Сайт материалов КОБ

3.3. Предиктор и программно-адаптивный модуль: специфика Руси и специфика США

Хотя в названии раздела 3.3 Русь и США упомянуты соответственно хронологической очерёдности их возникновения, однако освещение проблематики взаимоотношений предикто­ра и программно-адаптивного модуля в жизни их обществ мы начнём с США.

3.3.1. Становление США — перезагрузка библейского глобально-политического проекта

Если юридически строго, то история США начинается с оглашения Декларации неза­ви­симости северо-американских колоний от Великобритании 4 июля 1776 г. Потом в ходе своего государственного становления к началу ХХ века в границы США вошли земли, на которых колонизаторскую деятельность в прошлом начали испанцы, голландцы, французы и русские. И далеко не во всех случаях территориальные приобретения США носили мирный характер. В результате с начала ХХ века политическая карта Северо-Американского континента неизменна.

Если говорить о предъистории США, то отсчитывать её от открытия Америки Колумбом в 1492 г. — культурологически неправомерно, поскольку США, хотя и являются «плавильным котлом» народов и принесённых ими элементов национальных культур, образовались на основе доминирования англоязычной ветви колонизации Америки европейцами. Поэтому в аспекте культурологии предъисторию США следует начинать с начала государственной политики колонизации американских земель Британией.

«Википедия» о предъистории США в таком её понимании сообщает следующее (иллюстрации опущены):

«В 1585 и 1587 годах сэр Уолтер Рэли по приказу Королевы Англии Елизаветы I предпринял две попытки основать постоянное поселение в Северной Америке. Разведывательная экспедиция достигла американского берега в 1584 году, и назвала открытое побережье Вирджиния (англ. Virginia — “Девственная”) в честь “королевы-девственницы” Елизаветы I, никогда не выходившей замуж. Обе попытки закончились неудачей — первая колония, основанная на острове Роанук недалеко от побережья Вирджинии, оказалась на грани гибели из-за атак индейцев и недостатка припасов и была эвакуирована сэром Френсисом Дрейком в апреле 1587 года. В июле того же года на остров высадилась вторая экспедиция колонистов, численностью 117 человек. Планировалось, что весной 1588 года в колонию прибудут корабли со снаряжением и продовольствием. Однако по разным причинам экспедиция снабжения задержалась почти на полтора года. Когда она прибыла на место, все постройки колонистов были в целости, однако никаких следов людей, за исключением останков одного человека найдено не было. Точная судьба колонистов не установлена по сей день. [2].

В начале XVII века в дело вступил частный капитал. В 1605 году сразу две акционерные компании получили от короля Якова I лицензии на основание колоний в Вирджинии. Следует учитывать, что в то время термином “Вирджиния” обозначалась вся территория североамери­канского континента. Первая из компаний «Лондонская вирджинская компания» (англ. Virginia Company of London) получила права на южную, вторая «Плимутская компания» (англ. Plymouth Company) на северную часть континента. Несмотря на то, что официально обе компании провозглашали основной целью распространение христианства, полученная лицензия даровала им право “искать и добывать всеми способами золото, серебро и медь”.

20 декабря 1606 года, колонисты отправились в плавание на борту трёх судов и после тяжёлого, почти пятимесячного плавания, во время которого несколько десятков умерли от голода и болезней, в мае 1607 года достигли Чезапикской Бухты (англ. Chesapeake Bay). В течение следующего месяца ими был построен деревянный форт, названный в честь короля Форт Джеймс (английское произношение имени Яков). Позднее форт был переименован в Джеймстаун — первое постоянное британское поселение в Америке[3].

Официальная историография США считает Джеймстаун колыбелью страны, история поселения и его лидера — капитана Джона Смита (англ. John Smith of Jamestown) освещена во многих серьёзных исследованиях и художественных произведениях. Последние, как правило, идеализируют историю города и населявших его первопроходцев (например популярный мультфильм Покахонтас). В действительности первые годы колонии были чрезвычайно трудными, в голодную зиму 16091610 гг. из 500 колонистов в живых осталось не более 60, и, по некоторым свидетельствам[4] выжившие были вынуждены прибегнуть к каннибализму, чтобы пережить голод.

В последующие годы, когда вопрос физического выживания уже не стоял столь остро, двумя важнейшими проблемами были напряжённые отношения с коренным населением и экономическая целесообразность существования колонии. К разочарованию акционеров «Лондонской Вирджинской Компании» ни золота, ни серебра колонистами найдено не было, и основным товаром, производившимся на экспорт, была корабельная древесина. Несмотря на то, что этот товар пользовался определённым спросом в метрополии, порядком истощившей свои леса, прибыль, как и от других попыток хозяйственной деятельности, была минимальной[5].

Ситуация изменилась в 1612 году, когда фермеру и землевладельцу Джону Рольфу (англ. John Rolfe) удалось скрестить местный сорт табака, выращиваемого индейцами, с сортами завезёнными с Бермудских островов. Получившиеся гибриды были хорошо приспособлены к Вирджинскому климату и в то же время отвечали вкусам английских потребителей. Колония приобрела источник надёжного дохода, и на долгие годы табак стал основой экономики и экспорта Вирджинии, а словосочетания “вирджинский табак”, “вирджинская смесь” употребляются в качестве харак­теристик табачных изделий и по сей день[6] [7]. Через пять лет экспорт табака составил 20 000 фунтов, ещё через год он был удвоен, а к 1629 году достиг 500 000 фунтов[6]. Джон Рольф оказал ещё одну услугу колонии: в 1614 году ему удалось договориться о мире с местным индей­ским вождём. Мирный договор был скреплён браком между Рольфом и дочерью вождя, Покахонтас.

