Сайт материалов КОБ

3.5. Что может и чего не может «свободный» рынок

Прежде всего необходимо понимать, что «свободный рынок» это — культовый блеф, поскольку реальный рынок давно не свободен: он подчинён глобальным корпорациям ростовщиков и котировщиков. Но даже, если устранить эти два фактора, порождённые этим же «свободным рынком» вследствие действия на нём принципа абсолютной продажности «продаётся всё, на что есть платёжеспособный спрос», то и в этом случае он не способен обеспечить саморегуляцию производства и потребления в интересах подавляющего большинства людей и общественного развития. Причина этого в законах ценообразования на «свободном рынке».

Потребности людей в продукции неравноприоритетны. Это известно издревле: «Главная потребность для жизни — вода и хлеб, и одежда и дом, прикрывающий наготу». В этой цитате из Библии обобщающе символично перечислены основные группы демографически обусловленных потребностей личностного и семейного характера в условиях стабильности жизни общества. Их можно расписать сколь угодно более детально, но для понимания рассматриваемой нами проблематики важно то, что древний автор библейского текста приводит их в порядке убывания значимости каждой из групп потребностей при некотором достигнутом личностью (семьёй) уровне экономического благосостояния. И этот порядок убывания значимости потребностей (см. таблицу 2) неизменен на протяжении всей истории нынешней глобальной цивилизации.

Таблица 2.
Перечень групп демографически обусловленных потребностей

Приоритет Группы
потребностей
Характер
потребностей
1 Улучшение возможностей получения образования и воспитания подрастающими поколениями и прочие потребности обеспечения безопасности жизни общества и развития его культуры, включая и улучшение среды обитания. Потребности коллективного — общественного характера, удовлетворение которых (с точки зрения личности) выражается в предоставлении разнородных благ посторонним людям, государственным институтам и общественным организациям.
2 Пища. Потребности личностного и семейного характера, удовлетворение которых выражается в потреблении разнородных благ самим человеком и членами его семьи.
3 Одежда.
4 Жилище для семьи и её развития.
5 Социальные услуги — то, что человек (или семья) не может сделать сам — либо вообще, либо не может сам сделать быстро и хорошо, вследствие чего это для него делают другие.
6 Свободное времяпрепровождение и разнородные средства для обеспечения личностного развития.

Тот факт, что группа потребностей общественного характера обладает наивысшим приоритетом по отношению к обеспечению развития общества в долговременной перспективе, — вообще не осознаётся многими не только обывателями, но и политиками, не говоря уж о том, чтобы политика реально строилась, исходя из признания этого приоритета.

«Группа личностно-семейных потребностей № 6 в перечне таблицы 2 — свободное времяпрепровождение и разнородные средства для обеспечения личностного развитияпо своей сути (а не по адресации необходимых для её удовлетворения благ) обладает общественной в целом значимостью. Причём именно она — наиболее важная из числа текущих (а не перспективных) потребностей общественного характера, поскольку общественное развитие как процесс и как результат — это некое произведение (а не сумма) личностного развития множества живущих людей. Но эта группа потребностей — только шестая в перечне при личностном масштабе рассмотрения, а не первая либо вторая, вследствие того, что — на продолжительных по отношению ко времени его жизни интервалах времени — прежде, чем развиваться личностно, человек должен быть СИСТЕМАТИЧЕСКИ:

— в меру сыт,

— как минимум одет по погоде,

— у него должно быть постоянное место обитания (место обособления от общества, крыша над головой, где он может пребывать наедине с самим собой и Богом без помех со стороны окружающих его людей и воздействия природных факторов),

— у него должна быть возможность общаться с другими людьми по разным поводам (социальные услуги — в самом широком понимании этого термина).

Иными словами, голод и холод, неустроенность быта как непродолжительные эпизоды, не угрожающие физиологической гибелью, личностному развитию — не помеха. Но если на продолжительных интервалах времени выше перечисленных жизненно необходимых благ человек не получает в объективно физиологически необходимых объёмах, то для него как личности возможна только борьба за физиологическое выживание. И чем больше таких людей, для кого «жизнь» — борьба за физиологическое выживание себя самого и своих близких в обществе — тем хуже перспективы этого общества».

Законы же ценообразования на «свободном рынке» таковы, что блокируют удовлетворение потребностей первой и шестой групп для подавляющего большинства населения: если у этого большинства появляются деньги — «лишние» по отношению к уже достигнутому ими спектру потребления, — то рынок реагирует на этот факт ростом цен на наиболее приоритетные группы продукции личного и семейного потребления, вследствие чего на оплату потребления первой группы потребностей денег не останется, а потребление по менее приоритетным группам продукции придётся ограничить или даже сократить: с этим граждане постсоветской России сталкиваются после каждого объявления власти о предстоящем повышении пенсий и зарплат — упреждающе по отношению к факту реального повышения доходов некоторой части населения цены сразу же подрастают на все продукты повседневного спроса.

