Сайт материалов КОБ

Некоторые сценарии глобальной политики

1. В конце августа — начале сентября Россия пережила как максимум попытку ликвидации её сложившейся к настоящему времени государственности, а как минимум попытку отстранения В. В. Путина от должности главы государства либо путём принуждения его к «добровольной отставке», либо путём его физической ликвидации. Гибель двух авиалайнеров и захват более 1200 человек в заложники в школе в Беслане — это только «надводная» часть глобального политического сценария, который имеет первоочередной целью ликвидацию во всех (по крайней мере наиболее продвинутых в научно-техниче­ском отношении) странах мира сложившейся буржуазной корпоративно-ин­дивидуалистической демократии и капитализма западного образца, а также и их росточков в России и других государствах в границах СССР и бывших социалистических странах.

По достижении этой первоочередной цели глобальный сценарий предполагает установление некоего «нового мирового порядка», в котором не должно быть места тому, что ныне видится как гонка потребления, порождением которой является глобальный биосферно-экологический кризис — самоубийственный не только для глобальной толпы обывателей, но и для закулисных заправил глобальной политики.

Однако аналитики подавляющего большинства СМИ этого не увидели, и всё представили обывателю как частные эпизоды гражданской войны в Чечне, с которой нынешний режим справиться не может. При этом подразумевается, что причинная обусловленность всех этих неприятностей локализована исключительно границами самой Российской Федерации и что они имеют значимость только для судеб буржуазной корпоративно-индивидуалистической демократии и перспектив капитализма западного типа только в самой России.

Чуть ли не единственное исключение из этого — С. Э. Кургинян. См. его аналитический доклад «Предупреждение, которое не услышали. От Назрани до Беслана и далее со всеми остановками».

Однако, согласно его воззрениям, инициаторами попытки неудавшегося государственного переворота в России следует считать империализм США. Но даже если действительно в США определённые политические силы приложили к этому руку, то это только одна сюжетная линия объемлющего глобального сценария, в котором на демократов США возлагается миссия — вырыть могилу и похоронить в ней исторически сложившийся капитализм западного образца (т. е. сделать то, что когда-то обещал, но не смог реализовать глава неотроцкистского режима в СССР — Н. С. Хрущёв).

С. Э. Кургинян пишет и об этих последствиях вмешательства США и Запада в целом во внутренние дела России, но это ему представляется в качестве ошибки политического сценария одной из ветвей американского империализма, а не как сюжетная линия некоего другого — объемлющего сценария:

«Ваши сценарии тоже известны.

Первый — поскольку Россия ничего не может, дать исламу захватить Россию и загородиться этим захваченным пространством от Китая.

Второй — интернационализовать российские «горячие» точки. А потом перейти к мягким формам условной и относительной оккупации. Бжезинский уже об этом говорит напрямую. И не надо песен — не он один.

Оба эти сценария — отточены до блеска, отделаны до завитушек. Они блистательны в тактическом отношении. И они тупы, дегенеративны и беспомощны стратегически. Не в смысле наших интересов и нашей стратегии. А в смысле ваших интересов.

И если бы задача была в том, чтобы вам это показать на практике — и насладиться вашим крахом, вашим предсмертным часом — то надо было бы только дать вам идти от одного вашего идиотского успеха к другому. Идти вам осталось недолго — лет шесть, не больше. Мы вас не любим, и любить нам вас не за что. Но мы ещё недостаточно ненавидим самих себя, чтобы позволить вам устроить собственный крах на наших костях» (вышеупомянутый доклад).

И хотя авторов сценариев ниспровержения и разрушения Руси-России, начиная с древних времён крещения и по настоящее время, уважать не за что, но всё же христианская заповедь обязывает любить людей и в тех случаях, когда их не за что уважать, когда они обременены грехами и создают множество тяжелейших проблем другим людям; а Коран (23:95) обязывает устранять зло не ответным злом, а тем, что лучше, т. е. добром. Поэтому мы и утверждаем, что есть сценарий, объемлющий те, о которых пишет С. Э. Кургинян.