В 1619 году произошли два события оказавшие существенное влияние на всю дальнейшую историю США. В этом году губернатор Джордж Ярдли (англ. George Yeardley) принял решение передать часть власти Совету Бюргеров (англ. House of Burgesses), основав тем самым первое в Новом Свете выборное законодательное собрание. Первое заседание совета состоялось 30 июля 1619 года[8]. В том же году колонистами была приобретена небольшая группа африканцев ангольского происхождения. Хотя формально они не были рабами, а имели длительные контракты без права расторжения, с этого события принято отсчитывать историю рабовладения в Америке[9].

В 1622 году почти четверть населения колонии была уничтожена восставшими индейцами. В 1624 году лицензия Лондонской Компании, дела которой пришли в упадок, была отозвана, и с этого времени Вирджиния становится королевской колонией. Губернатор назначался королём, однако совет колонии сохранил значительные полномочия» (http://ru.wikipedia.org/wiki/Конкиста).

С этого времени североамериканские колонии Великобритании шли в своём развитии к «Бостонскому чаепитию» 1773 г. и его закономерному следствию — юридически зафикси­ро­ванному началу истории США 4 июля 1776 г.

 


Но предъисторию и историю США можно анализировать с разных уровней и характе­ри­зо­вать её в разных аспектах:

Если первые два уровня отражены в исторической науке, в политологии и искусстве государств обоих континентов, то, поскольку для официальной науки и сознания обывателей библейский проект порабощения человечества и его заправилы представляются несущест­ву­ю­щи­ми, — взгляд на историю США с их уровня оказался не представленным публично, хотя корпорация заправил проекта должна иметь своё мнение об этом.

И если 1) понимать суть библейского проекта, 2) соотносить фактологию истории человечества с ним, 3) оценить состояние библейского проекта к концу эпохи крестовых походов (первый — 1096 г.; последний, восьмой — 1270 г.), то завершающие этапы предъистории и начальный период истории США могут быть охарактеризованы одной фразой: Перезагрузка библейского проекта.


 

3.3.1.1. Кризис библейского проекта
эпохи средневековья

Библейский проект в формах феодальной организации жизни общества под идеологической властью католицизма и «святой инквизиции» к концу эпохи крестовых походов зашёл в тупик:

Возникший кризис управления проектом целенаправленно разрешался на протяжении нескольких столетий. В ходе преодоления кризиса свершилась реформация, в результате которой во многих государствах Европы католицизм сменился протестантизмом. Про­те­стан­тизм в своих разных ветвях стал псевдорелигиозной оболочкой идеологии буржу­азного либерализма (по её существу светской), в результате чего возникла и стала довлеть над жизнью обществ, осуществивших реформацию церкви, «синтетическая идея», которая может быть выражена в следующей формулировке: «праведность перед Богом выражается в достижении богатства на основе законной деятельности»; и в следствии из неё — «если беден, то не праведен». Всё вышеописанное создало предпосылки и культурологическую основу для перезагрузки библейского проекта, которая была осуществлена позднее на Северо-Американском континенте.

Видеть в экспансии европейцев в Западное полушарие следствие исключительно жажды наживы и безцельной игры политических страстей в великих державах начала эпохи великих географических открытий — было бы исторически недостоверно. Представлять дело так, что глобальная концептуальная власть, своими историческими корнями уходящая в «допотопную цивилизацию», не знала о существовании Американского материка неверно: в частности, от эпохи средневековью дошли карты, на которых изображены обе Америки и Антарктида, свободная от ледяного панциря, с точностью, который развитие математики, картографии, астрономии и хронометрии в нашей цивилизации могли обеспечить только с конца XVIII века. Т.е. Колумб отправился в плавание, имея некую «наводку», о чём в общем-то открыто говорят некоторые масонствующие авторы.

Поскольку возможности экспансии библейского проекта из региона Европы в направлении на юг, и восток были заблокированы социальными факторами, о чём сказано выше, направление на Север было закрыто географическими факторами, то для заправил проекта оставалось открытым только одно направление ― на Запад. Совокупность этих обстоятельств и определила географическую локализацию перезагрузки библейского проекта.

Поэтому представляет особый интерес взглянуть на историю и предъисторию США с этих позиций.

 


 

3.3.1.2. Предъистория
и идейная основа политтехнологий создания США

Сочетание протестантизма (плода реформации) и буржуазного либерализма в аспекте предпосылок к преодолению кризиса библейского проекта как проекта глобально-политического принесло наибольшие плоды в Великобритании:

 


Последние два пункта необходимо пояснить.

Под воздействием целенаправленного проведения библейского проекта в жизнь в глобальной цивилизации складывается своеобразная система внутрисоциальных взаимоотношений, проникающая во все её государства и национальные общества, признающие Библию священной или хотя бы безразлично-терпимо к ней относящиеся:

В своих внешних проявлениях масонство идеологически всеядно в буквальном смысле слова: оно поглощает, выжирая их изнутри, все концептуально безвластные общественные движения, и, действуя под прикрытием их идеологий, осуществляет всё тот же библейский проект порабощения всех. Такого рода идеологическая всеядность подаётся им обществу от своего имени и анонимно как веротерпимость, терпимость к чужим убеждениям, «толе­рантность».

