Сайт материалов КОБ

2. Что напугало Запад в послевоенном экономическом взлёте СССР

Общеизвестно, что с помощью шестого — военно-силового — приоритета обобщённых средств управления (оружия) решить задачу интеграции России в Западную (чисто библейскую) цивилизацию или опустить Русскую многонациональную цивилизацию до уровня «вассалитета» де-факто на протяжении многих веков вплоть до середины ХХ столетия не получилось. По отношению ко второй мировой войне ХХ века, как и по отношению ко всем ранее имевшим место нашествиям, это приводит к вопросу: Почему?

Шаблонный ответ типа: «ресурсы России превосходили ресурсы всей Европы», — не проясняет полностью этого вопроса, тем более если освещение проблематики ведётся не в глобальной постановке вопроса о сценаристике и реальной алгоритмике второй мировой войны ХХ века, а в «Я-центричной», когда в качестве центра Мира (начала координат), вокруг которого крутится вся политика, выступает то или иное государство: будь то СССР, Великобритания, США, фашистская Германия или кто-то из её союзников. При таком «Я-центричном» подходе из рассмотрения выпадает то обстоятельство, что, применяя СССР в качестве средства воздействия на Германию и Запад в целом, «мировая закулиса» с его помощью решала какие-то свои задачи в отношении Германии, её союзников и Запада в целом в русле её сценаристики глобальной политики, о чём также не следует забывать.

В общедоступной литературе и в учебниках истории как России, так и других стран такого рода рассмотрение течения предвоенной политики, целей войны (с точки зрения каждого из её участников, а тем более — её сценаристов и режиссёров-постановщиков), её хода и итогов — отсутствует: авторы выражают разнородный Я-центризм, а тема управления глобальным историческим процессом в целом по их мнению — бред (для не посвящённых историков) или «табу» (для посвящённых).

В России ХХ века, несмотря на смену исторически сложившегося государственного строя и откровенное огосударствление масонских структур в СССР в форме государственных институтов и общественных организаций, продолжало действовать и ещё нечто такое, что не позволило ГП решить поставленную задачу ни путём казалось бы успешно осуществлённой революции в 1917 г., ни коррекции её итогов чисто военным путём в 1941 г. Соответственно и победный 1945 г. получился несколько не таким, каким он представлялся «мировой закулисе» до начала войны. Т. е. содержательно всё произошло точно так же, как и в XIX, когда ещё были активны исторически сложившиеся формы самобытной государственности Русской многонациональной цивилизации.

Почему не состоялось казалось бы неизбежное ожидаемое единство библейской цивилизации и вместо того, чтобы общим фронтом вести борьбу против Русской цивилизации Запад вынужден был оказывать ей поддержку в войне с фашистской Германией?

По этому вопросу также написано много исследований как в России, так и за рубежом, но все они при их внешней правдоподобности (вследствие насыщенности приводимыми фактами) оставляют ощущение недосказанности и непонимания процесса глобальной политики в целом. И если не получилось в середине ХХ века, когда шла война на 6-м приоритете, то почему получилось (и получилось ли?) когда упор был сделан на средства управления-оружия 5-го (одурманивание разнородной наркотой и разрушение генетики живущих поколений, с целью уничтожения будущих) и 4-го приоритетов (финансово-эконо­мический) в конце ХХ и начале XXI века то, что не удалось осуществить ГП в первой половине ХХ века? Что нового из арсенала средств управления 3‑го приоритета и выше для достижения своих целей употребил ГП?

То, что после устранения Сталина руководству СССР было позволено, удерживая страну в изоляции от внешнего мира при её активном соучастии в гонке вооружений, изматывать её психологические (нравственные и интеллектуальные) и экономические ресурсы, — также хорошо известно. Что же ещё предпринял ГП? — Что: противника эффективнее всего уничтожать его же собственными руками, используя для этих целей его же безголовое руководство? — Но ведь и это старо, как мир.

Чтобы найти исчерпывающий ответ на этот вопрос, необходимо ещё раз вспомнить как послевоенный экономический и общекультурный взлёт обескровленного войной СССР напугал заправил Запада. Темпы, которыми развивался послевоенный Советский Союз (до 20 % годового роста производства в наиболее значимых отраслях на основе передовой для своего времени технико-технологической базы), в первой половине ХХ столетия были недостижимы для экономик ведущих стран Запада, и это при том, что тогда (то есть до окончания второй мировой войны) они ещё открыто паразитировали на всём колониальном мире. Этот паразитизм Запада сохранился и в XXI веке, но приобрёл иные, более изощрённые формы, позволяющие современным идеологам Запада поучать бывший колониальный мир правам человека и демократии.

Это обстоятельство несло в себе угрозу качественного отрыва Русской многонациональной цивилизации на технологическом уровне, поскольку в области фундаментальных наук Россия с Западом к тому времени уже была качественно (по характеру научно-технических достижений) на равных, а количественно (по доле населения со средним и получающим высшее образование) уже превосходила Запад и остальные регионы планеты. Но и это ещё не всё. Была в этом неожиданном для Запада экономическом прорыве некая новая (назовём её — нравственно-политическая) составляющая, без которой сам экономический взлёт был в принципе невозможен. Невидимая изнутри советского общества, эта скрытая от сознания обывателя составляющая, не могла остаться незамеченной для западных профессионалов психологов, которые имели возможность изучать её со стороны. Но именно эта составляющая, а не сам послевоенный экономический взлёт, представляла настоящую угрозу для власти заправил Запада, поскольку она имела отношение к первым трём приоритетам обобщённых средств управления-оружия. О ней мир узнал уже только после того как советское общество было демонтировано, а его государственность — Советский Союз — разрушена. Увидеть её можно было только в советском кино военного и после военного периода. И только после того, как «закулиса» убедилась, что в ельциноидной России с этой составляющей в основном покончено, в 1999 году в США привезли 35 кинофильмов, которые показали в ряде крупнейших городов Соединённых Штатов. В кинотеатрах тогда стояли бесконечные очереди, а пресса единодушно заявила — «Это какая-то другая цивилизация».