Сайт материалов КОБ

3. Правовой нигилизм чиновничества снизу до верху = невозможность демократии и утрата государственного суверенитета

Начнём рассмотрение этого вопроса с самого низу «вертикали власти». Пример из жизни северной столицы — Санкт-Петербурга. Закон С-Петербурга № 239-29 запрещает стоянку автомобилей граждан на объектах благоустройства «без письменного разрешения должностных лиц, уполномоченных выдавать указанные разрешения в соответствии с правилами охраны и использования объектов благоустройства». Проще говоря, Ваша машина не может стоять на газоне, если Вы не обзавелись письменным разрешением уполномоченного на то чиновника.

То, что власти СПб ещё в 1990 е гг. уничтожили общественный транспорт и довели плотность городской застройки (сдуру и на основе коррупционной составляющей) до такой степени, что ни людям, ни машинам нет места, — это власть не интересует. Поэтому власть не считает себя обязанной оборудовать парковки достаточной вместимости ни в новостройках, ни в тех районах, где плотность застройки позволяет разместить парковки без какого-либо вреда для уже существующих объектов благоустройства и сокращения площадей зелёных насаждений до неприемлемого уровня. С точки зрения власти, она населению ничем не обязана, а платить за все её преступления и нераспорядительность должны те граждане, которые по бедности, организованной властью же, не могут жить в элитных домах с паркингами и в собственных коттеджах, как то свойственно богатеньким депутатам городского законодательного собрания (авторам Закона № 239-29) и высоким чинушам городской и районных администраций (которые “обеспечивают” соблюдение «капиталистической законности»).

Но даже если оставить в стороне эти морально-этические аспекты взаимоотношений власти и общества, то Закон СПб № 239-29 изначально дефективен и как исключительно юридический текст, поскольку в нём вообще нет каких-либо принципов разграничения дворовой территории общего пользования, где машины граждан могут стоять невозбранно, и объектов благоустройства, где стоянка машин действительно неуместна. Уведомления об этом питерские законодатели игнорируют — есть дела поважнее, нежели исправлять собственные ошибки законотворчества; и тем более негоже признавать перед «быдлом» собственную глупость и приносить извинения за преступную градостроительную политику последних 20 лет (тем более, если нет ума, чтобы выработать и осуществить иную градостроительную концепцию — лучшую, чем нынешняя).

Практика же применения Закона № 239-29 такова, что если Вы в черте Петербурга съехали с асфальта, то любой мент может обвинить вас в том, что Ваша машина стоит на газоне и Вы нарушили этот закон. При этом он может не иметь никаких претензий к владельцам нескольких рядом стоящих машин (нарушение Конституции РФ, ст. 19, ч. 2 о равенстве всех граждан перед законом и государственных гарантиях этого, на которую экипажу дорожно-патрульной службы (ДПС) плевать), в том числе и к владельцам тех машин, которые действительно выкатили их на газоны, переехав через бордюр (поребрик), разграничивающий асфальтированные проезды между домами и прилегающие к проездам газоны. Будет составлен протокол об административном правонарушении, в котором Вы можете выразить свои возражения со ссылками на нормы действующего законодательства, которое нарушает экипаж ДПС, после чего Вас призовут к ответу на административную комиссию района.

При этом необходимо обратить внимание на то обстоятельство, что не менее половины членов комиссии, чтобы занимать те должности, которые они занимают в районной администрации, должны иметь высшее юридическое образование: т.е. они не могут не знать законодательство и обязаны уметь соотносить его с жизнью, в соответствии с общепризнанным юридическим принципом, который некогда выразил предельно чётко Фидель Кастро, имея дело с «юстицией» диктатуры Фульхенсио Батисты на Кубе: «Элементарный принцип уголовного права требует, чтобы вменяемое в вину действие точно соответствовало виду преступления, наказуемого законом. Если же нет закона в точности применимого к спорному вопросу, нет и преступления».

И только в случае отсутствия закона, в точности применимого к спорному вопросу, вопрос может быть решён должностными лицами соответствующего уровня государственной власти в произвольном порядке по пониманию ими справедливости и общественно полезной целесообразности, т.е. «по понятиям», однако — с привязкой «понятий» к действующему законодательству в той его части, в которой оно однозначно понимаемо. О дефективности же законов до́лжно уведомлять законодателей, а те, по получении такого рода уведомлений (будь их авторами граждане либо органы государственной власти) обязаны устранить дефекты ранее принятых законов.

