Сайт материалов КОБ

Где же центр власти?

Возможности легитимизации КОБ в традиционной культуре, в системах посвящений толпо-«элитаризма» и перспективы осуществления толпо-«элитаризма» «под знамёнами КОБ».

 

Веками Глобальный Предиктор, используя структуры «вольных каменщиков», интегрировал новые идеи в свою систему, подвергая их цензуре и придавая им после соответствующего редактирования легитимность в сложив­шейся системе толпо-«элитаризма». И в прошлом у них это худо-бедно получалось, поскольку понятийный аппарат, выработанный в библейской культуре, оставался неизменным на протяжении многих столетий и даже тысячелетий, а сама Библия не подвергалась нравственно-этическому анализу, порицанию и отрицанию её социологической доктрины. В этом смысле марксизм для них действительно не представлял ничего содержательно нового и по существу был созданной под их опёкой светской упаковкой для сохранения содержания той же библейской социологии в новых исторических обстоятельствах. Но с начала 90-х годов прошлого века их главная проблема — легитимизация Концепции Общественной Безопасности (далее — КОБ) в рамках своей системы, в сочетании с попытками легитимизировать свою систему под знамёнами КОБ. И то, и другое может протекать в двух вариантах, которые могут переплетаться:

  1. Легитимизация в их системе путём извращения КОБ на основе «пересказа» «своими словами» и избирательного цитирования отдельных фрагментов с последующим вытеснением текстов Внутреннего Предиктора СССР (далее ВП) из употребления более новыми «пересказами», в которых якобы то же содержание изложено «попроще» и в чём-то получило дальнейшее «творческое развитие».
  2. Притязания на легитимизацию своей системы под знамёнами КОБ путём признания КОБ в качестве официальной социологической доктрины новой эпохи при сохранении неизменными господствующих ныне:
    • личностно-иерархически организованных толпо-«элитарных» алгоритмов взаимодействия людей в коллективной деятельности,
    • кадровой политики, продвигающей к вершинам разнородной внутриобщественной власти прежде всего тех, кто безупречно лоялен лично вышестоящим в иерархии, искренне не понимает КОБ или сознательно лицемерит.

В этом варианте для них главное:

Всё это необходимо для того, чтобы подавляющее большинство людей жило бездумными невольниками безальтернативно навязанной им системы толпо-«элитаризма».

Объективно оба этих процесса уже идут сами даже не в силу чьего-то злого умысла, а просто потому, что все мы выросли в библейско-марксисткой толпо-«элитарной» культуре, вследствие чего психика всех (т. е. коллективная) и каждого в большей или меньшей мере замусорена информационно-алгоритмическими модулями, активизация которых в поведении людей, соприкасающихся с КОБ, укладывает это поведение в один из двух названных процессов:

Поскольку эти процессы имеют место вне зависимости от чьих бы то ни было намерений в силу объективности исторического прошлого, которое, «уйдя, не убрало за собой следов» (В. О. Ключевский), им остаётся лишь определиться в том, как и в каких обстоятельствах в их процессе управления поддерживать тот или иной вариант «обезвреживания» КОБ при сохранении толпо-«элитаризма» и их закулисной власти.

Отсюда казалось бы следует, что всякая профанация любого нового знания и его адресное распространение в обществе и представляет собой самый надёжный способ легитимизации нового знания в виде, безвредном для легитимной правящей иерархии в рамках её системы. И многим может показаться, что от этого нет никакой эффективной защиты. Однако защита есть.

Дело в том, что всё это действительно возможно, но... по отношению не к любому новому для общества знанию, поэтому слово «любого» в первом предложении предъидущего абзаца — лишнее, поскольку порождает умолчания, неадекватные Жизни. И главное из них состоит в том, что такое обобщение ошибочно по своей сути, как минимум в двух аспектах.

ПЕРВЫЙ АСПЕКТ: Распространение какой-либо общественно значимой (т. е. так или иначе затрагивающей жизнь многих людей) информации в обществе не может быть исключительно адресным, поскольку людям свойственно обмениваться информацией и своими мнениями о ней друг с другом, вследствие чего наряду с санкционированно-адресным распространением информации в обществе всегда имеет место и никем официально не санкционируемое циркулярное (безадресное, или иначе, — ко всем адресованное) распространение той же самой информации самими людьми. Именно вследствие этого происходят, с одной стороны, утечки во внеслужебных разговорах официально засекреченной той или иной системой информации; а с другой стороны — так же распространяется и новое знание по принципу «слухом земля полнится».

Ю. И. Мухин в своей книге «Асы и пропаганда. Дутые победы Люфтваффе» (Москва, «Яуза», «Эксмо», 2004 г., стр. 34, 35) пишет по этому поводу следующее (отчасти даже в терминологии КОБ — выделено курсивом):

«... возникает большой соблазн установить монополию на СМИ — это чрезвычайно легко. Достаточно поставить нужных людей в несколько влиятельных газет, телеканалов и радиостанций, раскрутить десяток подонков в качестве «умных людей» (Скажем не спускать их с экранов и дать им Нобелевскую премию), и вслед за ними толпа интеллигентствующих кретинов всех остальных СМИ будет тупо вбивать в головы обывателя любую ложь в полной уверенности, что это и есть истина. Разве в СССР была такая должность «цензор»? Разве журналистов в СССР кто-то проверял, что именно они дают в печать или в эфир? Но они все тупо долбили в головы масс, что коммунизм — это молодость мира. А сегодня у СМИ разве есть цензоры? И тем не менее все эти выдающиеся журналисты СССР Познеры, Бовины, Боровики и прочие Яковлевы с Лацисами на 180° сменили ориентацию и также тупо вдалбливают в головы масс, что капитализм — это молодость мира. Части этих подонков стали платить несколько больше, но остальные распространяют эту ложь задаром.

