Сайт материалов КОБ

2. Семья в системе жизненных ценностей 16-17-летних подростков, проживающих в мегаполисе

Цветкова Н.А., кандидат психол. наук, директор психологического консультативного центра «СемьЯ».

Антонова Л.И., аспирант Московского психолого-социального института.

 

I. Постановка задачи исследования.

В настоящее время институт семьи в России претерпевает период интенсивных изменений и характеризуется резким падением числа долгосрочных брачных отношений и числа детей, воспитываемых в стабильных полных семьях. Чтобы преодолеть эту тенденцию в будущем, приостановить рост разводов и воспитание детей вне брака, необходимо понять, что российская молодежь думает о семье, каково отношение молодых людей к браку, совместной жизни и детям.

В этой связи целью проведенного нами эмпирического исследования являлся поиск ответов на следующие вопросы:

— является ли семья осознаваемой желанной целью молодых людей, стоящих на пороге самостоятельной жизни;

— каковы предпочтения старших школьников относительно механизмов создания и функционирования их будущих семей;

— патриархальное или эгалитарное устройство семьи является приоритетным в представлениях молодежи.

 

II. Эмпирическая база исследования.

В исследовании принимали участие ученики 11-х классов московских средних общеобразовательных школ. Общее количество принявших участие в исследовании — 283 человека, из них 129 юношей (что составляет 45,6 %) и 154 девушек (что составляет 54,4 %).

В полных семьях проживают 73,3 % респондентов, из них 67,6 % проживают в семьях своих биологических родителей, 5,7 % — в семьях с отчимом (мачехой). 72,6 % респондентов проживают в нуклеарных семьях, отдельно от старшего поколения бабушек-дедушек.

Национальный состав принимавших в эмпирическом исследовании школьников характеризуется следующим образом: 90,0 % (87,5 % юношей и 91,9 % девушек) составляют русские, 4,8 % — представители кавказских национальностей, 4,5 % — татары, и 0,7 — евреи. 88,5 % респондентов проживают в мононациональных семьях.

Свою религиозную принадлежность участники эмпирического исследования определили следующим образом: православный христианин — 77,8 % (69,4 % юношей и 84,6 % девушек), атеист (неверующий) — 18,5 % (28,1 % юношей и 10,7 % девушек), мусульманин — 3,3 % (1,7 % юношей и 4,7 % девушек), католик — 1 человек, или 0,4 % от общего числа респондентов.

Социальный состав респондентов (определялся по социальному статусу отца): 41,6 % из семьи рабочих; 26,1 % из семьи служащих; 16,3 % из семьи предпринимателей; 10,5 % из семьи представителей интеллигенции; 2,3 % из семей пенсионеров.

 

III. Методы исследования.

Требования к подбору методов эмпирического исследования основывались на сложности и неоднозначности изучаемой проблемы. Наш выбор опирался на анализ литературы по проблемам исследований состояния семьи в современном обществе и образа будущего у молодежи постсоветской России [1—4]. Акцент был сделан на использование количественных методов социально-психологических исследований. Был разработан набор авторских опросников по различным аспектам темы эмпирического исследования. Существенное внимание было уделено и качественным методам исследования, поскольку задачи нашего исследования предполагают получение максимально подробных данных о будущей семье в представлениях современной молодежи, которые раскрывали бы как осознаваемую, так и скрытую, неосознаваемую составляющую представлений о ней.

Обработка данных, полученных количественными методами, осуществлялась с использованием стандартизованной программы «SPSS 11.0». Проводился корреляционный анализ.

 

IV. Результаты эмпирического исследования и их обсуждение.

1. Позиция старшеклассников по вопросу ценности семейной жизни.

Прежде всего, нами выяснялось желание респондентов иметь свою семью. 89,0% участников опроса выразили осознанное желание в будущем создать свою семью, причем это желание в равной степени присуще и юношам (89,8% от общего количества) и девушкам (88,3%). Только 7,4% респондентов (7,8% юношей, 7,1% девушек) пока не задумываются о создании своей будущей семьи, а 3,5% респондентов не считают создание собственной семьи желанной целью на данном этапе своего жизненного пути. Таким образом, ценность семейной жизни занимает значимое место в жизненных ценностях старших школьников. Довольно неожиданным выглядит тот факт, что девушки проявляют интерес к планированию своей будущей семьи не более чем юноши.