Если сценарий второй, о котором он пишет, — интернационализировать «горячие точки» России — более или менее понятен, то менее понятно, что он более несбыточен, чем первый, поскольку интернационализация «горячих точек» — это пролог к тому, чтобы дать не исламу, а ваххабизму разрушить целостность России и интегрировать её фрагменты в состав лжеисламского «халифата».

Однако загородиться этим захваченным пространством от Китая Западу не удастся, поскольку в случае своего возникновения лжеисламский халифат — изначально ядерная держава, идеологи которой, ещё до её появления на свет (в смысле оформления государственных институтов и границ), уже заявляют о том, что Запад — безнадёжно осатаневшая цивилизация, которая должна либо принять ислам в их интерпретации, либо сгинуть в историческое небытиё. При этом в самих странах Запада (как в Европе, так и в Америке) уже имеется достаточно многочисленная диаспора носителей традиционного ислама, которую остаётся только «радикализовать», после чего буржуазная корпоративно-индивидуалистическая демократия Запада не сможет оказать эффективного сопротивления глобальной политике, проводимой через предполагаемый к созданию лжеисламский «халифат».

И сегодня можно наблюдать, что к «радикализации» мусульманской диаспоры в странах Запада уже предпринимаются целенаправленные попытки. Так запрет во Франции открыто обозначать свою религиозную принадлежность в учебных заведениях и публичных местах, под предлогом того, что «Франция — светское государство», направлен прежде всего против мусульман, живущих во Франции, поскольку — согласно их представлениям о приличиях — женщине появиться в обществе с непокрытой головой почти то же самое, что полностью обнажиться. А если с женщины сорвать на людях одежду, в результате чего она предстанет перед другими людьми в неприличном виде, то по нормам шариата за это полагается смертная казнь. Правящий режим Франции по существу делает именно это — срывает прилюдно с женщин-мусульманок одежду... Не знать этого могут только невежды; зная, не понимать этого — могут только идиоты, а вот злоупотреблять невежеством и непониманием — могут только политики и журналисты (обосновывающие право режима во Франции на этот акт), чья деятельность направлена именно на антигосударственную «радикализацию» мусульманской диаспоры в Европе и Америке.

 

2. Попытка обрушения государственности России в конце августа — начале сентября 2004 г. была предпринята упреждающе по отношению к выборам президента США, чтобы облегчить избрание президентом США демократа Дж. Керри.

И сегодня хорошо видно, что СМИ всего мира в большинстве своём работают на демократическую партию США и её кандидата: СМИ не упускают случая, чтобы представить Дж. Буша идиотом, вопреки тому, что это человек с живым умом; и в СМИ больше публикаций поощрительных по отношению к Керри, в которых отдаётся предпочтение ему и выражается удовлетворение тем, что и во многих опросах Керри набирает очки, опережая Буша или достигая его популярности. Так во многом под воздействием промывания мозгов СМИ на протяжении весьма продолжительного времени и телезрители в большинстве своём в теледебатах 30 сентября тоже отдали предпочтение Керри (от 52 до 80 % по разным опросам).

Кое-что из высказанного на этих теледебатах связано напрямую с рассматриваемой нами проблематикой. Прокомментируем некоторые опубликованные фрагменты.

«Чуть ли не каждый день они спорили заочно, и вот встретились. Джон Керри и Джордж Буш вместе предстали на суд избирателей. Как и ожидалось, Ирак доминировал во время дебатов.

ДЖОН КЕРРИ: — «Я верю, что уничтожу террористов, где бы они ни были. Тем не менее, нельзя путать борьбу с террором и войну в Ираке».

ДЖОРДЖ БУШ: — «Мой оппонент хочет, чтобы вы забыли, что он голосовал за применение силы в Ираке. А теперь он говорит, что это неуместная война в неуместное время в неуместном месте» (http://novy.tv/ru/reporter/world/ 2004/10/011650.html).

«Обрамление первого раунда — внешняя политика и национальная безопасность. Добрая половина вопросов об Ираке и международном терроризме. Позиция Керри: Буш решил свести счёты с Хусейном вместо того, чтобы ловить бен Ладена. Позиция Буша: мир без Хусейна стал безопаснее, а бен Ладена он всё равно поймает.