Устремлённость же людей и обществ к получению конкретных ответов на вопрос «Что есть истина?», особенно в вопросах социологии, влечёт за собой нетерпимость к заблуждениям и лжи, и поскольку это подрывает системообразующий принцип идеологического разнообразия и «толерантности» в их масонской трактовке, то деятельная несанкционированная устремлённость к несанкционированной истине порицается масонством и его заправилами как одно из самых тяжёлых преступлений в сфере духовной жизни общества.

При этом масонство действует на основе разнородного многослойного эзотеризма: степени с 1 по 33 могут получить все вне зависимости «от роду-племени», с 34 по 66 — только иудеи, с 67 и выше — только раввины. Принадлежность к высшим степеням в каждом разряде требует в большинстве случаев (хотя могут быть и исключения) наследственной принадлежности претендента к системе.

Такая расово-клановая фильтрация и требование наследственной принадлежности к системе для получения высших степеней являются достаточно надёжным заслоном от продвижения внедрённой в масонство антимасонской агентуры на высшие руководящие посты на протяжении жизни одного поколения, о чём концептуально безвластные борцы с «жидомасонским заговором» (в котором и «жиды», и масоны — всего лишь «фигуры», устроенные несколько сложнее, чем шахматные) не задумываются (а у концептуально властных людей, не приемлющих библейский проект, в такого рода проникновении в его структуры с целью возглавить и изменить направление и характер деятельности — нет потребности).

Существование описанной выше системы расово-клано­вой фильтрации при продвижении по ступеням иерархии властных полномочий доказывается не ссылками на те или иные библиографические источники и спорами о достоверности высказанных в них утверждений о принципах организации масонства, а фактом продвижения библейского проекта в жизнь на протяжении многих веков. Это было бы невозможно без организации расово-клановой фильтрации при продвижении претендентов на высшие властные уровни в проекте: она защищает систему управления библейским проектом от действия против него принципа «для того, чтобы погубить неугодное дело, — его надо возглавить». И эта же система расово-клановой фильтрации позволяет реализовывать этот принцип в большинстве случаев против противников и жертв библейского проекта.

Всё это в совокупности образует систему «игр с ненулевой суммой» на уровне первого — третьего приоритетов обобщённых средств управления.


 

Предъистория США в её представленном выше виде протекала параллельно процессу становления Великобритании в качестве генератора будущей перезагрузки библейского проекта — проекта глобального миропереустройства.

Но было бы неправильно думать, что заправилы библейского проекта целенаправленно подставили Генриху VIII «эксклюзивную сексуальную экзотику» и возбуждали его на вступление в третий по счёту брак с нею вопреки канонам католицизма для того, чтобы создать англиканскую церковь и всё прочее, что привело Великобританию к тому, что именно она стала генератором перезагрузки библейского проекта. Управление такого рода процессами может быть охарактеризовано метафорически: «Сад растёт сам: садовник только ухаживает за ним — пропалывает, под­саживает новые растения, прививает на них подвои, поливает, удобряет и т.п.». Иначе говоря:

В жизни общества, ни одно явление не может быть создано из ничего и после этого «вытянуто за уши» до нужной кондиции, но открывшиеся возможности могут быть преобразованы в действующие тенденции, тенденции могут быть выращены в явления, а порождаемые обществом явления, могут быть взяты под управление, — разнородное по своим целям и средствам, — на какой основе жизнь общества обретает определённую целесообразность — управляемую направленность.

Тот факт, что «отцы основатели» США — если не все поголовно, то в их большинстве — были масонами, — хотя и не предавался огласке в отечественных учебниках истории, замалчивавших тему масонства и его роли в истории и функциях в политике, но после 1991 г. всё же стал достаточно широко известен в нашем обществе. Однако констатация этого факта, равно как и его муссирование и смакование в писаниях “борцов” с «жидомасонским заговором», — сами по себе ничего не объясняют вне соотнесения этого факта с тем спектром явлений общественной жизни, в котором выражается управление обществом в русле библейского проекта порабощения человечества от имени Бога.

Ещё один масон, однако живший в другой части света, оставил после себя мнение, которое многое объясняет в истории США, в их образе жизни, в политике их федерального правительства как внутренней, так и внешней:

«… самые действительные Наставники Народов суть Законы Государственные: они образуют и так сказать воспитывают народы и по ним нравы, обычаи, Понятия, вид свой и Деятельность свою получают, от них исходят Направление Умов и Волей; и потому утвердительно сказать можно что Политические и Гражданские Законы соделывают Народы таковыми каковыми они суть.

Из сего следует что одинаковые Гражданские Законы на целом пространстве Государства более всего содействовать будут к дарованию всем частям онаго одинаковаго оттенка Нравственности а тем самым и произведут ту совершенно крепкую и истинно тесную политическую связь в Государстве, коея существование столь благодетельно.

Из сего явствует что все Спорщики противу одинаковости Законов и образа Управления внимание свое обращали на частные предметы, не входя в соображение ни об общей связи Государственнаго Бытия, ни о Началах и основах из коих частныя сии разнообразности могли произойти» (П.И.Пестель. “РУССКАЯ ПРАВДА”, орфография и пунктуация цитируемой публикации: http://lib.babr.ru/index.php?book=4533; http://constitution.garant.ru/DOC_32000.htm).