Тем не менее, «суконные рыла» административной комиссии выпишут Вам штраф в 5000 рублей, хотя Вы их уведомите о том, что менты цинично нарушили Конституцию РФ, которая обладает прямым действием (ст. 19, ч. 2), и что, выписав Вам штраф, комиссия нарушит ст. 49, ч. 3 Конституции РФ, поскольку Закон № 239-29 не содержит принципов разграничений объектов благоустройства и прочих территорий, и Вы, съезжая с асфальта в придорожную грязь, не пересекая бетонного бордюра, не ломая ограждений и не давя кустов живой изгороди, не могли знать, что съезжаете на «газон», который местная администрация якобы поливала своим потом на протяжении многих лет, вопреки тому, что на этом месте на протяжении многих лет существует стихийно возникшая парковка машин жителей ближайших домов. Вам предложат обжаловать решение административной комиссии в районом суде.

Попытка проделать это приведёт к тому, что на Ваше имя придёт заказное письмо с отказом в рассмотрении дела за подписью судьи со ссылками на ту статью Кодекса об административных правонарушениях РФ (ст. 30.1), которая возлагает обязанность рассмотрения такого рода обжалований именно на районные суды. При этом судья, отказывая Вам в рассмотрении дела, тоже нарушает Конституцию РФ.

В ответ на письма, обращённые к вышестоящим должностным лицам, которым подчинены члены административной комиссии, будут приходить издевательски-идиотские ответы за подписями их заместителей не по существу заданного им вопроса: На каком основании Ваши подчинённые нагло попирают законодательство и права граждан? Какие меры Вы намерены принять в отношении них, для того чтобы содействовать президенту в решении той задачи, которую он назвал главной для себя ещё до избрания на пост, а именно — «преодоление правового нигилизма»?

И кроме этого напомним ещё одну статью действующей Конституции РФ:

«Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причинённого ущерба» (статья 52).

Риторический вопрос о том, как это делается и какова статистика правоприменительной практики в отношении ст. 52, даже нет смысла задавать, поскольку «Армия воли народа», возглавляемая Ю.И.Мухиным, которая выступает за введение уголовной ответственности в отношении представителей госвласти (в том числе и президента) за невыполнение ими своих предвыборных обещаний и злоупотребления по должности, признана Мосгорсудом 19 октября 2010 г. экстремистской организацией, поскольку по мнению прокуратуры призывала к насильственному изменению конституционного строя РФ.

Т.е. сюжеты Кафки на фоне правоприменительной практики постсоветской РФ меркнут.

Конечно, порождение Закона С-Петербурга № 239-29 и практика его применения — не фабрикация на пустом месте заведомо ложного обвинения по расстрельной либо многолетне-каторжной статье, как это бывало в годы так называемых «сталинских репрессий». Но нравственно-этические принципы — те же, что и тогда, и те же, которые привели к трагедии в Кущёвской и криминально-чиновничьему беспределу в других местах, о проявлениях которого федеральные СМИ не сообщают ничего.

Но в деятельности власти фабрикация уголовных дел на пустом месте с различными целями — тоже имеет место. Так СМИ сообщали о возбуждении уголовного дела в Подмосковье против охотоведа, который «напал» на некоего депутата и его друзей, когда те браконьерствовали, а дело в отношении депутата и его друзей, которых охотовед пытался привлечь к ответственности за браконьерство, приостановлено по причине «невыявленности виновных лиц». Но есть ещё множество случаев, о которых ни федеральные, ни местные СМИ не сообщают.

Одна из губерний России. В губернском правительстве есть министерство культуры и соответственно — министр культуры. Очередным министром культуры стал настоящий человек искусства, а не профессиональный бюрократ, которого «бросили на культурку». При этом он — хороший организатор и коммуникабельный человек, по какой причине на ежегодные музыкальные праздники в столицу губернии приезжали звёзды мировой величины — не за гонорары, соответствующие их рейтингу, а потому, что им было интересно принять участие и приятно побыть в неформальной атмосфере музыкального праздника. Но у министра культуры была особенность: он не воровал, и соответственно — не «отстёгивал». Поэтому кто-то считал его плохим министром, не соответствующим занимаемой должности.

Избавились следующим образом. Должен был состояться концерт, финансирование которого осуществлялось из бюджета губернии. Однако исполнители, уже после назначения даты концерта, по не зависящим от министра причинам не смогли приехать, и концерт в назначенный день не состоялся. Он состоялся примерно через месяц. Ни копейки бюджетных средств не было украдено, тем не менее, завели уголовное дело по статье о «нецелевом использовании бюджетных средств», и не только довели дело до суда, но довели дело до обвинительного приговора.

