Сайт материалов КОБ

3.6. «Кащеево яйцо» библейцев — «тайны» Египта и современность

Если и искать прецеденты в прошлом, то архитектура государственности древнего Египта времён фараонов (а не Птолемеев) была куда более совершенна и эффективна, нежели государственная машина древнего Рима, будь то в период Римской республики, либо в период Римской империи и её разложения (прежде всего — нравственно-психического разложения) и территориального распада.

Но для того, чтобы это увидеть, надо:

Тогда, соотносясь с полной функцией управления, проблемами и задачами государства в конкретно сложившейся исторической обстановке, можно выработать наилучшую архитектуру государственности в смысле несения ею полной функции управления в интересах бескризисного дальнейшего развития общества.

Полная функция управления описывает преемственные этапы циркуляции и преобразования информации в процессе управления, начиная с момента начала целеполагания — формирования субъектом-управленцем вектора целей управления (или выявления субъективной потребности в управлении в отношении того или иного объекта-процесса в среде, с которой взаимодействует субъект) и включительно до осуществления целей в процессе управления. В процессе осуществления управления полная функция включает в себя преемственную последовательность разнокачественных действий, в состав которой входят:

  1. Опознавание факторов среды (объективных явлений), с которыми сталкивается интеллект, во всём многообразии процессов Мироздания.
  2. Формирование стереотипа (навыка) распознавания фактора на будущее.
  3. Целеполагание — формирование вектора целей управления в отношении данного фактора и внесение этого вектора целей в общий вектор целей своего поведения (самоуправления) на основе решения задачи об устойчивости объекта управления в смысле предсказуемости его поведения в среде с учётом этого фактора.
  4. Формирование концепции управления и частных целевых функций управления, составляющих в совокупности концепцию, на основе решения задачи об устойчивости в смысле предсказуемости поведения в среде (предсказуемости в той мере, какой требует управ­ление с заданным уровнем качества).
  5. Организация и реорганизация целесообразных управляющих структур, несущих целевые функции управления.
  6. Контроль (наблюдение) за деятельностью структур в процессе управления, осуществляемого ими и координация взаимодействия разных структур.
  7. Ликвидация существующих структур в случае ненадобности или под­держание их в работоспособном состоянии до следующего использования.

Пункты «1» и «7» всегда присутствуют. Промежуточные между ними можно в той или иной степени объединить или разбить ещё более детально.

Полная функция управления может осуществляться только в интеллектуальной схеме управления, которая предполагает творчество системы управления как минимум в следующих областях:

Схема управления «предиктор-корректор» основана на том, что многовариантная прогностика течения процесса управления осуществляется в ходе самого процесса, а управляющее воздействие вырабатывается не только на основе информации о текущем состоянии системы и о её прошлом, но и на основе прогностики о возможностях течения процесса управления в будущем. Вследствие этого схема «предиктор-корректор» позволяет упреждающе заблаговременно реагировать на неблагоприятные факторы, воздействие которых представляется реально возможным, и тем самым полностью избежать наносимого ими ущерба или свести ущерб к минимуму. Она позволяет наиболее эффективно использовать ресурсы системы и тем самым обеспечивает наивысшее при прочих равных качество управления в сопоставлении её с другими схемами управления — например «программно-адаптивной» в которой управляющее воздействие вырабатывается на основе информации о текущем состоянии системы без учёта прогноза.

Власть — осуществимая способность управлять. В отношении общества полная функция управления распадается по специализированным видам внутриобщественной власти.

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ несёт на себе:

Концептуальная власть всегда работает по схеме предиктор-кор­ректор, т. е. именно она ведёт прогностику, коррекцию прогностики и текущего управления.

Она — начало и конец всех контуров управления, высший из видов внутриобщественной власти. Она АВТОКРАТИЧНА, т. е. самовластна по своей природе и игнорирует «демократические» процедуры общества, не видящие её или не желающие признать её автократию; но точно так же она игнорирует диктаторов и монархов, отказывающихся признать её самовластье, тем более если определённая концептуальная власть выражает Промысел Божий.

Главная проблема действительно демократического устройства общества не в способах и в сроках голосования.

Главная проблема построения истинного народовластия — в построении такой организации жизни общества, при которой самовластье концептуальной власти доступно всем, в силу чего самовластье не может стать антинародным. Здесь корень демократии-народовластия, поскольку предиктор-корректор концептуальной власти — начало и конец всех внутриобщественных контуров самоуправления.

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ облекает концепцию в притягательные для широких народных масс формы. В условиях толпо­«элитаризма» содержание концепции может быть сколь угодно далеко от притягательности форм, в которых она предстаёт перед обществом.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ подводит под концепцию строгие юридические формы.

ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ проводит концепцию в жизнь структурно (на основе директивно-адресного распространения информации) и бесструктурно (на основе доведения информации до всех), опираясь на общественные традиции и законодательство.

СЛЕДСТВЕННО-СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ следит за соблюдением «законности» в жизни общества.

Достаточно общая теория управления тем и хороша, что она достаточно общая. Если она говорит, что определённые действия присутствуют в полной функции управления, а в реальном процессе управления их нет, то это означает, что не общая теория ошиблась в данном конкретном случае, а то, что управление ведётся не по полной функции.