(...) СМИ не являются монополистами в сфере информации, поскольку их конкурентами является прямая передача информации от человека к человеку. Да, этот способ маломощный (выделено жирным нами при цитировании), но капля камень точит. Что было толку от монополии КПСС на СМИ в СССР?

Конечно, силы, имеющие власть над СМИ с прямым обменом информации между людьми борются всеми способами, и сегодня любые объединения людей, в которых они могут получить информацию, минуя СМИ, подменяются фиктивными — фиктивными партиями, профсоюзами и даже фиктивными религиями, а те организации, которые не собираются становиться фиктивными, подвергаются жестокой травле СМИ и правительств, причём этой травли не могут избежать даже очень могущественные организации, скажем такие, как мусульманство».

Что касается «мощности воздействия» на общество процессов обмена информацией людьми в прямом личностном общении, то в оценке Ю. И. Му­хина есть неопределённость, подразумевающая вопрос по умолчанию: в каком смысле может идти речь о «мощности воздействия»? — в смысле широты охвата аудитории? в смысле быстродействия — т. е. скорости проявления результатов в жизни? в смысле необратимости в достижении определённого качества? или же в каком-то ином смысле?

Нас прежде всего интересует вопрос о «мощности воздействия процессов обмена информацией» в смысле необратимости в достижении определённого качества в жизни людей и общества в целом. И в этом смысле прямой обмен информацией мощнее воздействия и СМИ, и системы образования. Это признаёт и сам Ю. И. Мухин: «капля камень точит» — метафора «капля» указывает на низкое быстродействие; а вот то, что она «камень точит» — указывает на гарантированную необратимость результата.

Однако нас интересует не необратимость результата в том смысле, чтобы одна ложь или одно искреннее заблуждение в жизни общества были бы замещены другой ложью или другим искренним заблуждением, с которыми бы общество по прошествии некоторого времени должно свыкнуться и жить под их властью до очередной замены лжи на новую ложь. Нас интересует достижение такого качества процесса общественной жизни, в котором ложь и искренние заблуждения обнажались бы заблаговременно, т. е. до того, как общество оказалось бы под их властью и начало бы расхлёбывать вызванные ими беды.

Толпо-«элитаризм» может существовать устойчиво в преемственности поколений лишь тогда, когда одна ложь и искренние заблуждения периодически замещаются другими, а Правда-Истина для общества неотличима от лжи и потому легко вытесняется из его культуры под видом очередного заблуждения или заведомой лжи, унаследованных от прошлых эпох.

Вот в этот-то процесс оппоненты и хотели бы загрузить КОБ: т. е. для них наилучший вариант действий — легализоваться под её знамёнами для того, чтобы потом отторгнуть её под видом лжи или искренних заблуждений прошлых эпох и заместить в масскультуре некой будущей ложью.

Но не всякое знание можно слить в историческое прошлое, загрузив его в этот процесс. И в этом — существо второго аспекта умолчаний.

ВТОРОЙ АСПЕКТ: Информация по качеству своего воздействия на общество и людей персонально — разнородна, и её разнородность объективно связана с сущностью человека и сущностью глобального исторического процесса.

Если исходить из того, что Бог — есть и Он — Вседержитель, то в Жизни не может осуществиться ни одно действие так или иначе не работающее на осуществление в будущем целей Божиего Промысла — становления Царствия Божиего на Земле усилиями самих людей.

Если исходить из того, что для всякого человека и человечества в целом нормально жить в ладу с Богом, то необходимо признать, что в нынешней глобальной цивилизации этот идеал не осуществлён. По отношению к этому обстоятельству в жизни людей и обществ могут выражаться три стратегии поведения, которые могут осознаваться ими в большей или меньшей мере и которые могут переплетаться, взаимно проникая друг в друга в жизни одного и того же человека или одного и того же общества:

Если исходить из того, что вечной душе человека в бытность её на Земле предоставлены возможности думать и осмысленно выбирать стратегию поведения, которую душа будет поддерживать своею волей в этом мире, то можно понять, что действительно отношение всякого разумного субъекта к информации, циркулирующей в обществе (хоть в СМИ и системе образования, хоть в прямом личностном общении), не может быть безразличным. И это касается как человека, сталкивающегося с той или иной содержательно специфической информацией, так и Бога, осуществляющего процесс Вседержительности.

По отношению к последнему высказыванию у некоторых людей может возникнуть вопрос:

— А как мы можем увидеть и прочувствовать отношение Бога к информации, циркулирующей в обществе?

— Через «язык» жизненных обстоятельств, который естественно каждый будет понимать, исходя из своих представлений о Жизни и процессах, протекающих в ней.

Поэтому процесс сливания прошлых заблуждений и Правды-Истины под видом лжи и заблуждения с целью замещения их новой ложью и новыми заблуждениями работоспособен только в таком обществе, где в силу разных — большей частью искусственно созданных обстоятельств — люди живут бездумно, как заведённые автоматы. Но такие сообщества людей устраняются из Жизни в процессе Вседержительности по мере того, как в обществе возникают иные — более жизненные — в нравственном и интеллектуально-творческом отношении личности и сообщества, жизнь и деятельность которых более соответствует Божиему Промыслу.

