Сайт материалов КОБ

Предлагаемая вниманию читателя записка дополняет содержание работ ВП СССР, с которыми полезно ознакомиться перед прочтением: «Печальное наследие Атлантиды. Троцкизм — это “вчера”, но никак не “завтра”» (1998 — 1999 гг.); «Глобализация: начало нового этапа» (из серии «О текущем моменте» № 2 (109), 2013 г.); «Разрешение проблем национальных взаимоотношений в русле Концепции общественной безопасности» (2012 г., раздел 5. «ЛГБТ»-сообщество и интернацизм»).

Скачать: doc, odt, pdf, fb2, epub, mobi

1. Психтроцкизм — специфика «менталитета»

Психтроцкизм это — беззастенчиво спесивая самонадеянность, претендующая реализовать себя в политике без обретения необходимых знаний и навыков. «Я — единственно и безальтернативно мудрый, и потому моя жизненная миссия — политически возглавить быдло, т.е. дать ему смысл жизни и править им от его же имени» — этот исходный нравственно-этический принцип психтроцкизма представляет собой разновидность и конкретное выражение общего принципа сатанизма «Я лучше, чем они, и потому Я имею право, а они должны…».

Этот принцип — общий для всех толпо-«элитарных» культур. Но каждая из толпо-«элитарных» культур, какими являются все без исключения исторически сложившиеся национальные и конфессионально обусловленные культуры современности, обладает своим своеобразием в отношении того, как в ней поддерживается и воспроизводится толпо-«элитаризм» в преемственности поколений. Это своеобразие выражается в менталитете соответствующего культурно своеобразного общества или социальной группы, а также — в социологической науке и порождаемых ею теориях (идеологиях).

Идеологии воспринимаются некоторой частью общества так, будто они являются концентрированным выражением мудрости, т.е. объективной истины, не зависящей от субъективизма людей. И если идеологии находят в обществе приверженцев, то неизбежно, что самооценка кого-то из психтроцкистов «Я — единственно и безальтернативно мудрый, и потому моя жизненная миссия — политически возглавить быдло, т.е. дать ему смысл жизни и править им» и какая ни на есть его интеллектуальная мощь — находят ту или иную идеологию в качестве оболочки для своего самовыражения в политике и сопутствующем ей политиканстве.

В силу того, что, во-первых, идеологии (теории) различны и не во всём совместимы как друг с другом, так и с объективной Правдой-Истиной, а во-вторых, принцип, под воздействием которого индивид становится психтроцкистом, предполагает единственность мудрости (это «мудрость» только его самого́), психтроцкизм как социальное явление всегда внутренне конфликтен. Причём он двухуровнево внутренне конфликтен:

Однако собственная шизофрения в психтроцкизме допустима лишь в некоторых весьма ограниченных пределах, поскольку при выходе за них — индивид не может быть не только вождём, но оказывается не способным поддерживать какую бы то ни было систему социальных связей, обеспечивающих его жизнь, и потому нуждается в опёке близких или психиатров. Тем не менее, некоторая «умеренная ошизелость» психики личности может стать предпосылкой к тому, чтобы индивид стал полноценным психтроцкистом (этот будет пояснено далее).

В пределах каждой устойчивой ветви идеологически своеобразно оформленного психтроцкизма всякий психтроцкист следует (осознанно или бессознательно) принципу «когда я прав, а прав всегда я…», однако — с учётом требования соблюдения «дисциплины высказывания мнений» в иерархии (начиная от уровня «вождей второго порядка» и ниже).

Поэтому внутренние конфликты в пределах идеологически своеобразно оформленной ветви психтроцкизма могут возникать прежде всего вследствие нарушения кем-либо в одиночку или на принципах групповщины «иерархической дисциплины мнений». Однако конфликты по поводу «дисциплины мнений» могут носить разный характер:

  1. в некоторых из них может выражаться борьба за истину и очистку идеологии (социологической теории) от разного рода ошибок и заведомой лжи;
  2. в других может выражаться борьба за изменение (повышение либо понижение) чьего-либо иерархического статуса, ничего общего не имеющая с поисками истины и очищением идеологии (социологической теории) от ошибок и заведомой лжи (она может протекать как на основе осознанной устремлённости повысить свой иерархический статус или стать вождём либо опустить кого-то по ступеням иерархии, так и на основе бессознательных автоматизмов поведения той же направленности);
  3. первое и второе (борьба за истину и чистоту идеологии и борьба за иерархический статус) могут переплетаться самым причудливым образом.