И далее в разделе 16, озаглавленном «Все племена должны быть слиты в один Народ» (обратите внимание на эту фразу), П.И.Пестель пишет:

«В третьих: чтобы одни и те же Законы, один и тот же образ Управления по всем частям России существовали и тем самим в Политическом и Гражданском отношениях вся Россия на целом своем пространстве бы являла вид Единородства, Единообразия и Единомыслия. Опыты всех веков и всех Государств доказали что Народы везде бывают таковыми, каковыми их соделывают правление и Законы под коими они живут (выделено нами жирным при цитировании)» (П.И.Пестель. “РУССКАЯ ПРАВДА”, орфография и пунктуация цитируемой публикации: http://lib.babr.ru/index.php?book=4533; http://constitution.garant.ru/DOC_32000.htm).

Однако 14 декабря 1825 г. бунт группировки кланов Рюриковичей против клана Романовых, вдохновляемый заправилами мирового масонства, потерпел поражение благодаря тому, что наследник престола, ставший императором Николаем I, всё же сумел преодолеть собственную растерянность и саботаж ближайшего окружения, а вожди бунта — «кинули» друг друга, проявив растерянность и неспособность к самоорганизации.

Вследствие этого П.И.Пестель не сумел на практике убедиться в том, что:

И можно видеть по жизни, что после-ельцинский режим в РФ — продолжатель дела П.И.Пестеля и КО и их «юридического безпредела» со всеми вытекающими из этого факта объективно предопределёнными последствиями: у нас есть иммунитет к «юридической чуме», от которой Запад и США излечиться не могут.

И мимоходом отметив, что “Русская правда” П.И.Пестеля — несостоявшийся аналог “Декларации независимости” США, хотя и с запаздыванием на 50 лет, вернёмся к предъистории и истории Соединённых Штатов.

В ходе предъистории США в британских колониях в Северной Америке отчасти управляемо сложились в общем-то уникальные условия, которые обеспечивали объективные возможности реализации идей переустройства и унификации жизни многонационального общества, которые выразил П.И.Пестель в программно-масонском документе, названном им «Русская правда»:

  1. Все племена должны быть слиты в один народ.
  2. Народы везде бывают таковыми, каковыми их соделывают правление и законы, под коими они живут.

История США от истории всех других государств и обществ отличается своей противоестественностью:

В этой особенности США и состоит суть перезагрузки библейского проекта, начало которой положило «Бостонское чаепитие» (1773 г.) и “Декларация независимости” (4 июля 1776 г.).

История США до конца ХХ века укладывается в принцип, который П.И.Пестель не смог либо не пожелал выразить точно: Законодательство и правление на его основе должны сфор­ми­ровать общество таким, каким мы этого хотим.

Но будучи концептуально безвластным, П.И.Пестель по самодовольству и амбициозности в этом принципе за словом «мы» видел себя самого и своих будущих подельников, а не кого-то ещё — ему лично персонально неведомого, но кто действительно делал глобальную политику, но делал её не сам лично, а опосредованно: на территории России — руками П.И.Пестеля и прочих декабристов; на территории США — руками тамошних братанов-масонов; и так — в каждом регионе планеты.

Как было упомянуто ранее в рассмотрении предъистории США, основной целью деятельности Лондонской и Плимутской вирджинских компаний, организованных прави­тельством «Великобратании», было заявлено распространение христианства, что подразумевало интеграцию коренного населения (по крайней мере той его части, что примет христианство) в новое общество, однако реально процесс исторического развития США пошёл иначе.

Некоторые племена северо-американских индейцев действительно приняли христианство, и на этой основе начался процесс их интеграции в общество «американской нации». В результате возникли так называемые «цивилизованные индейцы», которые продолжали жить на землях своих предков. Однако этот процесс завершился не интеграцией коренного населения в общую для всех граждан США культуру, а практически полным геноцидом коренного населения.

«Владения «цивилизованных племён» превратились в маленькие индейские республики, смоделированные по образцу США — со своими конституциями и ветвями власти (президентов по традиции называли «верховными вождями»). Граждане этих республик во многом переняли образ жизни своих белых соседей из южных штатов. Часто это происходило благодаря смешанным бракам с лицами европейского или африканского происхождения (в канун Гражданской войны чистокровными оставались лишь 1/4 членов «Пяти цивилизованных племён»). Богатые индейцы владели плантациями и жили, как аристократы; у некоторых число чернокожих рабов исчислялось сотнями. Рабовладение стало для индейцев своего рода «побочным продуктом» программы федерализации, поскольку на момент её начала оно являлось частью жизни самих учителей-американцев.

Самостоятельное развитие «Пяти цивилизованных племен» было грубо прервано в 1830-х годов. Власти южных штатов при поддержке (а во многом и с подачи) федерального правительства решили ликвидировать индейские анклавы, а самих индейцев выселить на пустующие земли к западу от р. Миссисипи. Им пришлось воссоздавать свою цивилизацию заново. За последнее десятилетие перед войной Индейская территория превратилась в один из самых развитых регионов США к западу от Миссисипи. Правительства «Пяти цивилизованных племён» открыли первую сеть бесплатных школ в стране. У индейцев был самый высокий уровень грамотности на Западе. Большинство образованных индейцев умело читать и писать на двух языках — английском и своём родном, который сами сделали письменным, изобретя свои алфавиты. Они печатали на двух языках газеты. Многие приняли христианство.

