Сайт материалов КОБ

6. «Западня для Золушки»

о роли интеллигенции, «элиты» и западных стандартов потребления в сценарии краха СССР

Но пока от рассмотрения возможностей делать политику и рассмотрения перспектив осуществления той или иной политики необходимо вернуться к теме рассмотрения краха СССР. Поскольку идеологическая обработка советского общества в сталинские времена осуществлялась через интеллигенцию (литература — книги и толстые журналы, радио, театр, кино, позднее — телевидение), то для того, чтобы привести СССР к краху, начинать надо было с неё, тем более, что для многих представителей управленческого аппарата «светилы» (или темнилы?) «творческой интеллигенции» (артисты кино, театра, писатели, журналисты, титулованные учёные) были кумирами точно так же, как и для подавляющего большинства простонародья. Поэтому именно интеллигенции после войны начали показывать фасад капитализма и именно её покупали, но не столько за деньги, сколько через предложение иных идеалов и выражающих их идей, главной из которых была идея ханжества, суть которого выражается примерно так:

Пороки людей естественны и неустранимы, но в цивилизованном обществе они не должны быть видны. Указывать человеку на его пороки «неприлично»; а тем более — антисоциально и недопустимо ограничивать людей в правах на занятие руководящих должностей, ссылаясь на то, что претендентам свойственны те или иные пороки: нравственно-этические и прочие пороки — личное бытовое дело каждого, к профессиональной и общественной деятельности отношения не имеющее.

На интеллигенцию падала и главная нагрузка по подготовке перестройки, и если бы она к концу 1980-х не была психологически сломана и не пребывала бы после 1952 года в интеллектуальном параличе (прежде всего по отношению к философии, обществоведению и истории), цинизме и ханжестве, то перестройка в том виде, в каком она реально началась и привела страну к августовскому путчу 1991 г., была бы невозможна. Поскольку идейно-продажная интеллигенция в основном была сосредоточена в Москве и Ленинграде (интеллигенция глубинки была для Запада безопасна, поскольку мало что понимала в происходящем в стране и в мире, полагаясь на «Клуб кинопутешествий» и на россказни Зорина и Бовина, которых видела исключительно по телевизору), то и перестройка в основном шла в двух столицах Русской цивилизации.

В результате продажным национальным «элитам» — интеллигенции, представителям торговой среды (уровня «товаровед», «завсклад», «зав. торговой базой» и т. п. «деловых людей» советской эпохи), — а также многим обывателям из простонародья в случае развала СССР мерещилась неизбежность жизни по потребительским стандартам США и Швеции на основе западных идеалов индивидуализма. И они готовы были если не деятельно работать на разрушение СССР, то по крайне мере не препятствовать этому. Поскольку среднего класса, на который делается ставка в потребительски процветающих странах Запада, в СССР не было, то национальным «элитам» пообещали помочь такой класс быстро создать, для чего ещё при Горбачёве стали вводить законы типа «Закона о кооперации» так, чтобы трёхконтурность кредитно-финансовой системы СССР утратила свою функциональную значимость, и под этим предлогом от неё можно было бы отказаться без сопротивления со стороны госчиновников при поощряющем попустительстве подавляющего большинства обывателей СССР («нам всё равно какая власть, лишь бы на полках магазинов всё было...», — мнение многих в те годы), отказавшихся от идеала Советской власти.

Это была своеобразная «западня для Золушки», на которую и делалась ставка в западном либеральном проекте — «Ресурсы России — основа для развития западной экономики и дальнейшей экспансии библейской цивилизации».