Теперь, надо полагать, в губернии «правильный» министр культуры, к которому нет претензий по поводу «нецелевого» использования бюджетных средств. Так режим осуществляет борьбу с коррупцией и казнокрадством. Но приедут ли к новому министру на ежегодный музыкальный праздник звёзды мировой величины? — вопрос открытый…

Ну а в тех случаях, когда в силу разного рода причин как бы юридический путь нейтрализации или устранения тех, кто стал помехой тем или иным мафиозным группировкам чиновников, оказывается для них неприемлемым, то чиновничество вступает на путь беззастенчивой уголовной деятельности. Примером тому — факты о положении дел в городах Гусь-Хрус­таль­ный и Энгельс, которые режим вынужден был признать после событий в Кущёвской.

Писать о такого рода случаях в администрацию президента — без толку:

Теперь обратимся к рассмотрению того, что творится на вершине «вертикали власти». Жизнь показывает ещё один лик порочности режима — его несуверенность, ­т.е. подвластность зарубежным и транснациональным политическим силам, с точки зрения которых «многонациональный народ Российской Федерации» — природные ресурсы, на которые нормы этики не распространяются, а назначение «туземной администрации» — обеспечить их эксплуатацию в интересах мировой транснациональной олигархии.

В последний раз это выразилось в возложении Д.А.Медведевым вины за расстрел гитлеровцами осенью - зимой 1941 г. примерно 20 000 польских военнопленных на оккупированной территории СССР на И.В.Сталина: якобы по приказу И.В.Сталина поляки были расстреляны без суда и следствия весной 1940 г.

«Совершенно очевидно, кто совершил это преступление и ради чего. За это преступление отвечают Сталин и его приспешники. И у меня есть соответствующие документы, которые были получены из так называемой "особой папки". Эти документы сейчас присутствуют и в интернете, они общедоступны со всеми резолюциями.

Попытки поставить эти документы под сомнение, говорить о том, что их кто-то сфальсифицировал, это просто несерьёзно. Это делается теми, кто пытается обелить природу режима, который создал Сталин в определённый период в нашей стране» (интервью Д.А.Медведева польским СМИ в преддверии его визита в Польшу 6-7 декабря 2010 г.: http://www.kremlin.ru/transcripts/9707).

В 1990 е гг. протащить это обвинение в отношении И.В.Сталина через судебную систему РФ команде Е.Б.Н.-а не удалось: в «подлинных документах», якобы извлечённых стороной обвинения из «самых секретных» архивов СССР, сторона защиты выявила более полусотни признаков их подделки. Но возложить вину за расстрел поляков на И.В.Сталина режиму по-прежнему желательно: как минимум для того, чтобы выслужиться перед заправилами Запада. Поэтому 26 ноября Госдума приняла соответствующее заявление «О Катынской трагедии и её жертвах» — только фракция КПРФ единогласно проголосовала против.

В этом Заявлении Думы утверждается:

«Семьдесят лет назад (выделено нами при цитировании) были расстреляны тысячи польских граждан, содержавшихся в лагерях для военнопленных НКВД СССР и тюрьмах западных областей Украинской ССР и Белорусской ССР.

В официальной советской пропаганде ответственность за это злодеяние, получившее собирательное название Катынской трагедии, приписывалась нацистским преступникам. Эта версия долгие годы оставалась предметом подспудных, но от этого не менее ожесточённых дискуссий в советском обществе и неизменно порождала гнев, обиду и недоверие польского народа.

В начале 1990-х годов наша страна совершила важные шаги на пути к установлению истины в Катынской трагедии. Было признано, что массовое уничтожение польских граждан на территории СССР во время Второй мировой войны стало актом произвола тоталитарного государства, подвергшего репрессиям также сотни тысяч советских людей за политические и религиозные убеждения, по социальным и иным признакам.

Опубликованные материалы, многие годы хранившиеся в секретных архивах, не только раскрывают масштабы этой страшной трагедии, но и свидетельствуют, что Катынское преступление было совершено по прямому указанию Сталина и других советских руководителей».

Семьдесят лет назад — это 2010 – 70 = 1940, т.е. время до начала Великой Отечественной войны и оккупации ряда территорий СССР гитлеровцами.

Это — ещё одно проявление правового нигилизма режима, с которым режим якобы непрестанно борется ещё с ельцинских времён. Под давлением администрации президента РФ (гаранта Конституции), который готовился к визиту в Польшу, Госдума грубо попрала принцип разделения властей, прописанный в Конституции РФ, и, узурпировав полномочия судебной власти, — без соответствующего вердикта уполномоченного на то суда (т.е. без каких-либо прений и состязательности сторон в соответствии с нормами судопроизводства или проведения парламентского расследования), — возложила вину за совершение этого преступления на И.В.Сталина и высшее руководство СССР.