В самой крупной индейской республике — Территории Чероки — в конце 1850-х годов насчитывалось около 22 тысячи жителей. Из них только 4 тысячи чероки-мужчин считались гражданами и имели право голоса. Остальную часть населения составляли женщины и дети чероки, негры (около 4 тысяч, в основном рабы), белые (около 1 тысячи) и индейцы других племён. Около 1 500 индейцев посещало 30 общественных школ, где все учителя (кроме двоих) также были чероки.

Когда южные штаты вышли из Союза, перед индейскими республиками встал нелёгкий выбор дальнейшего пути. У них установились прочные экономические и культурные связи с южанами — Индейскую территорию в литературе иногда даже называют «малой Конфедерацией». Однако вопрос о единодушной поддержке КША не стоял. Не все индейцы восприняли «южный образ жизни». Если у чокто и чикасо таковых было большинство, то у чероки, криков и семинолов оставались приверженцы традиционного уклада. Они сторонились городов, занимались привычным хозяйством и не собирались вмешиваться в конфликт белых людей. Среди чистокровных индейцев активно работали миссионеры-аболиционисты. Сильнее всего против рабства были настроены семинолы, которые давно жили с неграми бок о бок и прятали у себя беглых рабов. Наконец, были те, кто не считал возможным изменять старым договорам с федеральным правительством и рушить наладившуюся за последние годы жизнь. Кто-то не забыл, что с исконных земель северяне и южане прогоняли индейцев сообща; особенно свежи были воспоминания у тех же семинолов, третья по счёту война с которыми закончилась всего несколько лет назад. Поэтому они не делали разницы между первыми и вторыми.

У криков и особенно у чероки «конфликт двух миров» усугублялся ещё и тем, что в годы Великой депортации часть индейцев пошла на компромисс с федеральным правительством, и переселилась на Запад добровольно, на более или менее сносных условиях. Остальных депортировали насильно. Уже на Индейской территории между сторонниками и противниками компромисса началась настоящая гражданская война, которая прекратилась только при вмешательстве федеральных властей. В 1861 году члены «договорной партии» превратились в самых горячих сторонников Конфедерации — это была наиболее американизированная часть общества. Напротив, их политические противники — даже имея интересы на Юге — порой отказывались вмешиваться в конфликт просто потому, что не желали служить с ними бок о бок.

(…)

Индейская территория заплатила за участие в Войне Севера и Юга непомерно высокую цену. По сути дела, индейцы стали единственными, кто эту войну проиграл по-настоящему. Ни Конфедерация, ни Союз не оправдали их чаяний. За годы войны экономика индейских республик оказалась полностью разрушенной — значительная часть окультуренных земель превратилась в выжженную пустыню. Тысячи людей погибли, тысячи стали беженцами. По примерным подсчётам, к концу войны 33 % женщин Индейской территории овдовели, 16 % детей лишились отцов, а 14 % полностью осиротели. После войны «Пяти цивилизованным племенам» пришлось восстанавливать отношения с США, заключая новые договоры. В глазах федерального правительства они были не просто разбитыми мятежниками, а ещё и индейцами-мятежниками (14-я и 15-я поправки к Конституции США индейцев не коснулись). Поэтому с ними обошлись соответственно, не делая разницы между теми, кто воевал за конфедератов и теми, кто воевал против них. В послевоенные годы остатки автономии, ещё имевшиеся у индейских республик, методично уничтожались, от самой Индейской территории кусок за куском отчуждался в пользу белых поселенцев. В 1907 году Индейская территория была окончательно ликвидирована и вошла в США как штат Оклахома. «Пяти цивилизованным племенам» уже в который раз за последние сто лет пришлось начинать всё сначала» (http://america-xix.org.ru/civilwar/sumter-appomattox/indeans.php).

«Могикан можно, пожалуй, назвать одним из наиболее известных племён Северной Америки, благодаря многочисленным литературным произведениям, в которых достаточно достоверно описана жизнь и нравы племени. Подобная популярность среди литераторов, скорее всего, связана с тем, что могикане приняли христианство быстрее других племён и, следовательно, раньше других начали принимать участие в жизни переселенцев из Старого Света. Вполне вероятно, что именно эта адаптация и привела к постепенному исчезновению племени. В наши дни в общину коренных жителей Северной Америки входит лишь одно из отдалённо родственных могиканам племен — мохиган, чьи обычаи и язык, однако, значительно отличаются.

Могикане, как и ирокезы, являются выходцами из долины реки Гудзон (именно там они впервые встретили «белых богов», т.е. европейских переселенцев в 1609 г.). Позднее, в результате постоянной вражды с племенем могавков, а затем и с переселенцами, они обосновались на территории современных Висконсина, Массачусетса и Коннектикута. Самоназвание племени — «мохикуньо» — буквально означало «народ великой реки» в память о почти осёдлом образе жизни, который они вели на берегах р. Гудзон. Приход протестантских миссионеров не вызвал протеста у могикан, и к 18 в. почти всё племя приняло христианство, которое, тем не менее, прекрасно уживалось с их исконными верованиями. Это был взаимовыгодный союз: христианская церковь обеспечивала племени защиту от эксплуатации европейцами и посягательств на исконные земли коренных жителей, а могикане, в свою очередь, сделали всё, чтобы расширить владения протестантской общины в Новом Свете. Однако такой союз не устраивал колонизационное правительство, стремившееся прибрать к рукам как можно больше земель, заплатив наименьшую цену. Церковь оказалась не в силах долго противостоять требованиям правительства, и вскоре миссионерская деятельность пошла на спад. А вместе с этим стала уменьшаться и численность племени. Несмотря на значительную помощь, оказанную могиканами колонистам во время французской и индийской военных кампаний, а так же в период американской революции, к концу 18 в. племя было окончательно лишено прав на свои земли и ограничено зоной резервации. А уже к середине 19 в. был утрачен даже язык могикан» (http://indeec.net/mogikane.html).