Такая мешанина мотивов и их выражений в действиях психтроцкистов сбивает с толку людей, которые не владеют эффективной познавательно-творческой культурой, вследствие чего они оказываются вовлеченными в психроцкистскую политику либо не могут ей эффективно противостоять. В истории СССР это наиболее ярко выразилось в реакции общества на ХХ съезд.

Кроме того, идеологически разнообразно оформленные ветви психтроцкизма обречены на идеологические конфликты друг с другом по поводу выражения истины и наличия в каждой из них ошибок и заведомой лжи; а при заключении разного рода стратегических и тактических союзов (в частности, между фракциями в одной политической партии и между разными политическими партиями) — неизбежны и конфликты по поводу главенства в таком союзе.

Такая алгоритмика индивидуальной и коллективной психики, характерная для психтроцкизма, приводит к ряду вопросов:

Ответы на эти вопросы обусловлены представлениями о методологии познания и творчества, на основе которых — вне зависимости от деклараций — даются на них ответы. В настоящей записке мы не будем излагать теорию познания, а отметим только некоторые связанные с нею и практикой её применения обстоятельства.

По отношению к теориям (идеологиям) это означает, что если теория истинна, то действия в соответствии с нею обязательно приводят к обещанным теорией результатам. Если обещанные результаты не достигнуты, то это означает:

Оглашения это — текст или изустная членораздельная речь. Длина текста (продолжительность осмысленной речи) при определённой личностной культуре выражения мысли определяют меру детализации описания жизненного явления или проекта. Поэтому граница «оглашения — умолчания» в общем случае подвижна, и её положение в каждом конкретном случае изложения (или применения) теории диктуется потребностями практики или обстоятельствами: кому-то, чтобы понять, что и как следует делать, хватит двух — трёх фраз, а кому-то необходимо будет проработать многотомный трактат — всё зависит от уровня личной подготовки на момент соприкосновения с делом.

Но вне зависимости от длины текста один из вопросов — раскрытие умолчаний, сопутствующих оглашениям. Казалось бы тут полный произвол. Однако в силу того, что: 1) Мироздание и его фрагменты это — триединство материи-информации-меры, а мера по отношению к информации — система её кодирования, а по отношению к материи — матрица её возможных состояний и переходов из одних состояний в другие и 2) диалектика как искусство постижения истины путём постановки вопросов и нахождения ответов на них одной из своих основ имеет чувство меры, — произвол в адекватном жизни раскрытии умолчаний иллюзорен; если кто-то настаивает на неограниченности произвола в раскрытии умолчаний, то те, кто с этим согласится, обречены на то, что какая-то часть умолчаний будет раскрыта неадекватно, и неадекватность раскрытия будет обличена принципом «практика — критерий истины», что может сопровождаться и тем или иным ущербом.

Если оглашения не противоречат мере (вписываются в матрицу объективно открытых возможностей бытия), то для большинства теория (идеология) представляется адекватной жизни. При более широком взгляде истинность теории (идеологии) выражается в том, что раскрытие умолчаний в соответствии с изложенными выше принципами будет непротиворечивым образом дополнять ранее известные оглашения, и при любом положении границы «оглашения — умолчания» теория будет вписываться в матрицу объективно открытых возможностей бытия, что будет подтверждаться принципом «практика — критерий истинности» при пользовании теорией.

Однако возможны случаи, когда раскрытие умолчаний, объективно (в силу объективности меры) сопутствующих оглашениям, показывает, что: 1) информация, объективно наличеству­ющая в ней по умолчанию, несовместима с информацией, наличествующей по оглашению, и 2) в алгоритмике деятельности на основе теории (идеологии) умолчания более высокоприоритетны, чем оглашения, вследствие чего при применении теории (идеологии) к решению практических задач реализуются умолчания, а оглашения либо не реализуются вообще либо реализация более высокоприоритетных умолчаний в большей или меньшей мере обесценивает реализацию оглашений.

