, открывавший глобальные перспективы, начатый М.С.Горбачёвым, сорвался в буржуазный либерализм режима, олицетворяемого Б.Н.Ельциным, в результате чего в глобальной политике было потеряно время, и новый акт решения проблемы общего кризиса капитализма начался только с приходом к власти в России режима «великого инквизитора», а в США — администрации Б.Х.Обамы.

Определённую долю вины за этот срыв процесса конвергенции в буржуазный либерализм несёт и «архитектор перестройки» А.Н.Яковлев. Он, судя по публикациям в СМИ, — единственный деятель КПСС, кто после И.В.Сталина поднял вопрос о жизненной несостоятельности марксизма и её роли в истории страны и мира. По свидетельству бывшего партаппаратчика А.Ципко:

«…правда состоит в том, что Горбачёв по крайней мере до 1991 года, верил, что советскую систему можно соединить с демократией и со свободными выборами, что отмена цензуры только укрепит позиции марксистско-ленинской мысли.

А Яковлев, ещё во время нашей первой встречи в марте 1986 года в своём кабинете секретаря ЦК КПСС по идеологии, давал мне, сотруднику ИЭМСС АН СССР, задание написать «откровенную» записку о реальных причинах «низкой экономической и социальной эффективности общественной организации производства», об изъянах методологии «однообразия» и «уравниловки».

Правда, тогда, в 1986 году, слово «марксистской» методологии не было произнесено. Но уже через два года, в конце сентября 1988 года, я, консультант международного отдела ЦК КПСС, получил от своего руководителя, секретаря ЦК КПСС задание: дать обзор всей антимарксистской литературы второй половины XIX — начала ХХ века, изданной на русском языке, систематизировать все основные «методологические просчёты, изъяны, ошибки марксистской доктрины». Этой фразой тогда он завершил нашу встречу.

В беседах со мной Яковлев особо выпячивал нравственные изъяны марксизма, его апологию революционного террора, его негативное отношение к христианской морали» (А.Ципко, “Крестьянский бунт”, “Литературная газета”, № 44 от 30.10.2005 г.).

Тем не менее, несмотря на разного рода управленческие огрехи, допущенные как в мире “социализма”, так и в мире капитализма:

Проект конвергенции исторически известных капитализма и социализма и построения унифицированного глобального общества, вступивший в стадию практического осуществления, — многоликая реальность глобальной политики наших дней.

Основой для его реализации стала либерально-буржуазная общественно-экономическая фор­мация с её «плюрализмом мнений», поскольку её “элита” оказалась более обучаемой, а формация в целом — оказалась более управляемой, нежели марксистско-бюрократический толпо-“элита­ризм” СССР и «мировой системы социализма». При этом достижения СССР, направленные на преодоление общего кризиса капитализма, предполагается воспроизвести в социальной среде капитализма в ходе его «конвергирования».

Именно в этот глобально-политический сценарий укладывается статья М.С.Горбачёва, опубликованная 7 июня 2009 г. в “Вашингтон пост”, в которой он пишет следующее:

«Америке нужна своя перестройка, утверждает Михаил Горбачёв в своей статье на страницах The Washington Post. По его словам, в последние годы он часто высказывает эту мысль в публичных выступлениях. “Одни реагируют с пониманием, другие возражают, иногда саркастически, утверждая, что я желаю Америке потрясений”, — пишет автор.

По мнению Горбачёва, он и его сторонники не смогли довести перестройку в СССР до конца из-за двух главных помех: попытки путча в августе 1991 года и договорённости лидеров России, Украины и Белоруссии об упразднении СССР. “Затем российское руководство отвергло эволюционный путь реформ, ввергнув страну в хаос”, — пишет Горбачёв. И всё же, уверяет он, перестройка увенчалась победой, так как она привела страну в точку, откуда возвращение к прошлому невозможно.

“На Западе распад СССР воспринимался как полная победа, доказавшая, что Запад в переменах не нуждается”, — пишет автор. Однако, на его взгляд, экономический кризис 2008 — 2009 годов обнажил, что новая западная модель — это иллюзия, выгодная в основном сверхбогатым. Текущий кризис имеет не только финансово-экономический, но и политический характер, а причина в том, что лидеры крупнейших держав, особенно США, проигнорировали симптомы, которые требовали перестройки, пишет Горбачёв. “Я уверен, что возникнет новая модель — с упором на нужды общества и общественное благо, например, более чистую окружающую среду, хорошо функционирующую инфраструктуру и общественный транспорт, эффективные системы образования и здравоохранения, доступное жилье”, — отмечает он.

Пришло время для “творческого строительства”, для нахождения правильного соотношения между государством и рынком, для интеграции социальных и экологических факторов, для демилитаризации экономики”, — утверждает Горбачёв, подчеркивая, что особую роль в этой новой перестройке должен сыграть Вашингтон. “Мы справимся с новыми глобальными вызовами, но только если все уяснят необходимость реальных, кардинальных перемен — глобальной перестройки”, — заключает он» (http://www.inopressa.ru/article/08Jun2009/wp/gorbi.html).