Результаты количественного анализа подтверждаются данными качественного анализа, полученными в ходе организованных нами дискуссий в группах. Обсуждение вопроса о том, что участники дискуссии считают необходимым иметь в своей жизни, показало, что подростки ставят семью, которая «будет давать любовь, защиту и заботу» на одно из первых мест среди осознаваемых ими жизненных ценностей. Также высокий уровень значимости имеют интересная работа, друзья и материально-финансовое благополучие.

Абсолютное большинство школьников, имеющих в своих жизненных планах создание семьи (более 95% в обеих гендерных группах) хотят иметь стабильный брак, понимая под «стабильным» брак «в течение всей жизни» и верят в возможность создания стабильного брака.

Все респонденты, выразившие нежелание иметь семью, не верят в возможность создания стабильного брака, а те, кто пока не может определенно ответить на вопрос о желании / неже­лании иметь в будущем свою семью, сомневаются в возможности создания стабильного брака. Таким образом, мы можем предположить, что именно неверие в возможность стабильного брака является одной из причин нежелания школьников создавать свою семью.

Корреляционный анализ показал, что в группу школьников, выразивших нежелание создавать в будущем свою семью или не определившихся в своем отношении к будущей семейной жизни, и, соответственно, не верящих или сомневающихся в возможности создания стабильной семьи, входят те, кто проживает в семьях, где брак родителей длился до 5 лет (73 % респондентов) и от 5 до 15 лет (11 % респондентов), брак бабушек и дедушек со стороны матери длился менее 15 лет (50 % из общего числа респондентов из этой группы), брак бабушек и дедушек со стороны отца длился менее 15 лет (63 % ответивших на вопрос о длительности брака прародителей). Отсюда следует, что нестабильность брака родителей существенным образом влияет на представления школьников о семье и браке, порождает сомнения в ценности семейной жизни.

Но гораздо более важным, на наш взгляд, является обнаруженный нами факт, что 7,8 % респондентов не смогли ответить на вопрос о длительности брака своих родителей, 29,7 % респондентов не знают длительность брака бабушки и дедушки с материнской стороны и 37,4 % респондентов не знают длительность брака бабушки и дедушки с отцовской стороны.

Таким образом, выявлена низкая осведомленность школьников об истории жизни своей семьи, например, о том, каким образом складывались семьи прародителей.

Подтверждением того, что школьники плохо знают и историю, и сегодняшние обстоятельства жизни своей семьи, являются также ответы на вопрос: «Есть ли в вашей семье члены семьи, чья религиозная принадлежность отличается от вашей?». 15% школьников ответили, что не знают этого.

Нужно ли вступать в брак, чтобы образовать семью? «Конечно, да» считают только 33,1 % подростков (34,4 % юношей и 32,2 % девушек). А 38,5 % старших школьников (32,8 % юношей и 43,1 % девушек) считают, что вступать в брак нужно только тогда, когда у пары встаёт вопрос о рождении детей. Необходимость брака отрицают 19,8 % респондентов (23,2 % юношей и 17,0 % девушек), и 8,6 % (9,6 % юношей и 7,8 % девушек) пока не ответили для себя на этот вопрос.

Таким образом, наблюдается высокая готовность и юношей, и девушек на этапе «молодая семья» жизненного цикла семьи образовывать семью, не регистрируя свои семейные отношения. Отметим, что родители большинства респондентов (85,7%) состоят (состояли) официальном браке.

 

2. Представления подростков об актуальных сферах семейной жизни.

Установленная нами структура представлений старших школьников об условиях, обеспечивающих семейное счастье, отражает тот факт, что если относительно недавно семьей правили не отношения, а экономические модели, то к настоящему времени молодые люди понимают семью, прежде всего, как объединение любящих людей, создаваемое для удовлетворения потребностей человека в уважении, понимании, принятии его особенностей. Ценностное ядро семейного счастья (пять наиболее значимых в ранговой структуре ценностей) составляют: любовь (87,3% респондентов, поставивших данную ценность на одно их трех первых мест); взаимопонимание (44,5 %); уважение к особенностям каждого члена семьи (30,1%); сходство характеров (26,1%) и материальное благополучие (21,9%). Эти данные говорят о том, что такая сфера семейной жизни, как «супружеское общение» в представлениях школьников имеет первостепенное значение, более важное, чем «финансовые вопросы» и «секс». Относительно сексуальной сферы семейной жизни наблюдается существенное различие в представлениях юношей и девушек. У юношей пятерка наиболее значимых ценностей определенная и по числу респондентов, поставивших данную ценность на первое место, и по числу респондентов, поставивших данную ценность на одно из первых мест, включает сексуальную совместимость (второе и третье места соответственно), тогда как девушки эту сферу семейной жизни в качестве значимых для семейного счастья не рассматривают (восьмое — двенадцатое место в иерархии).