Как явствует из сообщаемого в цитированных источниках, по крайней мере, на Юге — на Индейской территории — процесс интеграции культур коренного и пришлого населения протекал в общем-то успешно, если вынести за скобки вопрос о рабовладении как о норме жизни человеческого общества.

Но вдруг федеральное правительство в Вашингтоне проявило инициативу к геноциду коренного населения, воспользовавшись поводом: в итоге в гражданской войне между южанами и северянами и южане, и северяне каждый по-своему выиграли, а проиграли её — индейцы. Потом в ходе «освоения дикого Запада» простые американцы, поощряемые масонским режимом в Вашингтоне, в дороге от скуки стреляли по индейцам из ружей прямо из кибиток («вагончиков»), в которых их семьи совершали переезд к будущему месту жительства. Довершила дело геноцида «огненная вода» — виски — оружие геноцида (5‑й приоритет обобщённых средств управления / оружия).

Причина такого отношения к коренному населению в том, что инициаторы перезагрузки библейского проекта на территории Северо-Американского континента стремились к тому, чтобы у создаваемого ими общества «новой Атлантиды» не было никакой памяти о своей предъистории — ни об индейской, ни о европейской, ни о какой-либо иной — африканской, японской, китайской и т.п.; чтобы у населения не было никакой исторической памяти об этапе предъистории ни в виде памятников культуры, ни запечатлённой в родовых эгрегорах населения — так называемой «генетической памяти», доступ к которой (по мнению заправил проекта) должен был быть наглухо заблокирован.

Достичь этого во многом удалось, хотя и не абсолютно, вследствие чего простые американцы в большинстве своём наивны, самоуверенны и амбициозны, как малые дети: могут быть по-детски добры, при этом творя зло, которому их научили «старшие братаны-масоны», не понимая при этом его сути и воспринимая его как должное; так же, как и малые дети, они искренне обижаются, когда встречают неодобрение их действий не-американцами.

— Что поделаешь: Духу Америки («Spirit of America») всего 200 лет, из которых не было ни года свободного развития — всё детство под опёкой няньки-робота — братанов-масонов.

Но геноцид коренного населения Америки свершился не сразу с началом истории США. Организовать его сразу же, хотя и было желание, но не было возможности: британским колониям не хватало для этого ресурсов. Но как только ресурсы — военно-экономические и людские, подчинённые федеральному правительству, стали достаточными для его свершения, — геноцид коренного населения был осуществлён в кратчайшие сроки. И естественно, что, по мнению многих американцев, ставших жертвами соответствующего промывания мозгов, индейцы в нём сами же и виноваты: не приняли с распростёртыми объятиями и рабской покорностью первых вторгшихся на их земли заморских искателей золота и серебра с изначально рабовладельческими наклонностями, которых послало «для распространения христианства» правительство «Великобратании».

«Обнуление предъистории» было одной из целей политики при создании «новой Атлантиды» потому, что из предъистории проистекают тенденции, которые могут быть активны на протяжении многих веков и тысячелетий, а активность такого рода тенденций по отношению к принципам, сформулированным П.И.Пестелем, представляет собой «собственные шумы» системы, снижающие качество управления ею по избранной концепции, либо делающие его невозможным. Именно под воздействием такого рода «собственных шумов» библейский проект и зашёл в Европе в тупик к концу эпохи крестовых походов, о чём речь шла ранее.



Некоторые аспекты геноцида коренного населения нашли своё отражение и в искусстве США. Ниже представлена картина Джона Гэста “Американский прогресс”. Обратим внимание на два обстояте­ль­ства:

Первое — в Русской живописи покорение Средней Азии, происхо­див­шее примерно в то же время, что и освоение «дикого Запада» США (началом активных боевых действий со стороны России можно считать поход на Хиву 1839 г. и завершением — 1881 г., когда регион был подчинён управлению имперской адми­ни­стра­ции), ото­бражено в картинах В.В.Вере­ща­гина (1842 — 1904) и предстаёт в них как трагедия для обеих сторон. Однако за покорением Средней Азии последовала интеграция её народов в жизнь империи, а потом — в жизнь СССР, в результате чего все народы сохранились, а их культуры получили развитие. По сути в результате «покорения Средней Азии» Российской империей они вышли из тупика безпросветного феодализма, что было следствием уклонения их исторически сложившихся культур от идеалов, оглашённых в Коране.

А представленная картина Джона Гэста — идеализация и романтизация геноцида в отношении коренного населения Северо-Американского континента, проводимого заправилами библейского проекта руками “свободолюбивых” англо-саксов и других выходцев из «цивилизованной» библейцами Европы — отщепенцев от европейских народов. Т.е. в ней довольно хорошо выразились реальные, а не декларативные нравы и коллективная психика “нации” «США-анцев».

Американский прогресс

Картина Джона Гэста “Американский прогресс” (1872 г.), изображающая Колумбию (символ США, предшественница «дяди Сэма»), прогоняющую индейцев с их земель во имя продвижения цивилизации на Запад. (Иллюстрация взята с сайта: http://www.usinfo.ru/indejcy.htm).