И в силу того, что Вседержительность осуществляется и она целесообразна, то в обществе всегда есть люди, которые, соприкасаясь с информацией о сущности бытия человека и человечества, не остаются к ней безразличными вне зависимости от того, ложна эта информация или истинна. Одни из них уже к моменту соприкосновения с такого рода информацией готовы опровергнуть то, что считают ложью и заблуждениями и готовы утвердить в жизни Правду-Истину; а другие — в течение более или менее продолжительного времени обретают такую способность в своём личностном развитии либо — безсмысленно завершают жизнь, отказавшись от личностного развития и попусту прожигая ресурсы своего организма и «среды обитания».

Но процесс этот не безцельный, а обладает своей внутренней логикой, поскольку именно в нём выясняется, что в Жизни объективно существует некое знание которое можно назвать «совершенным». Особенность этого знания в том, что им невозможно злоупотребить, направив его против осуществления Промысла. В силу этого обстоятельства совершенное знание не нуждается в сокрытии его под предлогом «во избежании злоупотреблений» со стороны невежественных или нравственно порочных людей.

Именно в силу этого обстоятельства совершенное знание не нуждается в системе явных и тайных посвящений, а обязывает общество к тому, чтобы совершенное знание было доступно всем и каждому соответственно его потребностям и личностному развитию.

Но совершенное знание не нуждается в системе тайных посвящений и под предлогом защиты его носителей от гонений со стороны неправедного общества и его внутрисоциальновластных институтов (государственности, мафий и т. п.), поскольку если соприкоснувшиеся с ним осваивают его, изменив соответственно ему свою нравственность и организацию психики, то они оказываются в статусе наместников Божиих на Земле, осуществляющих Промысел, вследствие чего всем процессом Вседержительности и они лично, и пребывание в обществе совершенного знания защищены Свыше вплоть до того, что особо настойчивые оппоненты и властные институты погибают.

Однако поскольку в обществе всякое знание выражается во мнениях людей, которые далеко не всегда могут быть наилучшей формой выражения разнородных знаний, в том числе и совершенного знания, то уже в силу этого сокрытие мнений о сути совершенного знания является злоупотреблением; но злоупотреблением не совершенным знанием как таковым, а обладанием им либо некоторым приблизительным его выражением или чем-то иным, что претендует на ранг совершенного знания. Такие действия являются злоупотреблением либо потому, что прямо препятствуют распространению совершенного знания в обществе и становлению жизни людей на его основе, либо потому, что содействуют сохранению и воспроизводству разного рода лжи и заблуждений. И хотя совершенное знание может быть изолгано самими людьми, старающимися приспособить его к своекорыстию, однако в силу своей жизненности, оно само обнажает ложь, если люди чувствуют Жизнь и думают о смысле жизни как своей личной, так и человечества в целом.

КОБ — в силу того, что повествует о сути человека и перспективах человечества как в русле Промысла, так и в области попущения Божиего, — в настоящее время претендует на то, чтобы быть выражением совершенного знания в нашу эпоху, даже при условии, что в процессе его выражения допускаются ошибки.

Но эти ошибки безвредны по отношению к жизни общества при условии, что люди сами думают и о сути совершенного знания как такового, и о сути Божиего Промысла в Жизни, и о своей личной миссии на Земле. Если же они отказываются от работы своих чувств и разума в этом направлении, пытаясь подменить свою личную жизнь и жизнь человечества авторитетом тех или иных текстов, включая и тексты КОБ, то ничего хорошего ждать таким людям и таким обществам не приходится, поскольку не только заведомая ложь, но даже Истина, становясь безрассудной верой людей, вводит их в заблуждения. Однако виновата в этом не ложь, и уж тем более не Истина, а сами безрассудно живущие люди...

Но именно того, что в Жизни есть совершенное знание, обладающее определёнными качествами, отличающими его от прочих знаний и мнений, и обязывающее людей объективно к определённому отношению к нему в своей дальнейшей жизни, и не понимают оппоненты КОБ, а потому и не учитывают этого в своих действиях. И чтобы загрузить КОБ в процесс слива мнимой или настоящей лжи и заблуждений прошлых эпох, оппоненты должны суметь нейтрализовать воздействие не столько даже его выражения, сколько самого совершенного знания. При этом необходимо понимать, что:

Но судя по статьям в СМИ, оппоненты этого не понимают, как не понимают и того, что вследствие этого проблема легитимизации КОБ или легитимизации их системы под знамёнами КОБ для них — на нравственно-приемлемых им принципах толпо-«элитаризма» — неразрешима ни сейчас, ни в будущем. Примером тому статья в форме фельетона «Российские тайны: Внутренний Прапорщик».

Этот фельетон как нельзя лучше иллюстрирует попытки легитимизации КОБ её оппонентами. Если его прочтёт человек, никогда не слышавший о КОБ и не читавший работ, сопутствующих КОБ, то он даже не сможет сказать — о чём этот фельетон. Поэтому прокомментируем содержание фельетона, но сначала постараемся определить цели его публикации. На наш взгляд они остались неизменными по сравнению с периодом 15-тилетней давности, когда в феврале 1990 года в журнале «Молодая гвардия» была опубликована статья «Концептуальная власть: миф или реальность?» — «Катнуть шар» и посмотреть на реакцию «элитарной» патриотической тусовки — чего она понимает в этих вопросах? Тогда «катнувшие шар» убедились, что «элитарная» толпа в этих вопросах не только ничего не понимает, но и приложить усилия к тому, чтобы понять хоть что-то, — не желает.

Прошло почти 15 лет и снова проверка «элитарной» толпы на «вшивость», но на этот раз речь идёт не о патриотической «элите», а о либерально-демократической, поскольку именно через неё и подчинённые ей СМИ осуществляется контроль всего толпо-«элитарного» общества. Однако, по сравнению с периодом, предшествующим 1990-му году, с внедрением в систему, контролирующую весь спектр умонастроений в обществе — интернета, ситуация в стране и в мире кардинально изменилась. Что же даёт сегодня обществу, как объекту управления, и управленцам, как субъектам управления, интернет, количество пользователей которого по зарубежным оценкам во всём мире может приблизиться к одному миллиарду уже в ближайшие годы?