Такое понимание взаимоотношений: 1) жизни как таковой, 2) теорий (идеологий), 3) методологии познания и творчества (выражающейся в личностной познавательно-творческой культуре), 4) деятельности на основе теорий (идеологий), в которой также выражается субъективизм, — позволяет дать однозначно понимаемые ответы на поставленные выше вопросы о возможностях психтроцкизма прикрываться теми или иными теориями и выражать себя в них и в деятельности на их основе.

Прежде всего, выяснится, что:

Психтроцкизм в своей политической деятельности может не только прикрываться адекватными жизни теориями, но может и сам порождать теории и отдельные теоретические положения (оглашения), адекватные жизни, что находит своё выражение в их практическом подтверждении фактами и событиями реальной жизни.

Соотнесение произведений самого Л.Д.Троцкого с реальной жизнью показывает, что многое из его теоретического наследия, запечатлённое в текстах на уровне оглашений, нашло подтверждение фактами и событиями жизни. То же касается и основного произведения другого психтроцкиста — А.Хитлера — «Майн Кампф»: если бы это была исключительно рафинированная ахинея, ничего общего не имеющая с жизнью, то Третий рейх в том виде, в каком он состоялся к моменту мюнхенского сговора (30.09.1938), по умолчанию давшего старт второй мировой войне ХХ века, не смог бы состояться по причине отсутствия социальной поддержки гитлеризма.

Но если обратиться к анализу умолчаний, то выяснится, что информация по умолчанию, объективно сопутствующая оглашениям, в алгоритмике проводимой на основе текстов политики отрицает оглашения и обладает более высоким приоритетом.

Это касалось произведений заведомых психтроцкистов. А что будет в том случае, если теория адекватна жизни на уровне оглашений, а раскрытие умолчаний в соответствии с изложенными выше принципами на основе искусства диалектики, ведёт только к детализации адекватной теории, но не выявляет несовместимости оглашений и умолчаний?

В этом случае психтроцкизм будет выражаться в том, что:

Именно так в прошлом учения Моисея, а спустя некоторое время — и Христа — были трансформированы в вероучения исторически реальных синагоги, церквей имени Христа и библейского масонства.

В ходе такого же рода преобразований педагогическая система П.Ф.Лесгафта (1837 — 1909) была сведена к спорту, противником которого (по причине его разнообразной вредоносности для самих спортсменов и общества) был Пётр Францевич, и не допущена в педагогическую практику школьного образования, что сопровождается большим вредом для телесного и психического здоровья школьников, и как следствие — вредом и для общества взрослых.

Но для психтроцкизма предпочтительнее выражать себя в теориях (идеологиях), в которых изначально умолчания — такие, какие ему надо для достижения намеченных им политических целей и автоматически обладают более высоким приоритетом, нежели несовместимые с умолчаниями оглашения, которые необходимы только для вовлечения масс (толпы) в политический процесс, инициированный или «осёдланный» психтроцкизмом. В соответствии с этим критерием «мраксизм» — изначально психтроцкистское учение, что было показано нами ещё в 1998 г. в работе «Печальное наследие Атлантиды. Троцкизм — это “вчера”, но никак не “завтра”».

И именно это обстоятельство позволяет увидеть в конфликте Л.Д.Троцкого и И.В.Сталина, троцкизма и большевизма то, о чём умалчивают психтроцкисты наших дней, начиная от выдающегося «десталинизатора» Н.К.Сванидзе и кончая мелкими публицистами.

И.В.Сталин на протяжении всей своей жизни, «творчески развивая» «мраксизм» как теорию, вносил в него в качестве оглашений и умолчаний умолчания большевизма об искоренении эксплуатации «человека человеком» не только в лозунгах, но и в практике жизни, включая и искоренение национального и религиозного угнетения личностей и обществ. И практическую политику он проводил в соответствии с оглашениями марксизма, подавляя объективно свойственные ему умолчания систематическим (на каждом пленуме и съезде, плюс выступления в печати) разъяснением «текущего момента», перспектив и политического курса в соответствии с нравственностью и этикой большевизма. На уровне оглашений придраться было не к чему — марксизм в чистом виде; так было до тех пор, пока в «Экономических проблемах социализма в СССР» И.В.Сталин не «доразвивал» марксизм до его самоуничтожения:

«... наше товарное производство коренным образом отличается от товарного производства при капитализме».

