Сайт материалов КОБ

1. Введение в проблематику

Все возможные и известные ныне экономические теории разделяются на два класса:

Теории второго класса проистекают из осознания того, что средствами воздействия на общество, осмысленное применение которых позволяет управлять его жизнью и смертью, являются:

  1. Информация мировоззренческого характера, методология познания и творчества, осваивая которую, люди строят — индивидуально и общественно — свои «стандартные автоматизмы» распознавания и осмысления частных процессов в полноте и целостности Мироздания и определяют в своём восприятии иерархическую упорядоченность их во взаимной вложенности, вырабатывают новые знания и навыки.
  2. Информация летописного, хронологического, характера всех отраслей Культуры и всех отраслей Знания. Она позволяет видеть направленность течения процессов и соотносить друг с другом частные отрасли Культуры в целом и отрасли Знания.
  3. Информация фактоописательного характера: описание частных процессов и их взаимосвязей — существо информации третьего приоритета, к которому относятся вероучения религиозных культов, светские идеологии, технологии и фактология всех отраслей науки.
  4. Экономические процессы, как средство воздействия, подчинённые чисто информационным средствам воздействия через финансы (деньги), которые представляют собой предельно обобщённый вид информации экономического характера.
  5. Факторы геноцида, поражающие не только живущих, но и последующие поколения, уничтожающие генетически обусловленный потенциал освоения и развития ими культурного и духовного наследия предков: ядерный шантаж — угроза применения; алкогольный, табачный и прочий наркотический геноцид, пищевые добавки, некоторая косметика, все экологические загрязнители, некоторые медикаменты — применение; «генная инженерия» и «биотехно­ло­гии» — потенциальная опасность.
  6. Прочие факторы, главным образом силового воздействия, — оружие в традиционном понимании этого слова, убивающее и калечащее людей и разрушающее и уничтожающее материально-технические объекты цивилизации.

Однозначных разграничений между ними нет. Приведенная иерархически упорядоченная классификация построена на основе выделения доминирующих факторов разнородных средств воздействия, известных обществу.

При применении этого набора внутри одной социальной системы это — обобщённые средства управления ею. А при применении их же одной социальной системой (социальной группой) по отношению к другим, при несовпадении концепций управления в них, это — обобщённое оружие, т.е. средства ведения войны, в самом общем понимании этого слова; или же — средства поддержки самоуправления в иной социальной системе, при отсутствии концептуальной несовместимости управления в обеих системах.

Соответственно все экономические теории «для клерков» относятся к обобщенному оружию уровня третьего приоритета, поскольку именно они формируют четвёртый приоритет обобщённых средств управления — алгоритмику поведения множества предпринимателей, политиков и их экономических консультантов, журналистов и т.д. Экономические теории «для клерков» могут существовать в обществе только в условиях культа извращённых представлений о воздействии на жизнь обобщённых средств управления высших приоритетов.

Альтернативные им действительно работоспособные экономические теории для хозяев являются следствием осознания неопределённостей во мнениях на уровне первого — третьего приоритетов и определённых ответов на встающие вопросы в смысле, что есть истина, а что заведомая ложь и недопонимание существа дела.

Отсутствие мнений и «плюрализм мнений» в отношении всех шести приоритетов обобщенных средств управления должны быть изжиты, в противном случае ни одно общество не может избежать повторения судьбы древнего Рима: победному маршу его легионов подчинялись все соседи, в ужасе трепетавшие перед его военной мощью, но Рим пал вследствие того, что его военная мощь была разрушена иными средствами ведения войны, применение которых не воспринималось его стратегами и политиками в качестве ведения войны.

«Банальность»: производство ведётся ради удовлетворения потребностей людей. Они удовлетворяются на основе общественного объединения труда и продуктообмена, сопровождающего производство и распределение. Благосостояние — взаимно дополняющее единство производства и распределения, но эта мысль постоянно пребывает вне понимания большинства политиков и их экономических советников.

Благосостояние обеспечивается либо подрывается как отданием адресных приказаний в пределах досягаемости «вертикали власти», так и помимо «вертикали власти» — «стихией» рыночной торговли, осуществляемой на основе сложившихся писаных и неписаных законов.

Основанием для торговли во всех случаях является невозможность управления в приказном порядке продуктообменом, как в сфере производства, так и в сфере распределения конечного продукта между семьями, представляющими собой «зернышки», из которых произрастает общество в преемственности поколений.

Вне зависимости от того в форме каких общественных явлений предстает перед глазами наблюдателя эта невозможность распорядиться продуктообменом, первопричиной, вынуждающей к торговле и порождающей «стихию рынка», является неспособность одноцентричных структур управления управиться со всею информацией в темпе течения народно-хозяйственных процессов. Вследствие этого в жизни общества неизбежно существование многоцентричного структурного управления, протекающего в объемлющем его бесструктурном самоуправлении общества на основе безадресного распространения информации.

Поэтому разрешение проблем общественно-экономического характера состоит в том, как согласовать в русле единой стратегии многоцентричное структурное управление и бесструктурное самоуправление общества. При этом необходимо понимать, что структурное управление выкристаллизовывается из бесструктурного по мере того, как контуры циркуляции информации в бесструктурном управлении обретают устойчивость и осознаются более или менее широкими слоями населения в качестве постоянно действующих на профессиональной основе общественных институтов.