Интернет, как инструмент властвующего субъекта управления, с одной стороны, создаёт возможности для более быстрого и широкого (в смысле охвата различных слоёв общества) распространения всякого нового знания — (прямые связи), а с другой, — позволяет в силу его открытости и неподцензурности, получать более объективную картину всего спектра умонастроений в обществе — (обратные связи).

Но главное состоит в том, что интернет — открытая в смысле множественности субъектов-управленцев система, вследствие чего прямые связи, идущие от одних её участников, являются обратными связями других. То же касается и обратных связей: обратные связи одних представляют собой прямые связи других. И это тем более ярко выражается, чем более осмысленно целесообразно люди сгружают в сеть информацию и извлекают информацию из сети.

Вследствие этого интернет — наиболее яркое техническое выражение принципа: каждый управленец (властитель) в меру понимания работает на осуществление своих целей, а в меру непонимания, — на осуществление целей тех, кто понимает больше.

Что касается статистики распространения информации КОБ в российском обществе и за рубежом, то она весьма показательна. За 4 года существования сайта www.dotu.ru его посетили около 650 000 человек. Сайт www.kpe.ru достиг этого рубежа за один год. При этом динамика посещаемости обоих сайтов такова: если www.dotu.ru подошёл к рубежу 150—180 новых посетителей (при 350—400 всех посещений) в день за три года, то этой же величины сайт www.kpe.ru достиг менее чем за полгода, а в период предвыборных дебатов ко­личество новых посетителей иногда достигало 800—1000 (всех посещений — до 2500—4000 в сутки). После того, как «содержатель» сайта www.dotu.ru занялся критикой КОБ на основе «пересказа» её «своими словами» , демонстрируя при этом собственное незнание текстов КОБ и непонимание их смысла, то этот сайт оказался в процессе профанации КОБ, описанном выше, но при этом его посещаемость резко упала до 25—50 новых (при 100—150 всех посещений). Посещаемость же сайта www.vodaspb.ru, открытого 28.07.2003 г., росла по мере того, как деградировал сайт www.dotu.ru, и достигла порядка 100 посещений в сутки и более в течение года, поскольку те, кому интересна КОБ, а не её извращения в «пересказах» «своими словами» на сайте www.dotu.ru, обращаются к сайту www.vodaspb.ru.

Т. е. это говорит о том, что КОБ не укладывается в алгоритмику процесса: легитимизировать новое знание для того, чтобы извратить его и в будущем слить под видом лжи и заблуждений прошлых эпох. Общество в своём многовековом развитии к настоящему времени (август 2004 г.) уже доросло до того, что способно самостоятельно «сливать» неадекватные пересказы и вторжения с разнородным вздором в изложение кем бы то ни было совершенного знания без каких бы то ни было указаний и усилий со стороны ВП как одного из его выразителей.

Конечно, может возникнуть и такое мнение, что мы страдаем завышенными самооценками в отношении КОБ и своей деятельности. Те, кто думает так, пусть выразят совершенное знание лучше, чем это сделал ВП.

Но может сложиться мнение, что мы завышаем оценки КОБ нашими оппонентами, а на самом деле они о КОБ слыхом не слыхали или считают, что им нет дела до КОБ, и потому у них просто нет необходимости анализировать статистику посещения вышеназванных сайтов. Но для того, чтобы игнорировать КОБ, необходимо:

Обладать же совершенным знанием и скрывать его от других — такое целесообразно только для противников Промысла, которые спецификой совершенного знания вынуждены действовать на основе знания несовершенного, ущербного, а для обеспечения его эффективности — скрывать совершенное знание и препятствовать его распространению. Но что касается последствий сокрытия от общества выражения совершенного знания, то об этом было сказано выше.

Т. е. КОБ может иметь оппонентов двух видов:

При этом противники распространения в обществе совершенного знания могут подавать себя как сторонники совершенного знания, но выраженного лучше, чем это сделано в КОБ. Однако к настоящему времени открыто действующие в обществе оппоненты КОБ не только не предложили никакого альтернативного выражения совершенного знания, но, судя по их публикациям в интернете и прессе, ничего о нём по существу даже сказать не могут, а по отношению к его выражению зачастую уподобляются Лисе из басни Эзопа «Лиса и виноград», где «виноград» — аллегория совершенного знания. Лиса, не способная «освоить» виноград, чтобы не «потерять лица» в ситуации собственной несостоятельности, — обвиняет виноград в незрелости (русский аналог басни Эзопа — поговорка «не в коня корм»). В частности, наблюдая в течение года процесс деградации сайта www.dotu.ru, мы убедились, что кроме очумелого страха перед открытым выражением совершенного знания и попыток запугать им читателя, никакой жизненно состоятельной альтернативы КОБ на этом сайте предложено не было.

В то же время, как показывает анализ событий последнего времени, вся сколько-нибудь значимая информация, отвечающая текущим интересам деятельности ВП СССР и претендующая на альтернативное освещение совершенного знания, не проходит сегодня мимо участников работы ВП СССР. Это говорит о том, что в окружении участников ВП СССР за прошедшие 15 лет сформировалась группа содействия концептуальной деятельности, которая самостоятельно, то есть без какого-либо давления извне, осуществляет целенаправленную информационную поддержку при освещении проблем, затрагиваемых КОБ. Это, означает, что:

Оба названные процесса ведут к тому, что люди обретают концептуальную властность, пусть даже и совершая разного рода ошибки.