Это действительно было так, поскольку налогово-дотационный механизм был ориентирован на снижение цен по мере роста производства, а экономика развивалась в русле плана социально-экономического развития страны и обеспечивала реализацию провозглашённого политического курса.

И после приведённой фразы И.В.Сталин продолжает:

«Более того, я думаю, что необходимо откинуть и некоторые другие понятия, взятые из “Капитала” Маркса, ... искусственно приклеиваемые к нашим социалистическим отношениям. Я имею в виду, между прочим, такие понятия, как “необходимый” и “прибавочный” труд, “необ­ходимый” и “прибавочный” продукт, “необходимое” и “при­бавочное” время. ( ... )

Я думаю, что наши экономисты должны покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствую­щими новому положению.

Мы могли терпеть это несоответствие до известного времени, но теперь пришло время, когда мы должны, наконец, ликвидировать это несоответствие».

Все названные И.В.Сталиным понятия — привидевшиеся К.Марксу либо выдуманные им фикции; фикции — вследствие их метрологической несостоятельности. Приведённые выдержки — смертный приговор марксистскому проекту, приводимый Историей в исполнение. Попытки С.Е.Кургиняна и других его реанимировать под названием «Красный проект» и «исторической реабилитации» И.В.Сталина, без создания жизненно состоятельной социологии (включая и экономическую теорию) — один из ликов психтроцкизма в наши дни.

«Мраксизм» — изначально психтроцкистское учение потому, что его умолчания нацелены на осуществление бесконтрольной власти над толпой от имени самой толпы, купившейся на оглашения марксизма. То же касается и социологии, содержащейся в Библии, хотя в ней власть «элиты» — якобы от Бога.

Но наряду с такого рода учениями в истории человечества есть множество социологических теорий (идеологий), которые содержат те или иные ошибочные положения либо ошибочны в целом, хотя в них и не просматривается тот факт, что они изначально целенаправленно конструировались для решения задачи осуществления власти над толпой от её имени или от имени Бога, как это можно выявить в «мраксизме» и в Библии. Примером тому — теория этногенеза и «пассионарности» Л.Н.Гумилёва: этногенез в истории имел место неоднократно, однако описание его Л.Н.Гумилёвым метрологически несостоятельно, а «пассионарность» — своего рода в принципе непознаваемая «вещь в себе». Каково отношение психтроцкизма к такого рода теориям?

История показывает, что психтроцкизм «подгребает» и их под решение своих политических задач. И при этом социально-политические обстоятельства могут сложиться так, что психтроцкизм становится заинтересованным в том, чтобы такого рода теорий в обществе было побольше. Это происходит тогда, когда некогда практически монопольно господствовавшая теория (идеология) утрачивает власть над обществом, а новый монополизм насадить не удаётся. В этом случае манипулирование мнениями строится на основе принципа «больше вздора — хорошего и разного»: главное, чтобы толпа не задавалась вопросом, что в этом разнообразии взаимно исключающих друг друга мнений истинно, а что заведомо недостоверно, либо утрачивает достоверность в определённых сопутствующих обстоятельствах. Распространённость в обществе калейдоскопического мировоззрения и миропонимания при отсутствии культуры диалектического познания у людей представляет собой культурную среду́, наиболее благоприятную для распространения психтроцкизма и осуществления им власти над обществом.

Последний раз мы видели такое в СССР в годы перестройки, когда клика М.С.Горбачёва — А.Н.Яковлева насаждала «плюрализм мнений», после чего А.Н.Собчак, С.М.Шахрай и КО закрепили это положение в ст. 13.1 и 13.2 ныне действующей конституции РФ. Такой же «плюрализм мнений» для толпы культивируется и в странах буржуазно-либеральной демократии. При господстве «плюрализма мнений» в толпе, толпа — в силу её методологической безграмотности (первый приоритет обобщённых средств управления / оружия) не в состоянии выявить в этом «плюрализме» ту тенденцию и её теоретико-идеологическое обоснование, которую единственно поддерживает и развивает проводимая государством и надгосударственными силами политика.

Но психтроцкизм — не единственное теоретико-идеологически всеядное социальное явление.