Главный аргумент Буша против Керри — сенатор слишком часто меняет позиции. Острота вечера: Керри последователен лишь в своей непоследовательности. Реакция Керри: лучше изменить позицию, осознав ошибку, чем быть последовательным в своём упрямстве» (http://www.ntv.ru/news/index.jsp ?nid=52612).

Самое значимое в этом — оценка сенатора Дж. Керри президентом Дж. Бушем: «Керри последователен лишь в своей непоследовательности». И хотя Керри отозвался на это словами: «Лучше изменить позицию, осознав ошибку, чем быть последовательным в своём упрямстве», которые вне контекста рассматриваемой нами глобальной сценаристики могут показаться правильными. Однако есть основание полагать, что Дж. Буш не принял этого объяснения, поскольку подразумевал совсем иное: Дж. Керри не является носителем какой-либо определённой стратегии, ориентированной на будущее, а является концептуально не определившимся импровизатором, который действует по обстоятельствам.

В политике надо уметь импровизировать, реагируя на конкретно складывающиеся стечения обстоятельств, но если импровизатор — не носитель определённой осознаваемой им стратегии, то он — обречён быть управляемым извне со стороны тех, кто является носителем некой, открыто не оглашаемой стратегии.

О том, что Дж. Буш имеет причины так думать о сенаторе Дж. Керри (тем более, что о его деятельности он знает не один год и знает предметно, а не по отрывочным сообщениям СМИ), даёт основание полагать и оценка ими обоим положения в России.

«ИНТЕРФАКС — В теледебатах между претендентами на пост президента США Джорджем Бушем и Джоном Керри среди обсуждавшихся международных тем была тема России. Ведущий спросил нынешнего главу Белого дома о том, не ошибся ли он в оценке президента России Владимира Путина, и правильно ли пойти на отказ от защиты некоторых демократических ценностей во имя сотрудничества в борьбе с терроризмом. Дж. Буш ответил: «Нет, я не думаю, что это правильно, и я публично об этом говорил. Я думаю, что в демократии нужна система сдержек и противовесов. Я чётко сказал: сосредоточением власти у центрального правительства он дал понять западному миру и США, что, возможно, не верит в сдержки и противовесы. Я сказал ему об этом. Он также является сильным союзником в войне с терроризмом. Они прошли через чудовищную ситуацию в Беслане, где террористы застрелили школьников. Но такова природа врага. Кстати, именно поэтому мы должны проявить твёрдость в решимости отдать их в руки правосудию. Это Владимир Путин понимает также хорошо. У меня хорошие отношения с Владимиром. Важно, чтобы у нас были хорошие отношения, поскольку это помогает мне лучше давать ему свои оценки, лучше обсуждать с ним некоторые его решения. Я считаю, что в нашем мире важно установить хорошие личные отношения с людьми, поэтому, когда возникают разногласия, вы можете спорить так, чтобы это стало эффективно. Поэтому я излагал ему моё мнение. Я намерен обсуждать это с ним и дальше. Россия — страна, находящаяся в переходном состоянии. Владимиру придётся делать несколько трудных выборов, я думаю, что для американского президента, равно как и для других западных лидеров, важно напомнить ему о больших преимуществах демократии, о том, что демократия лучше поможет народу осуществить его надежды, желания и мечту. (Выделено нами при цитировании) Я продолжу работать с ним в предстоящие 4 года».

Т. е. Дж. Буш видит в президенте России В. В. Путине человека, следующего в политике определённой стратегии, и видит практические трудности, с которыми он сталкивается, и он доверяет В. В. Путину как человеку, который если в чём-то и может ошибиться, и не всё может сказать публично, но никак не лицемерит. И Дж. Буш в очередной раз высказывает свою убеждённость в том, что:

Политика — на всех уровнях, во всех её аспектах — должна строиться на основе доверительных взаимно доброжелательных личностных отношений людей, ею занятых, поскольку именно нормальные человеческие отношения в прямом личностном общении позволяют указать на ошибки другим политикам или же, получив их разъяснения, понять то, чего сам не понимал, и с помощью других улучшить качество своей политики.