И хотя структуры, созданные специально для осуществления информационной поддержки систем посвящений и спецслужб, в обществе существуют, тем не менее можно говорить, что в России формируется совершенно уникальная система самоуправления общества, не имеющая аналогов в прошлой истории цивилизации.

В чём особенности (т. е. достоинства и недостатки) систем информационной поддержки спецслужб показывает фильм «Три дня Кондора», который почему-то регулярно (примерно раз в год) показывают на наших каналах ТВ. Кстати, в очередной раз он был показан 12 августа (в четверг) по ТВ-6. Согласно сценарию фильма, при финансовой поддержке со стороны ЦРУ, существует «контора», в которой около десятка интеллектуалов читают различные книжки (в том числе и детективы). Анализ ими содержания книг сгружается в базу специального компьютера, и работники ЦРУ на его основе создают различные сценарии экспансии США в тот или иной регион, предварительно объявляемый «зоной национальных интересов США». Чтобы этот сценарий не стал достоянием толпо-«элитарных» СМИ и общества, — отработавших своё интеллектуалов безпощадно и (с точки зрения непосвященных) немотивированно уничтожают. Этот фильм чуть ли не единственный в своём роде, анализ содержания которого даёт представление о том, что США — не самостоятельная страна, а всего лишь орудие глобальной экспансии каких-то сил надгосударственного уровня общепланетарного масштаба. А его регулярный показ по ТВ можно расценивать, как один из способов подачи советскому и постсоветскому обществу информации о существовании надгосударственного управления, организованного на мафиозно-корпоративных принципах.

Если же отслеживание процесса проникновения КОБ в общество её оппоненты ведут, то те, кто этим занимается, не могли пройти мимо того факта, что при численности «Концептуальной партии «Единение»» около 10 тыс. и понимании процессов формирования партийной массы, необходимой для регистрации партии, динамика роста посещаемости сайтов со столь сложной для её освоения информацией должна наводить оппонентов и опекунов КОБ на определённые размышления. При этом у них могут возникать вопросы типа:

— Что за люди посещают эти сайты?

— Каково их мировоззрение?

— Что они понимают из информации, выкладываемой на сайтах?

— Какова может быть реакция на информацию подобного рода: «согласен», «не согласен», «не моего ума дело»?

— Что можно ожидать от посетителей каждой группы, познакомившейся с этой информацией?

В результате такого обследования у них (оппонентов и опекунов КОБ, не разделяющих наши взгляды, и осознающих опасность их распространения в обществе для поддержания устойчивости управления по библейской концепции) должны возникать и такие вопросы:

Чтобы эффективно воздействовать на общество в информационном поле, складывающемся в условиях новой логики социального поведения, необходимо иметь представление об этих процессах.

На основе чего и где можно получить такое представление? — Только на открытых форумах и в ходе радиопередач в прямом эфире, где дискуссии по мировоззренческим вопросам идут без соответствующей цензуры (в радиопередачах можно задавать вопросы по телефону). Можно заметить, как ликвидировались форумы и радиопередачи, где обсуждались проблемы, поднимаемые КОБ (П. Вощанов — программа «Радио России» «Разговор со страной» после выступления 1 ноября 1999 г. председателя Центрального Совета КПЕ К. П. Петрова; форум на сайте «Российская газета» — «Есть такая партия»; форум газеты «Независимая газета» — после обсуждения мировоззренческой проблематики и др.). Из чего можно понять, что оппоненты — против открытого обсуждения проблематики КОБ и прекращают деятельность разнородных программ в СМИ, как только те начинают втягиваться в публичные дискуссии по проблематике КОБ, хотя самим участникам программ их закрытие может мотивироваться как-то иначе...

Так что же хотели сказать наши оппоненты фельетоном про «Внутреннего Прапорщика»?

Первое — это признание того, что мировоззренческая информация (своеобразный «прапорщик» внутри каждого) — основа для всякого безструктурного управления обществом.

«Если отказаться от прапорщика внутри себя — рушится вся схема, обеспеченная многовековой ментальностью. И как тогда быть?»

Второе — если формирование неадекватного Жизни мировоззрения и миропонимания общества (первый приоритет обобщённых средств управления) идёт под контролем легитимной иерархии, то управление обществом вопреки его интересам успешно осуществляется средствами третьего и четвёртого приоритетов обобщённых средств управления. Для иллюстрации этого положения в фельетоне приводятся два примера, казалось бы никак не связанные между собой по жизни: из банковской сферы и из сферы кино.

«Недавно были две истории. Андрей Илларионов 8 июля на пресс-конферен­ции про глобальное потепление говорил и про банковский кризис, упомянув в этой связи свою старую идею о разделении депозитной и инвестиционной функций банков.

Это о том, что инвестирование — не банковское дело, а другое занятие. Принял банк деньги на хранение — ну и пусть себе хранит, а не играет на бирже. Но эта идея даже не так чтобы старая, а и вовсе не идея, но базовый норматив для банков на Западе. А в России — да, остается идеей.

Другая история: один телеканал начал интенсивно производить кинофильмы, два уже выпустил и еще пять собирается. Логика, то есть, схожая: есть ресурсы — так чего ж не снять и не распиарить по всей территории приёма сигнала?

В целом ситуация схожа с известной максимой «что сторожу, то и имею», каковая — в типизирующем обобщении — вызывает к жизни фигуру условного прапорщика, сидящего на хозчасти».