Рост качества самоуправления экономических отношений в обществе оценивается их участниками как повышение покупательной способности каждого из них. Но оценивается это взаимоисключающе в зависимости от того, с какой категорией субъект себя отождествляет в условиях рынка, связующего производство и распределение конечной продукции. Качество самоуправления в производственно-потребительской системе общества растёт:

Задачей макроэкономического управления является непрестанное разрешение конфликта оценок качества макроэкономической саморегуляции «потребитель — производитель» как в сфере производства, так и в сфере распределения. Для этого необходимо поддержание покупательной способности производителей и потребителей продукции в пределах, обеспечивающих динамику развития определённых видов производств в регионах, которая, в свою очередь, экономически воздействует на динамику демографии, задаваемую на уровнях первого — третьего приоритетов обобщенных средств управления по субъективному нравственно обусловленному произволу, исходя из понимания внеэкономических факторов.

Это необходимо потому, что большинство населения лишено (конъюнктурой рынка труда, прежде всего) возможности перейти в более высокодоходные социальные группы. Неспособность общества непрестанно и своевременно разрешать этот конфликт обостряет разнородную внутрисоциальную проблематику, что способно привести общество к погибели.

Средств макроэкономического управления во многосекторной экономике по существу два:

Последнее является результатом применения средств управления первого — третьего приоритетов по отношению к глобальной цивилизации: Библия и Талмуд — доктрина скупки мира у дураков и обращения дураков в рабство на основе иудейской международной монополии на ростовщичество, как средство управления четвёртого приоритета; сами еврейские массы в своем большинстве благонамеренны как и все прочие, этой глобальной политики не осознают и являются инструментом-биороботом осуществления целей хозяев проекта и его первыми жертвами.

Соответственно всегда возможен конфликт «государственность — международная корпорация ростовщиков-расистов». Этот конфликт может быть разрешён в пользу народов, если государственность в своей внутренней, внешней и глобальной политике способна нейтрализовать деятельность ростовщической международной мафии. Так было в СССР при И.В.Сталине, так было в Арабском халифате в эпоху его становления.

Но этот конфликт может быть разрешён и вопреки интересам народов, если государственность «ляжет» под ростовщическую международную мафию. Это имеет место ныне на Западе. И в эту систему пытаются безвозвратно втянуть Россию в ходе всех инспирированных международниками потрясений, революций и перестроек, имевших место со второй половины XIX века по настоящее время.

Культивирование в обществе негативного отношения к государственному налогообложению и дотациям, сочетающееся с представлением СИСТЕМНОГО БАНКОВСКОГО ростовщичества и спекуляций на биржах в качестве естественных и потому неизбежных видов экономической деятельности, — выражение политики защиты мафиозной международной ростовщической монополии на управление производством и потреблением в этом обществе.

Всякая государственность, не имеющая или не огласившая в народе альтернативы библейско-талмудическому проекту скупки мира и порабощения людей на основе расово организованного международного ростовщичества, обречена «лежать» под ростовщической мафией и служить, если не прямо, то косвенно осуществлению целей её хозяев.

Гитлеризм в Германии не был альтернативой, а имитировал альтернативу, будучи содержательно ложен на первом — третьем приоритетах. То же касается и его наследников в последующие за разгромом нацистской Германии времена в ней самой и в других странах.

Соответственно этому общественно-политические течения: «христианские» церкви (включая и Русскую православную), синагога, ритуально-фанатичные «мусульмане», живущие вопреки смыслу Коранического Откровения, буржуазно-демократические, интернационал-социалистические (марксистские) и национал-социалистические партии — являются не союзниками простонародья и государственности в борьбе с библейско-талмудическим проектом порабощения всех от имени Бога, а средствами его осуществления на территории государства.

Это не исключает временного сотрудничества государственности с кем-либо из них с целью ослабления и уничтожения одних врагов народов руками других врагов народов, в русле определённой собственной стратегии, для открытого осуществления которой собственных сил недостаточно (так строился социализм при И.В.Сталине). Однако такая политика, опускаясь до уровня шестого приоритета обобщенного оружия, неизбежно влечёт жертвы и среди непонимающего народа.

Всякий народ, всякое многонациональное общество, в котором альтернатива библейско-талмудическому проекту выражена и оглашена помимо существующей государственности, породит новую государственность, которая защитит его от библейско-талмудических поработителей тем более эффективно, чем ярче будет его мировоззренческое размежевание с библейско-талмудическим проектом, и чем честнее каждый будет перед самим собой и, как следствие, — перед другими людьми. В России альтернатива библейско-талмудическому проекту уже оглашена: http://www.dotu.ru , в частности.

Всякая государственность, которая поддержит не извратив общественную инициативу, направленную против библейско-талмудического проекта порабощения человечества от имени Бога, выдержит всё, будучи подкреплена поддержкой её народов Свыше, а также и непримиримыми междоусобицами в стане её противников.