Обращает на себя внимание тот факт, что в иерархии ценностей, определяющих семейное счастье, такая сфера, как «родительство», занимает довольно низкое место — восьмое-одиннадцатое, вместе с такими ценностями, как хорошие жилищные условия и взаимная ответственность. Причем это наблюдается и у юношей, и у девушек.

Таким образом, необходимо отметить, что в представлениях современных московских школьников значимость такой традиционно понимаемой как основная функции семьи, как «родительство», не является приоритетной.

Этот вывод подтверждается и результатами анализа представлений школьников об иерархии причин семейного неблагополучия. И юноши, и девушки включили отсутствие детей в четверку наименее значимых причин семейного неблагополучия.

Анализ полученных данных позволяет подтвердить сделанный ранее вывод о том, что для молодых людей сфера супружеского общения (верность и преданность, понимание друг друга, терпимость к друг другу) является приоритетной.

Обращает на себя внимание парадоксальное различие в отношении юношей и девушек к такой причине семейного неблагополучия, как алкоголизм. Согласно результатам мониторингового исследования «Московская семья-2001», существенное число разводов, инициаторами которого являются женщины, обусловлено нежеланием женщин мириться с алкоголизмом мужчин. Поэтому естественно предположить, что большую озабоченность алкоголизм как угроза семейному благополучию должен вызывать у девушек. На практике мы получили другую картину: проблема алкоголизма в контексте семейной жизни больше волнует юношей.

Юношей больше, чем девушек, волнует также несходство характеров супругов, сексуальная дисгармония между ними, отсутствие детей, неумение вести домашнее хозяйство, различия во взглядах на семейные традиции и принадлежность супругов к разным религиозным конфессиям.

Девушки больше, чем юноши, видят источниками семейного неблагополучия супружескую неверность, отсутствие взаимопонимания между членами семьи, неподготовленность к семейной жизни, нетерпимость супругов к друг другу, неумение распределять обязанности в семье и отсутствие у молодой семьи собственного жилья.

 

3. Представления старшеклассников о законах функционирования семьи.

Мы установили, что представления старшеклассников о семье связаны со следующими сферами семейной жизни: распределение супружеских ролей, материально-финансовое обеспечение, досуг, родительство, автономия и отношения со старшим поколением (родители и бабушки-дедушки), супружеское общение, секс, социальное положение семьи.

Распределение супружеских ролей. На вопрос: «Какую роль Вы хотели бы отвести себе в своей будущей семье?» 77,6 % (62 % юношей, 90,8 % девушек) ответили, что в их будущей семье главным принципом управления будет являться равноправие.

20,8 % школьников (соответственно, 37,2 % юношей и 7,2 % девушек) отводят себе роль принимающего решения. Только 1,4 % школьников (0,8 % юношей и 2,0 % девушек) готовы выполнять решения другого супруга (или других членов семьи). Отметим здесь наличие сильного расхождения во взглядах юношей и девушек на эту сторону семейной жизни: юноши гораздо менее готовы к равноправию в распределении ролей и выражают стремление быть лидером, принимать решения.

Большинство школьников 87,2 % (79,8 % юношей и 93,4 % девушек) считают, что равноправие должно распространяться на такой важный аспект семейной жизни, как ответственность за стабильность семьи. Только 9,5 % и 2,5 % школьников считают, что за стабильность семьи полностью ответственен муж и, соответственно, жена.

Материально-финансовое обеспечение семьи. Принцип равноправия не все школьники распространяют на такую область семейного взаимодействия, как материальное обеспечение семьи: 56,9 % респондентов (70,3 % юношей, 46,1 % девушек) считают, что ответственным за материальное обеспечение семьи должен быть муж. 1,4 % считают, что ответственность за материальное обеспечение должна нести жена. 41 % (26,6 % юношей, 53,2 % девушек) испытуемых считают, что оба супруга должны вносить свой вклад в эту сферу семейной жизни.