Второе — Колумбия видится одноногой калекой, что для изображения национального символа «симптоматично»: судьба у США изначально — как минимум «хромая», если не одноногая, хотя анатомически нормальный орлан на их гербе лучше двуглавого урода на россионском гербе.


 

3.3.1.3. США: возникновение, становление, самопиар и реальность

В процесс формирования общества «новой Атлантиды» не вписалось только коренное население Северной Америки именно потому, что оно было носителем определённой предъистории и за это было большей частью уничтожено.

Но прежде, чем говорить о процессе формирования общества США, необходимо сказать несколько слов о войне за независимость северо-американских колоний против метрополии — «Великобратании».

 


«В 1765 г. английское правительство провело через парламент Акт о гербовом сборе, по которому все торговые и иные гражданские документы облагались штемпельным сбором. Одновременно решено было расквартировать в Америке английское войско в 10 тыс. чел. с обязательством американцев обеспечить его жильём, определёнными продуктами питания и предметами мебели для удобства солдат. Акт о гербовом сборе был открыто несправедлив к американцам. Так, например, чтобы получить права нотариуса в Англии надо было заплатить 2 фунта стерлингов, а в Америке — 10. К тому же это был первый закон о налогах, которые были предназначены непосредственно для Англии. До этого налоги использовались для развития инфраструктуры торговли и промышленности и были, в основном, понятны населению.

(…)

В 1767 г. Англия обложила таможенными пошлинами ввозимые в американские колонии стекло, свинец, бумагу, краски и чай; затем, когда нью-йоркское законодательное собрание отказало в субсидии английскому гарнизону, английский парламент ответил отказом в утверждении каких бы то ни было постановлений нью-йоркского законодательного собрания, пока оно не смирится; в то же время министерство приказало губернаторам распускать законодательные собрания, которые будут протестовать против английских властей. Американцы отвечали агитацией за неупотребление подлежащих оплате пошлинами товаров — и действительно, эти товары стали доставлять английскому казначейству не более 16 000 фт. ст. дохода (при 15 000 фт. ст. расхода по взиманию пошлин), то есть в 2,5 раза менее, чем ожидалось. Ввиду этого новые пошлины были отменены в 1770 г., но пошлина на чай удержана как подтверждение права метрополии».

Т.е. правящая “элита” «Великобратании», которой были свойственны паразитические наклонности, как и всякой “элите” в любой стране, к 1765 г. пришла ко мнению, что «курочка», которую они на протяжении двух столетий выращивали за океаном, должна наконец-таки начать нести «золотые яички» для заправил метрополии. И есть основания полагать, что решение о расквартировании в Америке за счёт колоний 10 000-ного контингента войск метрополии, было масонской провокацией, направленной именно на то, чтобы вызвать в колониях сепаратизм, поскольку нигде не отмечено, чтобы колонии просили метрополию оказать им военную поддержку и прислать воинский контингент. И эта провокация была приурочена к введению Акта о гербовом сборе. По отношению же к «гербовому сбору» размещение контингента в Америке — “вполне разумное” «полицейское мероприятие», цель которого обеспечить готовность к подавлению возможного активного недовольства нововведёнными налогами.

В итоге «Великобратания» предприняла попытку усмирить мятеж в колониях, что и привело к войне за независимость США, продолжавшейся с 1775 по 1783 г., в ходе которой в 1776 г. и была оглашена “Декларация независимости” североамериканских колоний, и они трансформировались в самостоятельное государство.

Так произошла перезагрузка библейского проекта, осуществлённая на территории Северо-Американского континента, в каком деле Великобритания исполнила миссию генератора перезагрузки.

Если смотреть на эти события с уровня управления библейским проектом в целом, то судя по всему, правящая “элита” «Великобратании» не вняла каким-то намёкам на тему, что северо-амери­кан­ские колонии — вовсе не собственность британской короны, а являются собственностью других политических сил, по отношению к которым «Великобратания» — только инструмент в их проекте на определённом этапе его осуществления. Когда этот этап завершился, то «Великобратании» итогами войны за независимость США дали понять, что не надо путаться под ногами у «серьёзных людей», которые делают глобальную политику.


 

Теперь можно обратиться к рассмотрению собственно процесса формирования общества США и его культуры, включая и субкультуру организации управления делами общества государственностью и директоратами предприятий.

Начальные условия этого процесса на завершающем этапе предъистории США таковы:

Однако масонство — само по себе концептуально безвластно, т.е. не является предиктором системы управления США, что было отмечено выше, поскольку библейский проект, если и осознаётся теми или иными «братанами» персонально как проект глобально-поли­ти­ческий, то оценивается ими как безальтернативный. Всякий региональный филиал масонства — только 1) коллективный зомби-ретранслятор политической воли заправил глобального библейского проекта по отношению к тому региону, в котором развёрнута сеть «провинциальной» масонской ложи, а также и 2) «интерфейс», на который замыкаются обратные связи в процессе управления региональной социальной системой по полной функции заправилами библейского проекта.

При этом порабощённые системой действуют на основе в общем-то простой алгоритмики:

  1. Верность Библии отождествляется ими с собственной если не свершившейся праведностью, то устремлённостью к праведности, и это — основа всего дальнейшего.
  2. Библейская социология представляется им как безальтернативная, ориентированная на воплощение в жизнь Промысла.
  3. Оценивается Божие попущение в отношении окружающих, живущих на основе иных представлений о жизни, не соответствующих Библии и принятым в системе нормам и традиции истолкования жизни на её основе.
  4. Божие попущение эксплуатируется своекорыстно соответственно синтетическому постулату протестантизма и буржуазного либерализма: «праведность выражается в богатстве и иных видах проявления успешности».
  5. Если кто-то начинает эксплуатировать Божие попущение в отношении приверженцев этой системы, то это искренне расценивается ими как сатанизм оппонентов, который должен быть подавлен.