Третье — впервые (пусть и на фельетонном уровне языком намёка-иносказания) признаётся, что Внутренний Предиктор — институт концептуальной власти — по своему статусу выше власти законодательной, а следовательно все законы страны и её основной закон (Конституция РФ) — являются следствием того, что принято называть объективной нравственностью индивида и соответствующего ей мировоззрения. Отсюда и объективная нравственность (зачастую не совпадающая с нравственностью, декларируемой индивидом) и соответствующее ей мировоззрение представляют собой некий стандарт нравственности — основу внутренней логики всех поступков индивида. Поэтому в фельетоне объективная нравственность получила название «стандартного, естественного менеджера».

«Очень похоже, что в государстве есть стандартный, естественный менеджер — Внутренний Прапорщик, который внутри каждого гражданина. Поскольку приведённые примеры относятся к социумообразующим сферам деятельности, такое предположение обоснованно. И даже странно, отчего в Конституции РФ не указывается, на какого конкретно человека государство глядит, кодифицируя свой тип сознания.

Отметим: принять Внутреннего Прапорщика в качестве главного актора правильно по-любому. Очевидно же, что Законы, которые бы составлялись в расчете на его логику, исполнялись бы куда лучше, нежели законы, имеющие в виду абстрактного гражданина и стерильные схемы взаимной деятельности».

Четвёртое — говорится о том, что культура (а следовательно и юриспруденция, как часть культуры) — вторична по отношению к определённой концепции управления, доминирующей в обществе. Какова концепция — такова и культура. При библейской концепции — вся культура в основе своей — библейская; при коранической — кораническая; при буддизме — буддийская и т. д. Впрочем, отмечает автор фельетона, представители культуры понимают это раньше всех и успешно используют это понимание в своих «творческих поисках».

«Здесь же и культурологический аспект: если постановить, что базовым типом страны является Внутренний Прапорщик, то и мастерам искусств будет проще в творческом поиске. Впрочем, они-то уже интуитивно ощутили, кто тут главный».

Пятое — доходчиво и кратко объясняется многим непонимающим, откуда такие ресурсы у Внутреннего Предиктора — по определению (латино-ан­глийское — ad def). То есть, если Внутренний Предиктор не только декларирует, но и деятельно формирует институт внутренней концептуальной власти, используя информацию всех приоритетов обобщённых средств управления, то информационное «разнообразие» ему доступно по определению — ad def.

«Здесь не рассматривается генезис — не выясняется, откуда всё это разнообразие у прапорщика берётся. Оно есть в наличии как ресурс, подлежащий потреблению. Откуда у банков деньги? Да банки они, там деньги и лежат. Так и к Внутреннему Прапорщику возможности прилагаются ad def».

Шестое — высказывается сомнение в интеллектуальных возможностях Внутреннего Предиктора, что позволяет выявить главную ошибку оппонентов в их восприятии народной концептуальной власти и её отличия от глобального надъиудейского предиктора. Точно также, как в теории суперсистем при столкновении конгломерата с блоком, конгломерат воспринимает блок в качестве другого конгломерата, здесь выявляется и главная трудность оппонентов КОБ в понимании сущности концептуальной власти: она якобы должна сама структурно контролировать всё и вся, а если этого не происходит, то «вся логика жизни обламывается». Но это не логика жизни, а логика тех, кто не понимает на каких принципах может работать институт народной концептуальной власти.

«Всё бы хорошо, но есть проблема размера опекаемого имущества. Если его уж очень много, то удержать разнообразие добра сложно, для этого прапорщику придётся увеличить свой IQ, а усложненность психики — не для его типа сознания. Но и это не самое неприятное. Если он что-то да не реализует (переизбыток возможностей, рожа вот-вот треснет), то нарушается вся схема, предполагающая реализацию всего, что подведомственно. Вся логика жизни обламывается».

Седьмое — естественное следствие шестого — непонимание того, что является основой различных типов строя психики, и главное, — что есть человечный тип строя психики, как основа настоящей соборности и чем соборность отличается от коллектива в общепринятом понимании.

«Что делать, если количество единиц хранения возрастает объективно — а это так в общегосударственном варианте? Разумеется, развиваются институции, распределяющие потребление на основании членения ресурсов по их типам и т. п. В результате возникает Коллективный Прапорщик, соборно справляющийся с освоением всего добра».

Восьмое — выясняется, что трудность оппонентов в понимании соборности — в их индивидуализме и я-центризме (эгоцентричности). Отсюда их понимание «конфликта интересов» — как «способа хорошего существования отдельного целостного объекта, но никак не группы», после чего, по их мнению, обязательно должна возникнуть борьба — за право быть главным «внутренним предиктором». Что ж, они наблюдают то, что происходит в среде, где впервые в истории рождается институт концептуальной власти: в ней с одной стороны имеет место конкуренция за право «рулить» всем и вся; перекладывание своей доли ответственности и заботы на тех, кто по более или менее широкому мнению просто обязан «рулить» всем и вся даже вопреки их желанию и смыслу КОБ; упрёки в том, что кто-то «рулит» или претендует «рулить» всем и вся либо злостно уклоняется от такого «руления», неуместного в случаях, когда претензии на «руление» основаны на собственных предубеждениях, а не на фактах жизни.

Но они забывают о том, что среда, в которой формируется общечеловеческий институт концептуальной власти, пока ещё — толпо-«элитарная», и потому соборность в ней пока ещё только большей частью декларируется. Однако, тот сделал полдела, кто начал и к тому же — не боги горшки обжигают... Главное же, чего не в состоянии ухватить оппоненты КОБ и что не позволяет им прийти к тем же выводам, к которым пришли мы — в обществе есть понимание всего этого и потому «конфликт с тотальной фигурой Внутреннего Прапорщика» — это не конфликт, а проблемы преодоления толпо-«элитариз­ма» и формирования института концептуальной власти в обществе и перехода его к жизни в соборности.