Т.е. администрация президента РФ и Госдума, переступив через действующую Конституцию РФ, 26 ноября 2010 г. совершили государственный переворот, вследствие чего они перестали быть легитимной государственной властью со всеми вытекающими из этого факта последствиями — как политическими, так и юридическими.

Этот вывод инвариантен (не зависим) от того, кто отдал приказ о расстреле польских военнопленных, поскольку дело не в том либо ином ответе на этот вопрос, а в юридически безупречной и научно-методологически состоятельной процедуре нахождения истинного ответа на него, которую государственная власть «проотрицала».

Конституционный суд не заметил произведённого госвластью антиконституционного переворота и молчит в тряпочку, поскольку у судей есть дело поважнее: они обживают новые хоромы в парковой зоне на Каменном острове в северной столице. Т.е. многократное попрание Конституций действующим правящим режимом — с точки зрения членов Конституционного суда — не преступление, а нормальное явление в государственном управлении, что по сути своей означает — в РФ Конституционного суда не существует: есть только беспринципные паразиты, замещающие своими телами в нём должности.

Т.е. положение дел с соблюдением законности в РФ ныне едва ли не хуже, чем было на Кубе в период правления диктатуры Фульхенсио Батисты, свергнутой кубинской революцией во главе с Фиделем Кастро 1 января 1959 г.

Положение усугубляется ещё и тем, что постсоветское законодательство, выражая идеи буржуазного либерализма и неуёмные интересы внутренних и транснациональных олигархических группировок, изначально по своей сути антинародно, а его массовые систематические нарушения самим режимом таковы, что только усугубляют антинародный характер государственно-мафиозной власти.

И хотя нынешний режим РФ соблюдает график проведения всевозможных выборов, и формально выборы проводятся на основе состязательности альтернативных партий и кандидатов, но реально режим — не демократический.

Дело в том, что реальная демократия не сводится к выборным процедурам и соблюдению их периодичности: история знает множество тираний, которые получали мандаты на правление путём организации именно формально демократических процедур голосования по тем или иным вопросам. Реальная, а не формальная демократия — это не только те или иные процедуры выдвижения народом своих представителей в органы власти. Главное её характеристическое свойство — отзывчивость органов власти к чаяниям народа, находящая своё выражение в практической политике, а также — защита будущего народа от его же пороков, унаследованных от прошлого. Отзывчивость чаяниям и защита будущего народа от пороков требует дисциплины в государственном аппарате, и соответственно — безжалостного устранения из госаппарата тех, кто нарушает эту дисциплину. Т.е. можно согласиться с мнением, высказанным Г.Я. Явлинским в одном из телеэфиров ещё в советские времена: «если я хочу, чтобы в обществе у меня была демократия, в государственном аппарате у меня должна быть диктатура», т.е. диктатура совести должна стоять над диктатурой Закона, выражающего интересы общественного развития.

Всё изложенное выше показывает, что в постсоветской РФ сложился способ правления, в котором:

Практически это означает, что режим, сам оборвав обратные связи с обществом, без которых адекватное управление невозможно, вошёл в алгоритмику создания революционной ситуации…

Ощущая такого рода опасность для себя и опасаясь возникновения неуправляемой им же революционной ситуации, он начал создавать разного рода экстремистов и провоцировать их на выступления «против конституционного строя» в удобное для себя время и в удобных для себя местах: один из примеров такого рода — столкновение «футбольных фанатов» с ОМОНом на Манежной площади в Москве 11 декабря 2010 г.; арест 24 декабря 2010 г. полковника в отставке В.В.Квачкова по обвинению в подготовке вооружённого мятежа — ещё один пример действий режима такого же характера; пример из прошлого — убийство генерала Л.Я.Рохлина, председателя комитета Госдумы по обороне, на его даче под Нарофоминском в 1998 г., ответственность за которое формально юридически возложили на его вдову.

И поскольку режим делает всё, чтобы возникла революционная ситуация, то остаётся вспомнить профессора сексолога и психолога Александра Моисеевича Полеева: “Следующая русская революция будет против юристов”. Эти слова он произнёс ещё 9 марта 2006 г. в программе «Культурная революция». По существу А.М.Полеев прав, и вопрос только в том, чтобы эта контрюридическая революция не вылилась ещё в одну социальную катастрофу, после которой потребуется ещё одно возрождение страны.

Внутренний Предиктор СССР
22 — 30 декабря 2010 г.