Объективно:

 


Соответственно описанной выше алгоритмике и нравственно-религиозным принципам заправил библейского проекта, такие исторические факты, как:

— объективно неизбежные следствия этой алгоритмики и нравственно-религиозных принципов заправил библейского проекта.

Также необходимо упомянуть один из не осуществлённых Вашингтоном проектов геноцида — план «Дропшот» нападения на СССР с массированным применением ядерного оружия, который не был осуществлён единственно потому, что к запланированному сроку нападения США утратили свою монополию на ядерное оружие и средства его доставки, вследствие чего ожидаемый ущерб от войны для себя оценили как неприемлемый.

С позиций этой алгоритмики все, кто живёт вне норм либерально-буржуазного проекта и осознанно или бессознательно противится переходу их обществ к этому образу жизни, реализованному в США, — дикари, подлежащие безжалостному и безпощадному уничтожению.

Поэтому, если кто-то не прочувствовал такого рода экспорта свободы и демократии из США на себе, то это не потому, что США это не свойственно либо описанное выше было частными эпизодами в их истории, а просто потому, что ваша очередь ещё не пришла…

Но и вполне лояльные либерально-буржуазному укладу США их граждане не гарантированы от того, чтобы вкусить плоды этой алгоритмики и нравственно-религиозных принципов заправил библейского проекта:

— это только наиболее известные примеры такого рода, когда жертвами описанных выше алгоритмики и нравственно-религиозных принципов заправил библейского проекта ста­новились возомнившие о своей свободе рабы либерально-буржуазной версии проекта, ядром которой являются США.


 

Таковы были исходные данные и начальные условия для решения глобально-политической задачи создания «новой Атлантиды». Для её создания требовалось нарастить численность населения, интегрированного в культуру, целенаправленно формируемую на основе описанной выше алгоритмики из 5 пунктов и принципов, выраженных П.И.Пестелем. Наращивание численности населения протекало общеизвестными двумя путями: естественно-биологическое «расширенное» воспроизводство на месте и приток новых переселенцев из других регионов планеты.

Что касается рождённых в штатах, то они росли в условиях действия принципа, сформулированного Пестелем, и под его давлением становились в большинстве своём таковыми, какими их делало правление и законы, под властью которых они вырастали. А масонство обеспечивало соответствие законов проекту, а правления — законам, безжалостно пресекая всевозможные уклонения от предписываемых через него правил. Предъистория общества вследствие её «обнуления» этому процессу не мешала.

Может быть высказано возражение в том смысле, что выходцы из Европы и других стран, будучи представителями своих народов, не могли не принести в духе своих родовых эгрегоров и некой предъистории, свойственной каждому из них.

В действительности это скорее «совсем не так», нежели «не совсем так».

Сказанное в двух предъидущих абзацах касается всех выходцев из других культур, включая и африканцев, которых привозили в США в качестве рабов.

Национальное своеобразие культур в США до начала массовой и во многом неконтролируемой федеральным правительством иммиграции, начавшейся со второй половины ХХ века, имело место только в границах жилища, в котором жили семьи иммигрантов и их потомков, не забывших какие-то элементы культуры своих предков. То есть «Англия», «Ирландия», «Германия», «Италия», «Китай», «Япония» и т.п. могли существовать только в пределах быта семьи переселенца в США. За пределами жилища все, кроме евреев, — становились «США-анцами»: евреи же — везде евреи вследствие действия принципов построения и проведения в жизнь библейского проекта. При этом:

Места компактного проживания этнически своеобразных диаспор в составе общества США (типа «чайна-таунов»), не становились политическими представительствам их этнических родин, а только вносили некое этническое разнообразие в культуру страны и производили вполне стандартных «США-анцев» в новых поколениях.

Максимум, что мог породить «чайна-таун» или какой-либо иной этнически своеобразный «таун» — субкультуру выходцев из (нужное проставить) как часть культуры США.


 

В общем же перезагрузка библейского проекта на территории Северо-Американского континента была успешно произведена в период с XVI по начало XIX века.

От первичного развёртывания библейского проекта в синайском «турпоходе», в ходе которого искусственно целенаправленно была выведена новая порода людей — исторически реальное еврейство (теми же методами, как впоследствии заводчики выводили новые породы домашних животных), перезагрузка библейского проекта на Северо-Амери­канском континенте отличалась тем, что в её ходе была «обнулена» эгрегориальная память о предъистории искусственно создаваемой новой общности людей — «США-анцев», а эгрегориальная память выходцев из синайского «турпохода» в основном уцелела и временами даёт о себе знать.

Однако и эта версия библейского проекта, породившая буржуазно-либеральный жизненный уклад (в США — в его наиболее ярком — “эталонном” виде), как и католическая версия шестью столетиями раньше, впала в кризис, получивший в марксизме название «общий кризис капитализма», выражающийся во множестве внутрисоциальных конфликтов по всему миру и в глобальном биосферно-экологическом кризисе.

Но тема «общего кризиса капитализма», который вовсе не является порождением марксистской пропаганды, а представляет собой суровую жизненную действительность, принёсшую в прошлом и обещающую в будущем множество неприятностей и бедствий, не является темой настоящей записки.