«Но неприятности очевидны: неизбежна путаница по части того, в чьём ведении что именно находится, откуда дрязги, пусть даже самые искренние. Что уж говорить о расцвете конфликтов интересов — а ведь конфликт интересов в данной схеме есть, по определению, способ хорошего существования отдельного целостного объекта, но никак не группы. Более того, в самом факте возникновения институции прапорщиков кроется конфликт с тотальной фигурой Внутреннего Прапорщика, с которым соотносит себя каждый из них, ну а этот психоаналитический конфликт относится уже к зоне ответственности органов национальной безопасности».

В заключительной фразе — главное: признание необходимости выработки государственной философии, без знания и обновления которой в соответствии с текущими и перспективными потребностями общества «органы национальной безопасности» работать не могут и перерождаются в одну из разновидностей мафии, особенностью которой является обретение ею статуса государственного института. Но существование и развитие государственной философии невозможно без методологии познания.

Однако до указания на вызревшую общественную необходимость становления системы образования на основе культуры методологии познания автор фельетона про «Внутреннего Прапорщика» не дошёл.

«Разрешить его необходимо, иначе системная ошибка: если полный контроль, то сложность управления делает систему неустойчивой, а если отказаться от прапорщика внутри себя — тогда рушится вся схема, обеспеченная многовековой ментальностью. И как тогда быть? Это и является теперь главным вопросом государственной философии».

Последние три приведённых абзаца «Внутреннего Прапорщика», на наш взгляд, — проистекают из неспособности оппонентов КОБ выйти в своём понимания за пределы традиционного (толпо-«элитарного») устройства общества. Описываемые ими трудности понятны и естественны в той системе отношений, за рамки которых они сами не могут выйти. Единственно, что нам показалось интересным это то, что они не рассматривают как приемлемый — вариант тотального контроля, однако в отличие от нас, выхода из сложившейся ситуации не видят, так как опасаются, что если изменить толпо-«элитар­ную» систему ценностей, обеспечиваемую многовековой ментальностью, то единственной не тотальной альтернативой видят соборность, а что это такое — понять не в состоянии.

Фельетон про «Внутреннего Прапорщика» написан по принципу: кто знает — тот поймёт. Ну а кто не знает, на что намекает автор фельетона, тот всё же может догадаться о том, что: прапорщик — знаменосец (прапор — знамя), знамя — символ идей, им олицетворяемых, раз в России прапорщик — внутренний, и соответственно есть некие идеи — внутренние для России по месту их оглашения. И поскольку в России издревле секретов было много, но ничто по существу не было тайной, то можно найти и то, на что намекают авторы фельетона. А в смысле новых идей в России оглашена пока только КОБ, и соответственно Внутренний Прапорщик — ВП СССР, тем более, что «инициалы» — ВП — совпадают.

Но в прессе нашёл выражение и другой подход к освещению проблемы легитимизации КОБ. В «Независимой газете» от 17 августа 2004 г. опубликован внутренний монолог Г. О. Павловского — своеобразное интервью с самим собой — «Отделить государство от мерзавцев лично Путин не в состоянии» с подзаголовком «По мнению Глеба Павловского, угрозой для сильного президента по-прежнему являются слабые властные институты».

В этом интервью Г. О. Павловский — среди всего прочего — высказывает мнения, которые соответствуют КОБ. И хотя он на КОБ и ВП СССР прямо не ссылается, но в интервью можно выявить не только общность содержания взглядов по принципиально важным вопросам жизни общества и строительства государственности, но и общность терминологии КОБ и Г. О. Павловского:

«Где искать центр власти — в Путине или в государственных институтах? Институты такие же слабые, как были, а Путин не ослабел. Президент — общепризнанный лидер нации, которая не организована политически и потому не способна поддержать свои государственные институты, — вот эпицентр задач нашей политики. Как популярный президент, Путин отчасти прикрывает собой бездействие институтов, но как лидер он сам ими политически не прикрыт.

(...)

Никакой политик ничего не может сам. Как — без партий, без дисциплинированных институтов власти? Чудес не бывает. Ельцин вот день и ночь придумывал, от кого бы ему еще избавиться, — и закончил тем, что самому пришлось уйти досрочно. Пока само общество не захочет политически отделить себя от своих негодяев, президент ничего не может сделать. Впрочем, политик должен одинаково легко работать и с порядочными людьми, и с мерзавцами.

(...)

Пока у нас нет сильной партийной системы, у нас будет система несправедливая и всегда захваченная теневыми группами. Что сегодня у нас есть? Есть президент Путин, и есть необозримое море черни — аппаратной, медийной и деловой, — которая выступает как бы «от имени» Путина. Сегодня чернь ведёт войну с датчиками, чтобы не расстраивать граждан показателями, чтобы на барометрах не было слова «буря», а на манометрах не рисовали красных черт «опасно!». Вы проверяли у них мандаты на это? Нет. А кто их может остановить, пока у нас нет открытой политической жизни?

(...)

... люди, бесконечно декларирующие свою «озабоченность», не имеют предложений. Путин все равно остается в центре всех политических коммуникаций. Однако со стороны политического класса он не получает политических идей, а только смесь оскорблений с идиотскими намеками на то, что якобы мечтает «вернуть тоталитаризм». Если бы он хотел это сделать, уверяю вас, при данном состоянии общества он не встретил бы сильных возражений. Но президент имеет свой наглядный опыт ничтожества тоталитарных систем — он присутствовал при крахе двух таких режимов, в ГДР и в СССР, и видел, как толпа захватывает кабинеты и мочится на секретные папки. А хозяева кабинетов тем временем договариваются о перераспределении портфелей.

