Сайт материалов КОБ

2. Выводы…

Это – модель, но в неё заложены и инфляция меньше, чем та, что имеет место в РФ на протяжении последних 10 лет, и ставки ссудного процента, меньшие, чем те, под которые реальный сектор может кредитоваться в наши дни. И это приводит к вопросу о том, как интерпретировать полученные результаты по отношению к перспективам модернизации страны?

– К сожалению, однозначно: модернизация страны в таком финансовом климате невозможна в силу экспоненциального роста себестоимости осуществления долгосрочных проектов. А такими являются большинство инновационных проектов: два года требуется на строительство автострады регионального значения; на создание и начало производства нового автомобиля требуется от 2 до 5 лет; пять — десять лет требуется на создание нового поколения элементной базы радиоэлектроники или создание с нуля самолёта нового поколения. А фундаментальная наука, которая в принципе не может работать в режиме непосредственной самоокупаемости, станет неподъёмной для госбюджета при лавинообразном росте с течением времени объёмов её финансирования.

Тем более модернизация невозможна при проведении финансовой политики ограничения денежной массы, находящейся в обороте: рост цен под воздействием отнесения платежей процентов по кредиту на себестоимость продукции неизбежно приведёт к тому, что продуктообмен, необходимый для осуществления модернизации, будет невозможен из-за отсутствия у реального сектора необходимого объёма оборотных средств. Но даже, если проводить политику увеличения денежной массы, продукция, полученная в результате технологически и организационно успешно проведённой модернизации, будет обладать столь высокой себестоимостью производства, что её будет невозможно продать на мировом рынке.

Как можно понять из таблицы 3 (её последний столбец, вторая строка), если объём кредитования в 10 год в 7,46 раз превосходит базовый объём инвестиций для случая нулевой инфляции и беспроцентного кредитования, то нарастание потребности в кредитах в таких темпах сделает модернизацию невозможной вследствие отсутствия в банковской системе страны соответствующих кредитных ресурсов, тем более при политике ограничения денежной массы.

Мимоходом отметим, что признанный в качестве допустимого правительством РФ 15 %-ный ежегодный рост тарифов на услуги ЖКХ в течение 5-летия сожрёт платёжеспособный спрос населения при продолжении политики ограничения денежной массы, находящейся в обороте, что сделает невозможным сбыт продукции. Точно так же экспоненциальный характер обесценивания денег при многолетней инфляции многократно обесценивает накопления: так за 20 лет при 5 %-ной инфляции в 2,5 раза обесценится первый взнос в накопительную часть пенсии. Т.е. сложившийся в стране финансовый климат обрекает на крах и реформу пенсионной системы.

Понятно, что минфин, минэкономразвития, счётная палата, соответствующие комитеты Госдумы и обслуживающие их деятельность институты РАН и консалтинговые фирмы обладают ресурсами, позволяющими построить более сложные модели и провести оценку перспектив развития на их основе. Однако они, в отличие от нас, обязаны не только получить реальные прогнозы, но и выработать жизненно состоятельные рекомендации о том, как сформировать такой финансовый климат, чтобы успех модернизации стал неизбежным. Однако, похоже, они решают какие-то иные задачи…

Внутренний Предиктор СССР
01.08.2010 г.