Сайт материалов КОБ

3.1. Либералы — сами изошли...

Это было написано в 1995 г. С того времени прошло десять лет, и можно подвести итоги «демократической» буржуазно-либеральной общественности Россионии. 13 декабря 2005 г. газета «Московский комсомолец» опубликовала статью Михаила Романова «Семь смертных грехов демократии», вынеся в подзаголовок слова Владимира Рыжкова «Ещё год таких побед, и нам праздновать будет уже нечего», которую мы приводим ниже полностью.

«На сцену приглашается Михаил Касьянов», — объявил вчера ведущий Всероссийского демократического конгресса. Пока г-н Касьянов шёл к трибуне, у кого-то вблизи от микрофона зазвонил мобильный телефон с мелодией из «Крёстного отца». Касьянов не был похож на дона Корлеоне, но сумел под этот аккомпанемент объявить о создании альтернативной Общественной палаты, состоящей сплошь из демократов.

Демократический конгресс родился в прошлом году, и первое заседание проходило в концертном зале гостиницы «Космос», битком набитом региональными лидерами. С тех пор дела у демократов существенно ухудшились: и зал арендован поменьше, и отель другой, и демократически настроенных людей поубавилось.

Зато прошлогодние речи демократы могли и не переписывать: словно под копирку, «оставшиеся в живых» демократы декламировали, что страна находится у черты тоталитаризма, обвинили власть во всех смертных грехах и говорили о последнем шансе на объединение. Но власть может спать спокойно: демократы страны раздробились как минимум на три группировки, лидеры каждой из которых тянут одеяло на себя. И никто из них, похоже, не наступит на горло собственной песне.

Михаил Касьянов изрядно напугал присутствовавших: «Мне напоминает происходящее тоталитарный Советский Союз. Нас пронизывает от головы до пят одна сплошная ложь. Я призываю Гражданский конгресс сформировать собственную, альтернативную Общественную палату. С тем, чтобы самим давать оценку событиям, происходящим в стране. И я гарантирую вам, что всё своё время я потрачу на процесс построения широкой демократической коалиции!» (аплодисменты).

Лидер «Яблока» Григорий Явлинский попытался убедить аудиторию, что он всегда был за идею объединения, иначе как бы выборы московские выиграли? Но лидерами этой коалиции он не видит ни Касьянова, ни Рыжкова, ни Хакамаду. Кого? Из слов Явлинского нетрудно было догадаться: «В «Яблоке» найдётся место всем: и мечтателям, и прагматикам. Нет места только тем (и тут Явлинский посмотрел на Касьянова. — Авт.), у кого нехорошая кредитная история».

К кому присоединится или будет играть в собственную игру Владимир Рыжков? «Я согласен на объединение с кем угодно и считаю, что сделать это надо в ближайшие шесть месяцев. Надо просто собрать съезд хотя бы на тысячу делегатов и демократически выбрать себе лидера». (Интересно, собирается ли демократ на съезд Касьянова в Колонный зал Дома союзов в эту субботу, где «мелкие демократы» объединятся вокруг бывшего премьера?) Кстати, Рыжков назвал заявления «Яблока» — СПС об успехах на выборах в Мосгордуму «хвастовством и хлестаков­щиной»: «Если будет ещё год таких побед, то к следующему Гражданскому конгрессу нам праздновать будет уже нечего».

Рисунок Алексея Меринова

Конструктивнее других был политолог Георгий Сатаров. Его речь несколько раз прерывалась аплодисментами. «Власть разлагает молодёжь — одну натравливает на другую. Это что за подготовка? К чему? У нас нет ни МВД, ни ФСБ — у нас есть мы сами у себя. Только на чувство собственного достоинства и на интеллект надо опираться в этих условиях. Люди, я к вам, лидеры партий, обращаюсь: объединяйтесь! Переходите от слов к делу...»

Но лидер СПС Никита Белых подвёл пессимистический итог, перечислив «семь смертных грехов демократии», которые мешают объединению: гордыня, старые обиды, уныние и пораженческие настроения, корысть, непомерные амбиции, неверие и то, что, «увлёкшись технологиями, демократы забыли о стране, забыли, зачем вообще они есть». (http://www.mk.ru/numbers/ 1952/article66438.htm).