Соответственно, защита Отечества от поползновений хозяев библейско-талмудического проекта требует от государственности эффективной внутренней, внешней и глобальной политики, включающей в себя взаимно согласованно средства управления-оружия от первого приоритета до шестого.

Поэтому получивший некоторую известность во властных кругах России план «Тайфун», в котором в качестве основного средства нормализации экономической жизни страны предлагается задавить налогами под 98 % от прибыли ростовщическую деятельность, заведомо неэффективен. В частности, в сфере макроэкономического регулирования он заведомо неэффективен потому, что не предусматривает управления покупательной способностью производителей и потребителей продукции и услуг как в отраслях, так и в регионах с целью обеспечения благоприятной демографической динамики и экологической безопасности общества. Одного запрета ростовщичества или подавления его иными средствами для обеспечения экономической безопасности общества недостаточно. То есть невозможно обойтись без ясно понимаемого изложения политики государства в отношении производства и распределения продукции, кредитования и страхования (в том числе и страхования частного предпринимателя от банкротства); без разработки законодательства, выражающего эту политику и защищающего сферу экономики от несовместимых с нею действий; без построения в обществе механизма осуществления государственной налогово-дотационной политики в отношении всех экономических субъектов.

На этом уровне рассмотрения проблем самоуправления общества законодательство рассматривается как свод стандартных алгоритмов решения управленческих задач с общественно приемлемым уровнем качества управления. Соответственно законотворчество о хозяйственной и финансовой деятельности должно быть алгоритмически целесообразным по отношению к избранной концепции общественно безопасного устройства жизни людей в преемственности поколений, а не представлять собой строительство лабиринта в стиле «вавилонской башни», в котором одни частные предприниматели имеют право охотиться при помощи судей под надзором прокуратуры на доходы других частных предпринимателей, всех наёмных работников и государственности, не задумываясь о последствиях культивируемого в их среде рвачества и о том, кто и как будет расхлебывать эти последствия.

Экономические теории хозяев обусловлены нравственностью: истинной нравственностью, а не показной.

Благонравие прямо исходит из того, что каждому человеку дóлжно быть наместником Божиим на Земле. Соответственно равенство человечного достоинства всех людей должно поддерживаться и во всех внутрисоциальных отношениях. Поскольку никто не способен подменить своей персоной всё человечество, то все профессиональные навыки и прочие личностные особенности не характеризуют достоинство человека, а являются только своего рода приданым к нему, и потому все люди в нормальном обществе должны быть равно уважаемы, в повседневной жизни и трудовой деятельности добросовестно поддерживая один других.

Злонравие ПРЯМО, ИНОСКАЗАТЕЛЬНО И ПО УМОЛЧАНИЮ исходит из того, что достоинство человека выражается в том, сколько других людей от него так или иначе зависит; в основе зависимости лежит персональное, клановое, корпоративное владение знаниями и навыками, не освоенными другими. Иными словами достоинство человека выражается в принадлежности к корпорации или касте (цари, знахари, воины, купцы, ремесленники, крестьяне, неприкасаемые и т.п.), по её существу — профессиональной корпорации. При последовательном развитии этой доктрины за бóльшим или меньшим количеством людей и профессиональных корпораций хозяевами системы начисто отрицается достоинство человека.

В зависимости от той истинной нравственности, которую несёт читатель, он либо согласится с высказанным разграничением благонравия и злонравия, либо будет настаивать на противоположном определении каждого из них, либо вследствие его безнравственности уйдёт от ответа или признает некоторую долю «праведности» и за благонравием, и за злонравием в каком угодно определении каждого из них.

У безнравственных всегда есть шансы стать «мыслящей травой» на поле боя, которая представляет интерес для участников длящейся на протяжении всей истории нынешней глобальной цивилизации «холодной войны» (временами переходящей в войну огнём и мечом) только как размножающаяся биомасса, поголовье которой — в зависимости от целей противоборствующих сторон — должно быть уничтожено или сохранено для воспроизводства будущих поколений населения: нравственно и мировоззренчески уже иного населения.

Нравственность — это смесь из благонравия, злонравия и безнравственности. Эта смесь у каждого субъекта, у каждого общества своя, что и порождает в обществе непонимание и конфликты между субъектами и между социальными группами.

Достоинство человека состоит в том, что он непреклонно освобождается от злонравия, а его благонравие выражается в его благой деятельности, которая проистекает из его искреннего понимания Божиего промысла и ни при каких обстоятельствах не может проистекать из своекорыстия (включая своекорыстное вожделение рая или своекорыстную боязнь ада: в этих двух видах своекорыстия выражается недоверие Богу).

Соответственно показанному различию нравов люди порождают и различную этику, включая и два несовместимых друг с другом вида политики и два взаимно исключающих друг друга класса экономических теорий для хозяев:

Как организовать производство и распределение в обществе так, чтобы в преемственности поколений всегда были устойчивы и здоровы биоценозы (биосфера), чтобы люди не переполнили свою экологическую нишу, чтобы в обществе не было голодных, бездомных, не получивших достойного человека воспитания или обделённых каким-либо иным образом по не зависящим от него самого причинам?

Это — главный вопрос экономической науки.