В обществе наблюдается паралич воли с желанием оставаться в политике зрителями. Претензии к Путину, переходящие в вымогательство «действий за общество», поддерживают противоестественный комфорт, когда люди, приговаривая «всё дерьмо», в него мало-помалу погружаются. Люди требуют кино и льготный попкорн. И им показывают кино «про политику». Они забыли, что совсем недавно тех, кто сидел в зрительском зале СССР, однажды из него выгнали. И вся наша последующая история была про то, как люди, по выходе обнаружившие, что у них украли страну и сберкнижки, вступили в борьбу за расхищение оставшегося. Победители в этой битве народов за гардероб возглавляли нас следующие десять лет. Если мы ещё раз поставим себя в такую же ситуацию, то кого будем после винить — мировую закулису, жидомасонов? Или «русскую ментальность»? Кого?

— Может ли «Единая Россия» стать партией Путина?

— А она этого хочет? Из чего это видно? Перед нами по-прежнему самодостаточная, то есть политически немощная организация. В ней нет политических кадров. И откуда их взять? Что найдет молодой человек, который придет в партию, чтобы сделать нормальную государственную карьеру? Табличку: закрыто, все ушли за недвижимостью. Он повернется и уйдет в бизнес. А завтра государство вынуждено будет снова выпрашивать у бизнеса кадры. И тот их предоставит — но вместе с лоббистами. Коррупция — это не деньги, это порча институтов.

(...)

Вакуум под Путиным создали псевдопартии, которые обвалились, не найдя никакой поддержки в обществе. Общество департизировали в течение 15 лет. Предыдущий президент поставил перед собой задачу обессиливания партий и к концу правления её блестяще решил. Путин унаследовал ельцинскую систему «Чего изволите, господин президент, какую для нас, партий, реформу надумали?». Правда, есть общественные организации. У нас зарегистрирована чертова прорва общественных организаций — 300 тысяч. Где эти 300 тысяч паралитиков? Они ездят в Америку на бесплатные билеты и там поносят «авторитаризм Путина». Но сами неавторитетны и безынициативны. А партии вообще-то вырастают из общественных инициатив.

(...)

Я думаю, мы находимся в той точке, где общество может и обязано политически самоорганизовываться. На основе действующего законодательства, в виде спектра политических партий. А Путину надо помочь в этой самоорганизации, если он не в шутку использует выражение «свободное общество свободных людей», не в шутку упоминает гражданское общество. Он его часто поминает, это явно не случайное для него слово. Значит, необходимо открыть путь этой политической самоорганизации общества на демократической базе, и тогда Путин сохранит свою позицию национального лидера — как лидера страны свободных людей.

Вот эти свободные люди, я считаю, должны и со своими позициями выступать перед всем обществом, разъяснять свои позиции.

— Но как этим людям разъяснять свою позицию, если только Кремль решает, кому появиться на теле-видении, а кому нет...

— Принципиальную политическую силу с разумными взглядами на телевидение пустят. Не всё же нам розарии и торнадо разглядывать в новостях».

То, что партии рождаются из общественных инициатив, а не из инициатив частных лиц, в том числе и обладающих изрядными финансовыми ресурсами, — это из терминологии КОБ. И то, что паралич политической воли влечёт за собой неурядицы и разрушение созданного в прошлом, — это тоже из формулировок КОБ. Но далее Г. Павловский, мягко говоря, заблуждается: при отсутствии во властных структурах принципиальных взглядов по основополагающим жизненным проблемам общества принципиальную политическую силу на телевидение не пустят, но когда она созреет, то войдёт туда сама, после чего безпринципные политики и представители СМИ вынуждены будут подвинуться в эфире и на полосах газет. Это так именно потому, что для того, чтобы пустить на телевидение политическую силу с разумными взглядами — необходимо избавиться от паралича политической воли; а чтобы не пускать — достаточно безвольно плыть по инерции в потоке событий.

Но если стоять на позициях здравого смысла, то надо концептуально определиться, а не рассуждать в неопределённом смысле о том, что «общество может и обязано политически самоорганизовываться», поскольку общество может самоорганизовываться только на основе определённых идей. Мы же сейчас живём не в эпоху отсутствия самоорганизации, как можно понять из интервью Г. О. Павловского: сейчас в политике и бизнесе по-прежнему (как и в начале реформ) преобладает самоорганизация на основе идеи «хапнуть по способности, но так, чтобы не попасться!».

Но такая самоорганизация ведёт к деградации и гибели общества. А для того, чтобы общество продолжало жить и развиваться, необходимо перейти к самоорганизации на основе иной Идеи. Однако Г. О. Павловский, как и многие другие подставные интеллектуалы, раскручиваемые СМИ для того, чтобы дурить толпу (о чём упоминает Ю. И. Мухин), вместо того, чтобы выразить такого рода идею и огласить её в СМИ (благо их туда уже пустили), став разумной и принципиальной политической силой, предпочитают безпринципные фиктивные разговоры о какой-то концептуально (идейно) не определившейся самоорганизации, хотя Г. О. Павловский сам же написал: «Принципиальную политическую силу с разумными взглядами на телевидение пустят. Не всё же нам розарии и торнадо разглядывать в новостях».

Так где же искать центр власти? Как ещё в XIX веке заметил историк В. О. Ключевский, «в России центр на периферии». Это так потому, что центр власти каждому надо найти в себе самом, и в России всегда были люди которые его находили: «Царствие Божие внутри вас есть». Остаётся только открыть ему дорогу во внешний общий всем мир. Но для этого требуется политическая воля, свободная от своекорыстия.

16—24 августа 2004 г.