При этом только 7,4 % опрошенных считают, что жена должна работать наравне с мужем. 30,7 % (45,7 % юношей и 18,2 % девушек) считают, что при хорошем заработке мужа жене лучше остаться дома, воспитывать детей и заботиться о муже. 19,4 % (19,4 % юношей, и 19,5 % девушек) полагают, что женщине следует работать, если это не противоречит интересам семьи. 7,4 % (10,9 % юношей и 4,5 % девушек) считают, что жена должна работать, только если средств, зарабатываемых мужем, не хватает для нормального функционирования семьи.

И, наконец, стремление жены сделать профессиональную карьеру поддерживают 27,9 % школьников (10,1 % юношей, 42,9 % девушек).

Таким образом, в сфере материально-финансового обеспечения жизнедеятельности семьи взгляды юношей в значительной степени остаются взглядами, присущими семье патриархального типа, в которой мужчина был «хозяином-кормильцем». Девушки более склонны к эгалитарным отношениям и готовы вносить свой вклад в финансы семьи, работая, если это не противоречит интересам семьи или если заработков мужа недостаточно.

Относительно распределения финансов в семье между юношами и девушками наблюдается гораздо большее согласие: 76,0 % школьников (79,8 % юношей и 72,7 % девушек) считают, что деньги в семье должны распределять оба супруга, независимо от количества зарабатываемых каждым из них денег. Здесь, на наш взгляд, мы видим несомненное влияние советского развития общества и семьи: в отсутствии частного предпринимательства единственным источником финансовых поступлений в семью являлась заработная плата, размеры которой, как правило, были так невелики, что все они расходовались на «тактические» цели: оплата жилья, питания, одежды. Статья «стратегические крупномасштабные расходы» практически отсутствовала, и мужчина в советской семье отдал «нудное» дело экономии средств в женские руки.

19,4 % школьников (15,5 % юношей и 22,7 % девушек) считают, что в семье часть заработанных денег каждый может тратить самостоятельно и отдавать в семью деньги, оставшиеся от индивидуальных трат. 4,6 % (4,7 % юношей и 4,5 % девушек) считают, что каждый из супругов может распоряжаться своим заработком или деньгами по собственному усмотрению.

Организация быта. Тенденция к равноправию отражается и в представлениях школьников об организации ведения домашнего хозяйства: только 9,9 % (18,0 % юношей и 3,2 % девушек) считают, что домашняя работа — это чисто женская обязанность и 2,1 % (3,1 % юношей и 1,3 % девушек), что это — обязанность мужчины. 47,7 % школьников (47,7 % юношей, 48,1% девушек) считают, что ведение домашнего хозяйства, в основном, женская обязанность, но муж должен помогать жене в этом. 27,2 % (24,2 % юношей, 29,9 % девушек) опрошенных считают, что домашняя работа должна распределяться между мужем и женой в зависимости от их нагрузки на работе, и 12,5 % (7,0 % юношей, 17,5 % девушек) — что домашняя работа должна распределяться поровну, если оба супруга работают.

Отметим здесь, что юноши в гораздо большей степени готовы «помогать» вести домашнее хозяйство, чем «делить эти обязанности поровну».

Родительство. Еще более ярко тенденция к стремлению образовать семью с демократической системой управления и функционирования выражается в представлениях школьников о степени участия супругов в уходе за детьми и в их воспитании. 62,5 % опрошенных (54,7 % юношей и 66,9 % девушек) считают, что уход за детьми и воспитание — это в равной степени и материнская, и отцовская обязанность; 25,4 % (24,8 % юношей, 26,0 % девушек) — что это общая обязанность всех членов семьи (включая старшее поколение бабушек-дедушек). Только 9,2 % (14,7 % юношей, 4,5 % девушек) и 1,4 % (2,3 % юношей, 0,6 % девушек) полагают, что, соответственно, это, в основном, материнская или отцовская обязанность.

Досуг. 83 % школьников (75,8 % юношей, 89,6 % девушек) считают, что планировать семейный отдых (определять место, стоимость, характер проведения досуга) должны оба супруга. 10,6 % (14,8 % юношей, 7,1 % девушек) считают, что это должен делать муж, и 5,3 % (7,8 % юношей, 3,2 % девушек) — что жена.