Кроме того под воздействием общего роста цен (про ростовщичество как генератор роста цен и разрушитель производства забывать не следует) люди вынуждены искать источники дополнительного дохода и больше работать — подчас на нескольких работах. Вследствие этого у них нет времени, сил и средств на удовлетворение потребностей шестой группы.

Ну а если платёжеспособный спрос на определённые виды продукции (включая услуги) отсутствует, то соответствующие производства (включая предприятия, оказывающие разнообразные услуги, в том числе образовательного и досугово-развивающего характера) неизбежно обанкротятся (если они были созданы) либо не будут развиты (если их не было).

Но и «свободный» рынок труда подчинён тем же законам ценообразования, что и «свободный» рынок продуктов, в силу чего носители массовых профессий (и тем более носители профессий, не требующих сколь-нибудь длительного профессионального обучения и редких личных талантов) обречены на нищету вследствие сведения до минимума производственных издержек работодателями, которые платят минимум зарплаты из возможного и экономят на безопасности труда и на всём, на чём можно сэкономить, включая и совершенствование продукции, технологий и организации, норовя при этом уклониться и от предусмотренных законодательством обязательных платежей.

Поскольку массовая нищета препятствует оплате из собственного кармана образовательных услуг, предоставляемых как взрослым, так и детям, то рост профессионализма и развитие культуры в целом на основе «свободного рынка» тоже оказывается невозможным.

В силу этого «свободный рынок» способен единственно к тому, чтобы из поколения в поколение воспроизводить нищету, невежество и бескультурье подавляющего большинства населения, хотя лик этой нищеты и бескультурья меняется под воздействием научно-технического прогресса. Это подтверждается всею исторической практикой: какие-либо исключения неизвестны.

Т.е. «свободный рынок» — в силу свойственных ему законов ценообразования — ловушка для общества дураков, которое хозяева рынка предполагают держать в рабстве. Именно вследствие этого общество, если оно желает быть свободным, должно озаботиться регулированием рынка так, чтобы свойственные ему законы ценообразования служили обществу, а не его угнетателям.

Собственно этим пытался заниматься в годы «великой депрессии» президент США Ф.Д.Рузвельт. При наступлении острой необходимости решать проблемы государственного управления макроэкономикой практически он вынужден был отвергнуть «экономическую науку». 24 июля 1933 г. в одной из радиопередач из серии «Беседы у камина» он заявил следующее:

«Я совершенно не разделяю мнение тех профессиональных экономистов, которые настаивают, что всё должно идти своим чередом и что вмешательство людей неспособно повлиять на экономические болезни. Мне-то известно, что эти профессиональные экономисты с давних пор каждые пять-десять лет меняют свои формулировки экономических законов (выделено жирным нами при цитировании: это отрицание жизненной состоятельности экономической науки с грифом «для всех»)».

Вследствие непригодности «экономической науки для всех» к решению практических задач по выведению страны из кризиса Ф.Д.Рузвельту и его команде пришлось действовать по своему разумению. 24 июня 1938 г. в ещё одной радиопередаче из серии «Беседы у камина» он сказал:

«Конгресс образовал комиссию, которая будет заниматься накоплением фактологических данных, чтобы разобраться в путанице противоречивых учений об оптимальном регулировании бизнеса (выделено жирным нами при цитировании: это ещё один упрёк в несостоятельности «экономической науки»), а потом выработать более осмысленное законодательство о монополиях, фиксированных ценах и отношениях между крупным, средним и малым бизнесом. В отличие от значительной части остального мира, мы, американцы, твёрдо верим в частное предпринимательство и в прибыль как движущую силу человеческой деятельности. Однако мы понимаем, что должны постоянно совершенствовать практику бизнеса, чтобы обеспечить устойчивый разумный уровень доходов, научный прогресс, свободу частной инициативы, создать перспективы для маленького человека, справедливые цены, достойную заработную плату и постоянную занятость населения».

Так же Ф.Д.Рузвельт вынужден был признать необходимость государственного регулирования рынка. 30 сентября 1934 г. в одной из радиопередач из серии «Беседы у камина» он затронул вопрос о роли государственности в жизни общества:

«Я разделяю убеждение Авраама Линкольна, который говорил: “Законная задача правительства — делать для сообщества людей всё то, что им нужно, но что сами они, выступая каждый в своём индивидуальном качестве, не могут сделать совсем или не могут сделать хорошо” (выделено курсивом нами при цитировании)».

Однако расправиться со «священной коровой» неадекватной «экономической науки для всех» многознающий о закулисном Ф.Д.Рузвельт не посмел: не в его компетенции — и как президента, и как масона определённого ранга — были такие вопросы. Но более того, правящая «элита» США не позволила довести процесс построения новой социально-экономической системы до его завершения, в силу чего США и стали генератором и первой жертвой кризиса 2008 — 2009 гг.