Совокупность судебной, исполнительной, законодательной, идеологической власти не обеспечивает осуществления полной функции управления в жизни общества. Из этого следует, что, если никто из руководства общества, не говоря уж о большинстве его членов, не может вразумительно рассказать о концептуальной власти в этом обществе, о её деятельности, то такое общество НЕ САМОСТОЯТЕЛЬНО И РЕАЛЬНЫМ СУВЕРЕНИТЕТОМ — САМОДЕРЖАВИЕМ — НЕ ОБЛАДАЕТ. Реальный суверенитет — самодержавие — контроль над всеми контурами общественного управления, что невозможно без устойчивого в преемственности поколений предиктора-корректора концептуальной власти. Но об осуществлении смыслократии концептуальной власти соавторы «Сергиевского проекта» не говорят, тем самым выражая своё концептуальное безвластье.

Если концептуальная власть была в первобытные времена (её несли «шаманы» и «знахари»), если во времена языческих обществ её несло более-менее осознанно жречество, то с исчезновением язычества не было в обществе причин, чтобы она исчезла как общественное явление. Без неё управление в изменяющейся обстановке невозможно, а общества всё же управляемы и после исчезновения открытых для обозрения структур, нёсших неограниченную концептуальную власть. Следовательно, она могла только изменить формы своего существования. Реально она ушла «за кулисы» публичной политики.

Надо понимать, что управленческое решение может быть выработано и единолично и коллективно. Но при его осуществлении ответственность за его выполнение может быть только единолично-персональная. Соответственно этому глава государства может быть только один единственный. Президентская республика как и монархия этому принципу единоначалия при осуществлении внятной программы политики удовлетворяют. Но вопрос состоит в том: Откуда берётся программа политики?

Принципиальное отличие древнеегипетской монархии от подавляющего большинства других монархий состоит в том, что:

На этих принципах цивилизация Египта стояла тысячи лет, сменив не одну династию и перенеся многие военные катастрофы и стихийные бедствия.

Всем же прочим — тем, кто не принадлежал к верхушке иерархии посвящений, — промывали мозги на тему о том, что только фараон — земное воплощение божества, вследствие чего все обязаны служить ему верой и правдой. Т. е. формально внешне Египет фараонов не отличался от всех остальных монархий древности и последующих эпох.

В результате на такой мировоззренческой основе государство и общество утрачивали концептуальную власть — самодержавие — или же её качество оказывалось ниже «вызовов эпохи». Вследствие этого проблемы (внутриполитические, демографические, внешнеполитические, экологические и т. п.) заблаговременно не выявлялись и своевременно не решались, что приводило к закономерной гибели государств, цивилизаций их культур.

Именно вследствие этого Римская империя, её более долгоживущий филиал — Византия, империи Романовых, Гогенцоллернов, Габсбургов — рухнули, не справившись с обстоятельствами. Надо ли нам подкладывать себе на пути те же «грабли» для того, чтобы снова на них наступить?

В отличие от Римской империи древний Египет не рухнул в силу несостоятельности его государственности по отношению к вызовам Истории. Проект «Египет жрецов и фараона» был прекращён самой же иерархией посвящённых Египта после того, как она начала глобальный проект порабощения всех на основе библейского вероучения и социологии; проект «Египет» был прекращён для того, чтобы его более совершенная, чем другие, локальная государственность не мешала осуществлению глобального проекта. Вследствие этого в Египте произошла смена династии — пришли Птолемеи, которым было позволено стать такими же монархами как все прочие цари и императоры: в их династии заработал общеизвестный принцип «государство — это я», который не обеспечивает устойчивости и должной эффективности концептуальной власти в обществе; а высшие посвящённые, несшие концептуальную власть, стали «мировой закулисой» вскорости после того, как им удалось подменить вероучение на основе Откровения Моисею своею отсебятиной, ориентированной на установление своего мирового господства помимо Бога, но от имени Бога.

Тайны «Египта жрецов и фараона» для заправил библейского проекта — своего рода «Кащеево яйцо». Поэтому в «Сергиевском проекте» всё внимание читателей привлекается к «Риму» — первому, второму, третьему, труп которого соавторы проекта намереваются «гальванизировать». Но не получится.

Россия в наши дни уже осознала:

Ей необходимо, чтобы общество стало концептуально властным, а концептуально властные люди найдут себе место в структурах государственного аппарата и бизнеса и приведут их архитектуру к виду, наилучшим образом соответствующему потребностям бескризисного дальнейшего развития общества.

«Сергиевский проект» не несёт в себе ничего, что для этого необходимо: он — пустышка-приманка, своего рода «надувная кукла» — имитатор... Хотя кому-то и интересно с нею «покувыркаться», но это было бы вредной тратой времени и сил.

В отличие от «Сергиевского проекта» в КОБ есть всё необходимое для обретения людьми концептуальной власти: и изложение методологии познания, и изложение достаточно общей теории управления, и описание экономической деятельности общества с позиций теории управления. Нет в КОБ и закрытых — таимых глав: совершенное знание таково, что им невозможно злоупотребить; если знание несовершенно, то его открытость — основа для его совершенствования. Поэтому в КОБ нет потребности в сокрытии знаний от кого бы то ни было.

Вопрос ныне только в распространении КОБ среди людей в России и в зарубежье и в её дальнейшем развитии. КОБ — это проект глобализации по-русски.