Автономия и отношения со старшим поколением (родители и бабушки-дедушки). Большинство школьников считают самостоятельность — личную и образованной или супружеской пары — ценностью и важным условием успешного существования на всех этапах создания и функционирования будущей семьи. Это выражается в том, что только 21,1 % школьников (14,2 % юношей и 26,8 % девушек) считают, что получение родительского согласия на свой брак (создание семьи) обязательно. 61,4 % школьников (63,0 % юношей и 60,1 % девушек) считают, что родительское согласие желательно, но не обязательно, а 17,3 % считают такое согласие не нужным. Более того, 47,5 % (54,0 % юношей и 42,1 % девушек) даже в случае категорического неприятия будущего супруга своими родителями готовы вступить с этим партнером в брак. 46,8 % школьников (56,8 % юношей и 38,6 % девушек) готовы вступить в брак с партнером, родители которого категорически не принимают их самих.

Самостоятельность обеспечивается, с точки зрения школьников, принятием на себя ответственности за материально-финансовое обеспечение их собственной семьи, ответственности за организацию быта и досуга.

Однако 98,5 % школьников считают, что с семьями родителей обоих супругов необходимо наличие теплых, близких отношений. Причем 42,0 % школьников считают, что именно молодая семья ответственна за установление таких отношений, даже если родители одного из супругов категорически не принимали другого супруга в период добрачных отношений. Они готовы предпринимать реальные шаги, чтобы такие отношения сформировались.

Только 15 % возлагают эту ответственность на родителей, не принимавших данный брак. 3,4 % школьников считают, что неприятие партнера старшим поколением должен преодолевать тот из молодых супругов, родители которого выразили неприятие брачного партнера их взрослого сына (дочери). Интересно, что настаивать на том, чтобы именно супруг предпринимал активные действия <в отношении решения>этой проблемы готовы 5,2 % девушек и только 1,1 % юношей.

39,9 % школьников (37,2 % юношей, 42,5 % девушек) считают, что в своей семейной жизни необходимо учитывать мнение старшего поколения (родителей или бабушек-дедушек). 29,0 % (30,2 % юношей, 28,1 % девушек) не знают, надо ли это делать. 30,4 % (31,8 % юношей, 29,4 % девушек) считают, что мнение старшего поколения учитывать не надо.

Социальный статус семьи. Качественный анализ работы дискуссионных групп показал, что подростки существенное внимание уделяют такой сфере семейной жизни, как социальный статус своей будущей семьи, считая, что социальный статус задается уровнем образования супругов и уровнем их материальной состоятельности. Поэтому примерно половина (48 %) из них считают, что для них желательно, чтобы уровень образования супруга был таким же или выше (но не ниже), чем их собственный. Другая половина респондентов — 49,1 % респондентов (60,5 % юношей и 39,7 % девушек), выражая свое отношение к созданию семьи с человеком другого уровня образования, ответили, что уровень образования супруга для них не имеет значения.

23,1 % (19,8 % юношей и 25,8 % девушек) школьников предпочтут мужа (жену) из такой же, как у себя, социальной группы. А для 46,9 % респондентов в их собственном браке социальная принадлежность и собственной родительской семьи, и семьи родителей супруга не имеет значения. Только 5,1 % школьников (6,3 % юношей и 4,0 % девушек) отрицательно относятся к браку с человеком семьи, принадлежащей другой социальной группе, по сравнению с семьей их родителей.

Подводя итоги, мы можем констатировать, что у 16-17 летних подростков, проживающих в российском мегаполисе, преобладают не патриархальные и религиозные представления о семейных отношениях, а прозападные представления и соответствующие модели семейной жизни. На смену привычным, стандартным формам устройства и функционирования семьи приходит большое многообразие паттернов устройства семейной жизни. Молодежь ценит в семейной жизни, прежде всего, возможность жить в любви, взаимопонимании, уважении своих особенностей, интересов и желаний.

Происходящие в обществе социальные изменения отражаются и на изменении семейных ролей. Девушки не хотят замыкаться в рамках домашнего хозяйства, стремятся независимости, к зарабатыванию денег и построению профессиональной карьеры. Юноши готовы принять активную позицию женщины в семье, готовы разделить заботы по организации семейного быта и досуга. Вместе с тем, наблюдается невысокий ранг значимости такой сферы семейной жизни, как родительство.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Голод С.И. Личная жизнь: любовь, отношения полов.— М., Наука, 1991, 223 с.
  2. Голод С.И. Будущая семья: какова она?— М., Наука, 1990.— 56 с.
  3. Елизаров Б.В. Перспективы исследования семьи.— М., Мысль, 1987, 120 с.
  4. Жизнедеятельность семьи: тенденции и проблемы. / Под. ред. Амсова А.И. — М., Мысль, 1990, 340 с.