 

 

Эта статья показательна в двух аспектах:

По существу же он проболтался, сам не понимая о чём. И это необходимо пояснить. В материалах Концепции общественной безопасности показано, что:

По существу это означает, что есть определённое — довольно жёсткое — соответствие: нравственности — с одной стороны, и с другой стороны — идей, убеждений, которым привержена или может быть привержена личность.

Из перечисленного Никитой Белых главное, что делает людей буржуазными «демократами» — носителями либеральной идеи в её интернацистском варианте:

Т. е. если бы буржуазные демократы-западники — носители либеральной идеи в её интернацистском варианте избавились от «смертных грехов», названных Никитой Белых, — они стали бы приверженцами других идей и противниками либерально-буржуазной «демократии» западного образца.

Именно вследствие несовпадения смыслов жизни Русской и западной многонациональных региональных цивилизаций, на основе библейского мировоззрения «умом Россию не понять». Но буржуазные демократы-западники, носители либеральной идеи в её интернацистском варианте, не только не понимают Россию умом, но и не верят в неё. Отсюда и проистекает вся их политика и их неразрешимые проблемы.

Если бы они хотя бы верили в Россию, то при всех остальных их «смертных грехах», — им следовало бы податься в партию В. В. Жириновского: там тоже за капитализм, но не за интернационал-капитализм, а за имперский капитализм, в котором имперская «элита», чтобы избежать повторения 1917 г., должна и вынуждена заботиться о том, чтобы большинство подданных империи были высокими профессионалами и заняты эффективным трудом и чтобы этот труд обеспечивал бы жизненные потребности их и их семей.

При этом всякая имперская «элита» заинтересована в умножении численности населения в подвластных ей границах империи, поскольку это её демографический ресурс в проведении внешней политики и глобальной политики — залог дальнейшего расширения империи.

А для интернацистской «элиты» космополитов-глобалистов население во многих регионах планеты — лишнее; а если в каких-то регионах экономическая или политическая конъюнктура требует резкого увеличения населения или открытия множества рабочих мест, то эта проблема решается путём организации миграции избыточного населения из других регионов.

В этом отношении к миллионным массам людей принципиальное отличие интернацистского «элитарного» либерализма от имперского не менее «элитарного» либерализма.

Однако и имперский либерализм не следует идеализировать.

Образно говоря, М. С. Собакевич и его имение в масштабах государства Российского — это тот идеал, который соответствует имперскому многонациональному капитализму и разделению общества на имперскую «элиту» и простонародье.

Хотя либеральные демократы (ЛДПР) об этом могут не догадываться, поскольку им присущи те же «смертные грехи» (за исключением неверия в Россию), наличие которых признал Никита Белых — лидер СПС. Однако признание Никиты Белых не является неким новым словом — вкладом в политологию постсоветской России. В прошлом этого не знали, разве что сами либерально-буржуазные «демократы» интернацисты. Об этих же их качествах, — в частности, о рвачестве = своекорыстии, — говорилось и в «Обзоре‑95»:

«... за время ростовщической реформации под лозунгами «демократизации», по причине главным образом несостоятельности экономических воззрений Е. Т. Гайдара и его команды состава 1992 — 1993 гг., «демократическая элита» растеряла свою социальную базу, особенно в промышленных регионах, а своим рвачеством и недееспособностью в области организации многоотраслевого производства создала многочисленную оппозицию разной степени дееспособности. Иными словами псевдодемократы-западники, как и ГКЧП, своей недееспособностью в области государственного управления и организации хозяйственной деятельности населения расчистили место для осуществления альтернативных западной демократии иных частных концепций» («Обзор‑95).

Именно вследствие этих особенностей либерально-буржуазных «демократов» политика России с начала 2000‑го года персонифицируется новыми лицами. И если говорить об отличии эпохи 1990‑х гг. от наших дней на уровне персон, делающих практически публичную политику, то:

В 1990‑е гг. их политические противники в своём большинстве грезили наяву альтернативными политическими проектами, которые предусматривали отстранение от государственной власти либерально-буржуазных демократов-западников и, возможно, наказание многих из них за совершённые политические и экономические преступления против народов России.

Опасаясь такого поворота течения событий, «демократы»-интернацисты защищали свою власть и свои нежные «шкурки» в том числе и далеко недемократичными методами.