В этой связи приведём ещё один эпизод из текущей политической жизни. В выпуске программы «Радио России» «Особое мнение» (14 сентября 2004 г. 15:30, время московское, ведущий Николай Карлович Сванидзе) принял участие директор российских и азиатских программ Центра оборонной информации США, политолог Николай Злобин, который был в числе приглашённых на встрече зарубежных журналистов и политологов с президентом России Владимиром Путиным, имевшей место в ночь с 6 на 7 сентября 2004 г. в Ново-Огарёво — первой встречи главы Российского государства с представителями СМИ после завершения спецоперации в Беслане.

Н. Злобин в своём выступлении сказал следующее:

«Итогом встречи, с точки зрения личных впечатлений, стало то, что западные журналисты увидели в В. Путине достаточно решительно настроенного человека, откровенно демонстрирующего наличие политической воли (вопрос только в том, в правильном ли направлении она будет направлена), человека, который старался показать, что владеет ситуацией. Совершенно очевидно, что он пытался контролировать (но не слишком успешно) свои эмоции во время разговора. Это было заметно, потому что у В. Путина лицо чётко делится на две половины: нижняя часть может улыбаться, но в глазах при этом улыбки нет. Его они и выдавали — уставшие, злые, раздражённые.

Главное ощущение после встречи — в голове у президента Путина есть некая целостная картина того, что происходит в стране. Весь вопрос в том, правильная она или нет, насколько адекватно она соответствует реальной действительности? Вывод — критиковать нынешнюю администрацию, власть и президента Путина по каким-то деталям и конкретным аспектам политического бытия России бессмысленно, потому что у него в голове всё связано. Поэтому либо надо выходить с цельной альтернативной концепцией, либо сдаться, то есть принять всё, так как есть сегодня (выделено нами при цитировании)» (приводится по тексту, помещённому на сайте «Радио России» 15 сентября 2004 г.: http://www.radiorus.ru/).

Теперь обратимся к ответу Дж. Керри:

Дж. Керри, в свою очередь, заявил:

«Позвольте мне кратко сказать, что у меня есть удивительный опыт наблюдения, близкого и личного, за этим переходным периодом в России. Я был там после произошедших перемен и, видимо, оказался одним из первых сенаторов, вместе с Бобом Смитом от Нью-Гемпшира, ныне бывшим сенатором, кто спустился вниз под площадь Треблинки (так в тексте, наверное, имеется в виду Лубянка — ИФ) и посмотрел ряды папок с именами. И я осознал, что за переход к демократии пытается осуществить Россия. Я сожалею, что произошло в прошедшие месяцы. Я думаю, что это выходит за пределы простого ответа на террор. Путин сейчас контролирует телестанции. Его политические оппоненты помещаются в тюрьму. Я думаю, что для Соединённых Штатов, естественно, очень важно иметь хорошие рабочие отношения. Это очень важная для нас страна, и мы хотим иметь с ней партнёрство. Но мы всегда должны стоять за демократию. Как сказал недавно Джордж Уилл, свобода идёт вперёд, но сейчас не в России»» (http://www.mn.ru/main.php?id=31516).

Из этого можно понять, что в отличие от Дж. Буша и Н. Злобина сенатор Дж. Керри видит в Российских делах только частности, поданные ему СМИ (что не всегда адекватно тому, что реально имеет место в жизни), а в себе несёт жизненно несостоятельный идеал некой «само собой разумеющейся» демократии, в которой первостепенной значимостью обладает формальное функционирование демократических институтов и процедур, но не качество управления со стороны государства делами общественной в целом значимости как на местах, так и в масштабах государства в целом, а также — во внешней и глобальной политике; если процедуры действуют, а качество государственного управления низкое и безопасность жизни людей не обеспечена, то с его точки зрения — всё в принципе нормально, хотя миллионам людей в таком государстве жить может быть нескончаемо ужасно; либо вполне формально демократическое государство в самоослеплении может сеять и взращивать множество бед и зол по всему миру, будучи концептуально не определённым в глобальной политике.

