Сайт материалов КОБ

Тезисы о текущей политике и перспективах

1. Следует различать идеалы демократии и реальную практику осуществления буржуазной демократии на протяжении последних нескольких столетий. Идеалы демократии каждый понимает по-своему, поэтому сколько людей — столько и мнений. Но практика осуществления именно буржуазной демократии она — общая для всех. И вне зависимости от того, как люди оценивают эту практику, последствия её объективно сказываются на жизни множества людей во всех странах мира во многих поколениях. Капитализм и практика буржуазной демократии — сиамские близнецы, попытка разделить которые вызовет смерть обоих. Но «сиамские близнецы» это — уродство.

2. РАЗВИТЫЙ КАПИТАЛИЗМ отличается от предшествующих ему общественно-исторических формаций главным образом двумя следующими качествами:

3. Эти две особенности практики буржуазной демократии придали ей самоубийственный для человечества характер, поскольку:

Эти две проблемы и составляют существо того, что в советскую эпоху называлось общим кризисом капитализма. Это не выдумка марксистских идеологов, а суровая жизненная реальность и общий кризис капитализма предстоит разрешить, что фактически и делается в глобальных масштабах.

Эти обстоятельства делают капитализм и буржуазную демократию бесперспективными для устойчивого развития человечества, как бы не опечалило это сообщение сторонников западной модели общественного устройства. Этот же вывод касается и России.

4. Деятельность правительств Гайдара и Черномырдина, страдавших «аллергией к науке» (по словам академика Г. А. Арбатова) лишь доказала неспособность сторонников этого общественного устройства осуществить его в России. Фактически с финансово-политическим кризисом конца августа — начала сентября 1998, разразившимся вследствие безграмотного управления финансовой системой Гайдаром и Черномырдиным, однако пришедшегося на правление правительства С. В. Кириенко, период буржуазной демократии завершился.

5. Более того, можно считать, что де-факто период буржуазной демократии завершился и во всем остальном мире, хотя констатация этого факта де-юре возможно последует спустя многие годы.

Что говорит в пользу этого утверждения? — Судьба Пиночета. Если говорить коротко, то совершив государственный переворот, Пиночет воспрепятствовал становлению в Чили какой-то модели социализма. После периода диктатуры Пиночет, не цепляясь за диктаторскую власть, сам способствовал переходу страны к буржуазно-демократическому общественно-экономическому устройству.

Тем не менее, будучи в Великобритании по дипломатическому паспорту, гарантирующему неприкосновенность, по крайней мере в случаях несовершения преступлений в стране пребывания, Пиночет был арестован по постановлению правительства Испании прямо в больнице, где проходил лечение. Вслед за Испанией против него выдвинули обвинения и ряд других стран, включая и Швейцарию.

Это означает, что если буржуазная демократия на уровне делания глобальной политики рассматривается как перспективная модель общественного устройства, то Пиночет, будучи восстановителем буржуазной демократии в Чили, должен был бы пользоваться заслуженным почетом: что касается жертв, сопровождавших процесс защиты буржуазной демократии в Чили от происков социалистов, то их следовало бы в таком случае списать на неизбежные издержки социальной хирургии в период обострения болезни общества, зараженного бациллами некоего социализма по Альенде.

Реально же в мире сегодня имеет место нечто аналогичное заявлению Л. Д. Троцкого во время переговоров с Германией о мире в 1918 г. — «ни войны, ни мира»:

6. Фактически с приходом к власти в России правительства Е. М. Прима­кова во всем мире начался переходный период от буржуазной демократии и капитализма, к какой-то иной модели общественного устройства, в которой предполагается искоренить гонку потребления, и решить проблему мирного сосуществования разных государств за счет создания некой глобальной общей всем культуры и усиления роли и легитимизации институтов надгосударственного управления: ООН, евро как основа глобальной кредитно-финансовой системы и т. п.

Эта модель общественного устройства, будет иметь много общего с социализмом во многонациональном СССР эпохи Хрущева — Брежнева, но при подборе кадров и продвижении кадров не по негативным признакам, как то было в СССР, а по позитивным. Однако эта модель пока не обрела названия ни «социализм» ни какого иного, дабы не нервировать обывателей, политически активную массовку и формально правящую в государствах «элиту» этим словом, дискредитированным в прошлом, либо новым непонятным словом, что позволяет отчасти избежать проявления активности противников такого рода глобальных социально-экономических преобразований.

7. Но такой способ осуществления по умолчанию (своего рода «ни гражданской войны, ни гражданского мира») общественно-экономических преобразований, тем более в глобальных масштабах, также представляет опасность, поскольку на определенном этапе ошибки, порождаемые умолчаниями при проведении в жизнь концепции преобразований, вступят в противоречия с провозглашаемыми в ней идеалами и дискредитируют их, что приведет процесс преобразований к самоотрицанию и новому системному кризису, подобному тому, что имел место в СССР с конца 1920‑х по 1952 г., но уже в глобальных масштабах. Поэтому Концепция должна быть оглашена. Это залог безопасности её осуществления: «дураки» все равно не поймут; те, в чьи интересы не входит эта проблематика, так и останутся безучастными ко всякой концепции; умные люди её подумают, все взвесят, переосмыслят и поддержат; а непримиримых противников её она сломает психологически, вследствие чего они утратят дееспособность.

8. Эпоха двойных нравственно-этических стандартов и недомолвок, пред­назначенных для введения людей в заблуждение, завершилась.

 

29 октября 1998 г.