Сайт материалов КОБ

3.4. Национал-вождистские сценарии и угроза фашизма в России

Ни в 1990‑е гг., ни позднее ЛДПР, которая в те годы рассматривалась многими аналитиками как партия национал-вождистского характера, не обрела доминирования в государственной власти. Во многом это заслуга самого В. В. Жириновского, чьё несдержанное, хамски распущенное поведение на публике удерживало и удерживает многих людей от того, чтобы голосовать за его партию. Но есть и второй аспект вопроса о приходе ЛДПР к государственной власти: ЛДПР — это не только политические проект, но и коммерческое предприятие под вывеской политического проекта. И эта коммерческая составляющая большей частью преобладает над политической в её деятельности. Поэтому национал-вождистский сценарий не был реализован ею в 1990‑е гг. Другой многонационал-вождистский сценарий завершился в 1998 г. убийством на его даче генерала Льва Рохлина. Ещё один кандидат в вожди (министр внутренних дел Куликов), о бонапартистских устремлениях которого тогда ходили слухи, был освобождён от занимаемой должности.

До появления «Родины» во главе с Д. Рогозиным в России не было сколь-нибудь заметных раскручиваемых СМИ партий по их существу национал-вождистского толка. Но и «Родина» во главе с Д. Рогозиным скорее подаётся СМИ в качестве «крутонационалистической» партии, нежели таковой является по сути. А эпизод со снятием «Родины» с выборов в Московскую городскую Думу в конце ноября 2005 г., произвёл впечатление кое-как срежиссированной показухи, т. е. «пиара».

Дело в том, что агитационный ролик, который стал предметом экспертизы и судебных разбирательств, приведших к отстранению этой партии от участия в выборах, — действительно двусмысленный: его можно понимать и в прямом смысле, т. е. «уберём мусор с улиц нашего города»; но можно понимать и иносказательно, подразумевая под «мусором» тех тёмнолицых мигрантов, которые в ролике торгуют арбузами и нагло бросают арбузные корки под ноги матери, — славянской внешности, — которая катит коляску с ребёнком, а на предложение убрать мусор не реагируют, будто они действительно не понимают русского языка.

Но этот сюжет — в силу сложившихся обстоятельств — не более ксенофобский, нежели сцены в трамвае при проверке билетов контролёром из фильма «Брат», который беспрепятственно на протяжении многих лет показывают все каналы федерального и местного телевещания.

Если агитационный ролик «Родины» Д. Рогозина понимать прямо, то наглость и хамство, от кого бы они ни исходили, должны пресекаться на месте любым человеком, а государство должно его в этом поддерживать: если это имеет место, то государство не может стать «полицейским».

Что касается собственно мусора как в прямом значении этого слова, так и человеческого — разнородного люмпена и этнических криминальных группировок, — то его действительно надо регулярно убирать. И не только с улиц, но и из тех мест, где прижилась человекообразная мразь и где она ведёт свой быт, отравляя жизнь окружающим: это не вопрос прав «нарушения» человека — это вопрос социальной гигиены и безопасности общественной жизни более или менее нормальных граждан.

И главное:

Культура общества, система образования и поток массмедиа должны быть такими, чтобы человеческий мусор не воспроизводился в новых поколениях.

Если режим с этой задачей не справляется, то общество в праве защищаться от режима и антисоциальных элементов, которым режим попустительствует, и защищать от него и от них своих детей в самодеятельном внеюридическом порядке по способностям каждого.

А то, что у преступности в Москве и других городах России есть и этнически не славянские лики представителей разнородных диаспор, которые значимы в милицейской статистике, — это историческая данность нашей эпохи, которая и создаёт предпосылки к расизму и ксенофобии. Поэтому ролик «Родины» в общем-то не может вносить сколь-нибудь значимый вклад в разжигание межнациональной розни и ксенофобии, поскольку показывает кое-что из того, с чем все и так сталкиваются в жизни.

Тем не менее, пока в 1990‑е гг. либерал-буржуазные «демократизаторы» олицетворяли собой государственную власть, они успели растлить несколько поколений. И именно вследствие этого Россия в наше время сталкивается с проблемами, которые в середине 1990‑х гг. были только в зачаточном состоянии. Речь идёт о так называемых «скинхедах».

Однако надо понимать, что нынешние «скинхеды» это — не крутой молодёжный идейно (концептуально) оформившийся нацизм, а одна из многих форм, в которую в наше время выливается подростковая преступность — неотъемлемый атрибут всякого толпо-«элитарного» общества.

Суть возникновения подростковой преступности состоит в том, что к началу возрастного периода, когда в соответствии с генетической программой развития организма активизируются половые инстинкты и инстинкты стадно-стайного поведения, свойственные биологическому виду «Человек разумный», подростки в дефективной педагогической системе не успевают получить адекватных ответов на вопросы о смысле жизни личности и общества, о навыках обретения смысла жизни; не успевают обрести навыков волевого самообладания, позволяющих быть властными над инстинктами.

Вследствие этого инстинкты полового влечения и стадно-стайного поведения оказываются властными над ними в тех ситуациях, когда это общественно неуместно (в частности, в этом и причина «дедовщины» в вооружённых силах, уличных побоищ, устраиваемых футбольными и прочими «фанатами»).

В какие формы выльется неустойчивость психики под воздействием половых гормонов и инстинктов стадно-стайного поведения, — это вопрос жизненной конкретики, которая меняется от эпохи к эпохе. Наше время таково, что для неправильно воспитываемого родителями, школой, телевидением и улицей подростка быть «скином» — это «круто», а «крутизна» выражается в нападениях на тех, кто воспринимается в качестве этнически чуждых: а стая зверей не знает жалости и пощады. Однако «стая» чуть ли не мгновенно превращается в трусливое стадо, если её как следует шугануть или сразить «вожака».

А для того, чтобы из этого подросткового движения «скинхедов» впоследствии вырос настоящий нацизм взрослых людей, нужны «интеллектуалы», которые напишут своего рода «Библию национализма», как это произошло в Германии в 1920‑е гг. Роль такой «Библии национализма» — германского — съиграла «Майн кампф» А. Гитлера.

Однако для России «Майн кампф» не может съиграть роль «Библии национализма», поскольку в «Майн кампф» население СССР и России, в частности, расценивается в качестве расово неполноценного — недочеловеческого, подлежащего безжалостному уничтожению. Но и при этих особенностях германского нацизма некоторое количество идиотов в Россионии может боготворить Гитлера, не задумываясь при этом о своей собственной интеллектуальной состоятельности, подтверждая тем самым в отношении самих себя исключительно оценки «Майн кампф» о человеческой неполноценности всех, кто не родился чистокровным «германцем».

Кроме того, чтобы произвести «Библию национализма», «интеллектуалы» должны обладать ещё некоторыми личностными качествами, которых Д. Рогозин до настоящего времени не проявлял. Если таких личностных качеств у претендента в вожди «националистов» нет, то с течением времени те «скинхеды», которые не погибнут в уличных драках и в тюрьмах, — вырастая, станут более или менее рядовыми обывателями, не доставляющими особых неприятностей ни окружающим, ни государству. Произойдёт то же самое, что произошло с уличной шпаной прошлых эпох.

Поэтому в настоящее время национал-вождистский сценарий бесперспективен точно так же, как это было в середине 1990‑х гг.