При этом надо понимать, что победа на президентских выборах 2000 г. в США Дж. Буша младшего спутала карты закулисным заправилам глобальной политики. Это выразилось в том, что не прошло и года после того, как Дж. Буш стал президентом, как в США была предпринята попытка государственного переворота: все авиатрагедии 11 сентября 2001 г. имели целью деморализовать американское общество в целом, дабы в такой обстановке, было проще устранить Дж. Буша и сменить власть, на более управляемую извне.

Нечто аналогичное мы наблюдаем сегодня и в России.

В избирательной кампании 2004 года в США мы видим продолжение того же самого сценария: закулисным заправилам глобальной политики в качестве главы государственности США предпочтительнее стратегически невнятный Дж. Керри, к тому же демократ, а не стратегически определившийся (по крайней мере для самого себя) Дж. Буш, к тому же и республиканец.

Различие американских демократов и республиканцев поясним ещё раз. Если соотноситься с представлениями о психотипах личностей, приверженных политике одной из двух властных партий США, то станет очевидно следующее:

Не надо забывать, что глобальный исторический процесс — частный процесс в глобальном общебиосферном эволюционном процессе. И нынешний вид «Homo Sapiens» — только прототип, на основе которого должно состояться истинное человечество.

Но этот эволюционный шаг души людей нынешнего человечества сделают осознанно, определившись в миропонимании, в целях и средствах его осуществления. Однако для того, чтобы этот шаг совершить, необходимо — на имеющейся биогенетической основе вида «Homo Sapiens» — выработать определённое качество личностной культуры психической деятельности и качество культуры человечества в целом.

Демократы же США, будучи разновидностью «демократизаторов» всех времён и народов, которые видят только разрозненные частности, к такому эволюционному шагу не только не готовы сами, но и объективно пытаются воспрепятствовать совершить его другим, поскольку их этике свойственно гнать всякого, кто старается собрать частности в системную целостность и на основе целостного миропонимания выработать стратегию выявления и разрешения проблем в жизни того или иного общества и человечества в целом.

3. Т. е. один из сценариев глобальной политики, если опустить мелкие детали, состоит в следующем:

Из этого можно понять, что в этом сценарии население России, Европы, Америки и многих мусульманских стран не ждёт ничего хорошего. И хотя многим обывателям и аналитикам этот сценарий покажется невероятным и неосуществимым, тем не менее лучше предпринять осмысленно целесообразные меры к тому, чтобы он не мог «самореализоваться» подобно тому, как в прошлом уже неоднократно «самореализовались» другие политические сценарии, которые их современникам по началу казались несбыточными страшилками.

И одно из средств недопущения «самореализации» этого проекта — укрепление Российской государственности, поскольку в таком случае для заправил этого проекта возникает проблема третьей задачи помимо ликвидации буржуазной корпоративно-индивидуалистической демократии, капитализма западного образца, Корана и возможностей дальнейшего развития мусульманской культуры: это — проблема подавления Русской многонациональной региональной цивилизации.

Но и укрепление государства Российского — ещё не гарантия мирного светлого будущего. Поскольку для закулисных заправил глобальной политики сильная Россия — это просто орудие решения проблемы искоренения мусульманской культуры и Корана, а также и буржуазной демократии, то в складывающихся условиях вполне допустим и такой вариант развития глобального сценария, при котором:

Т. е. и укрепление государства Российского само по себе не гарантирует мирного светлого будущего. Для того, чтобы мирное светлое будущее состоялось, государство Российское должно обладать определёнными качествами.

4. Для обеспечения мирного светлого будущего Российское государство должно стать носителем Идеи глобальной значимости, которую оно могло бы открыто пропагандировать за пределами своих границ так, чтобы любые лживые идеи увядали в присутствии Идеи, исходящей из России, а всё здравое могло бы интегрироваться в эту Идею и люди во всём мире могли бы приобщаться к ней, развивая Идею и строя свою жизнь на её основе. Понятно, что такого рода Идея не может выражаться в лозунге «Жрать, иметь, трахаться, «словить кайф» — вот что надо человеку для жизни!».

Чтобы было понятно, что сказанное — не пустые высокопарные слова, необходимо определиться понятийно:

Соответственно, это государство должно быть народным, а не «элитарно»-антинародным. Для того, чтобы оно стало таким, надо понимать, что демократические процедуры — только одно из средств поддержки процессов общественного самоуправления в русле объемлющих процессов, которые (в свою очередь) могут быть управляемыми по субъективному произволу, лежащему вне русла каких бы то ни было демократических процедур.

Управление же всегда и во всём определённо в смысле определённости целей и средств их осуществления, т. е. управление концептуально определённо (если этой определённости нет — то это называется «порулить» туда, не знаю куда, и оказаться там, где не надо). В жизни общества — целеполагание и разрешение неопределённостей в отношении средств осуществления целей — функция того, что мы называем концептуальной властью.

Концептуальная власть как власть людей,

Поэтому в действительности:

Демократия по Правде-Истине это — доступность для освоения всем и каждому желающему знаний и навыков, необходимых для осуществления в обществе самовластья концептуальной власти.

Именно это исключает возможности злоупотребления концептуальной властью со стороны того или иного меньшинства в обществе концептуально властного большинства.

Но в обществе концептуально безвластных людей безупречные сами по себе демократические процедуры — всего лишь ширма, скрывающая изощрённейшую тиранию демонического по своему характеру концептуально властного меньшинства в отношении остального концептуально безвластного общества. В обществе же концептуально властных людей демократические процедуры (возможно, что те же самые) — не суть демократии, а всего лишь алгоритмическое русло осуществления полной функции управления в процессе общественного самоуправления, которую несёт всё общество, а не некая «жреческая» элита.

Однако критики России с Запада — этого не понимают, и этому их придётся учить.

Также они не понимают и того, что истинная демократия возможна только в гражданском обществе, каковым не является ни одно из западных обществ, считающих себя вполне состоявшимися демократиями. Дело в том, что — на наш взгляд, — гражданское общество характеризуется тем, что его члены сами по своей инициативе доводят до сведения общества свои взгляды по вопросам, в совокупности составляющим ту или иную концепцию нормальной с точки зрения каждого из них жизни общества, а также и стратегию воплощения концепции в жизнь (т. е. концепцию переходного периода от того, что есть к тому, что должно быть). И потому в гражданском обществе в обсуждении находятся не множество мнений, а ОПРЕДЕЛЁННОЕ МНОЖЕСТВО определённых концепций и определённых стратегий воплощения каждой из концепций в жизнь.

Естественно, что в жизни общества приверженцы каждой из концепций объединятся в общественные движения и политические партии. Т. е. в действительно гражданском обществе политические партии должны различаться по концепциям и стратегиям их осуществления, а не по их спонсорам; а в силу определённости каждой из концепций ни один действительно крупный политик не может состояться в таковом качестве вне партии.

Но если этого — внятного изложения концепций и стратегий их воплощения в жизнь — нет, то общество лжегражданское, даже если в нём полным полно демократических процедур местного и общегосударственного уровня значимости, а «свобода слова» позволяет болтать о чём угодно и не нести за последствия своего трёпа никакой ответственности.

Если это понимать, то Запад — лжегражданское общество: «плюрализм мнений» под господством над умами одной единственной библейской доктрины порабощения всех есть, но обсуждения иных — альтернативных и альтернативно-объемлющих концепций — нет.

Россия же — в силу того, что обсуждение определённого множества различных концепций в ней де-факто уже есть (в личностном общении людей и в интернете), несмотря на то, что в СМИ господствует характерный для Запада плюрализм мнений под властью всё той же библейской концепции порабощения всех, — на современном этапе исторического развития ближе других к тому, чтобы стать действительно гражданским обществом, и к тому, чтобы её государственность стала первой действительно концептуально властной и сильной демократией, действующей в русле Божиего Промысла, что сорвёт все сценарии глобальной политики, развиваемые в русле принципа «Разделяй и властвуй!»

 

1 — 4 октября 2004 г.