Сайт материалов КОБ

8. Русское право — право свободы воли

8.1. Глобальный кризис цивилизации библейской кривды

Всё, изложенное ранее в разделах 3 — 7, это — наше ви́дение кризиса юридической системы России, созданной концептуально безвластными невольниками библейского проекта порабощения человечества от имени Бога. Но этот кризис, — в силу того, что библейский проект — глобально-политический проект, — не только внутрироссийский, но также и глобальный, т.е. так или иначе затрагивающий юридические системы всех стран Запада и в несколько меньшей степени (через международное право) затрагивающий государства, в которых юридическая система основана на иных мировоззренческих традициях.

В «Российской газете» от 12.03.2014 г. опубликована очередная статья председателя Конституционного суда РФ (в 1991 — 1993 гг. и снова с 2003 г.) В.Д.Зорькина «Цивилизация пра́ва. Если пра́во погибнет, то мир окажется у края бездны», посвящённая обрушению режима В.Ф.Януковича на Украине (21 февраля 2014 г.) и реакции на это событие политического и юридического сообщества стран Запада. Эта статья даёт представление о том, как кризис юридической системы, обслуживающей библейский проект, видится одному из наиболее высокопоставленных её представителей; кроме того — одному из наиболее эрудированных и к которому, как показал ряд событий прошлого, не кривя душой, можно обращаться на «Ваша честь».

Но прежде, чем комментировать его оценки происходящего и ви́дение перспектив, необходимо указать на различие его и нашего мировосприятия и миропонимания.

Для нас законодательство — разновидность обобщённых средств управления третьего приоритета. Как уже неоднократно отмечалось в настоящей работе ранее, функция любого законодательства — обслуживать управление по господствующей над обществом концепции. Эта функция реализуется вне зависимости от того, подчинено общество чужеродной для него концепции либо же господствующая над обществом концепция рождена в нём самом; осознаётся ли в обществе суть концепции в полноте взаимосвязей её оглашений и умолчаний и обусловленность законодательства концепцией либо же нет.

Практически это означает, что над всяким законодательством на уровне третьего приоритета обобщённых средств управления стоит концепция, некоторым образом (прямо или косвенно) выраженная в культуре общества. А над третьим приоритетом обобщённых средств управления находятся ещё два — историко-хронологический (по существу — матрично-алгорит­ми­чес­кий) и методологический (методология познания и творчества). Все без исключения обобщённые средства управления шести приоритетов работоспособны в каждом обществе настолько, насколько они согласованы с объективными закономерностями бытия человеческого общества (см. раздел 2).

Для В.Д.Зорькина всё изложенное в двух предыдущих абзацах — за пределами понимания, т.е. субъективно для него либо не существует, либо воспринимается как-то фрагментарно и осознаётся в целом неадекватно. Вследствие этого для него безальтернативно истинно следующее: «Никакому принципу нельзя подчинять право. Право и есть высший принцип». Эти слова помещены под портретом В.Д.Зорькина в названной публикации в «Российской газете» и являются своего рода если не эпиграфом, то одним из подзаголовков. Они взяты из следующего контекста (мы выделили их в нём жирным):

«ХХ век прошел через разного рода диктатуры. Он довел до предела принцип подчинения всего на свете некоей руководящей идее. Не буду приравнивать эти идеи — ведь и впрямь коммунистическая идея не чета фашистской. Дело в другом. В том, что практика ХХ века основывалась на чем-то более высоком, чем право. И подчиняло право этому более высокому принципу.

А потом люди поняли, что никакому принципу нельзя подчинять право. Что право и есть высший принцип. И понятно, почему люди это поняли. Даже не потому, что высшие принципы скомпрометировали себя той или иной политической практикой. А потому, что выяснилось: любое общество в конечном счете не может быть синхронизировано никаким высшим принципом.

Что кто-то будет этот принцип исповедовать, а кто-то будет его отвергать. И те, кто будет его отвергать, уйдут во внутреннее подполье в случае, если им этот принцип будут навязывать в качестве обязательного. И в подполье создадутся гнойники. И гнойники разложат страну. Невозможность подчинить высшему принципу не только все человечество, но даже отдельные народы — плюс ослабление высших принципов. Вот что окончательно поставило право во главу угла.

И большинство человечества договорилось о следующем.

Проводим честные выборы. Принимаем в качестве лидера того, кому доверяет большинство. Ограничиваем этого лидера рамками закона. И живем до следующих выборов. Человечеству, уставшему от двух мировых войн, напуганному перспективой третьей мировой войны, уставшему, возжелавшему элементарного покоя и радостей частной мирной жизни, показалось, что можно добиться стабильности на основе такого простейшего общественного договора. Какая-то часть человечества его, конечно, не приняла. Но большинство-то смирилось с тем, что за неимением лучшего и это, можно сказать, приемлемо и желанно. (…) Так в итоге была построена — на основе огромных жертв, методом кровавых проб и страшных ошибок — цивилизация права. Та самая цивилизация, частью которой я всегда себя осознавал, которой я служил верой и правдой. И которая рушится на моих глазах».

Однако то, что рушится «цивилизация права» — это не совсем так: действительно «рушится…», но не глобальная «цивилизация права», как это представляется В.Д.Зорькину, а в глобальных масштабах рушится юридическая система (ВКЛЮЧАЯ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО), обслуживающая библейский проект порабощения человечества от имени Бога. Но это — следствие того, что сам библейский проект, который обслуживает и защищает созданная в его рамках юридическая система, проявил свою жизненную несостоятельность. Эта несостоятельность выражается в форме разнообразных тенденций к самоубийству Западной региональной цивилизации, построенной на основе коктейля из лицемерия оглашений и умолчаний библейских текстов и их традиционных толкований, в которое она норовит вовлечь и все прочие региональные цивилизации, заявляя свои претензии на глобальное лидерство и попирая международное право при продвижении библейского проекта военной силой и тайными, заведомо незаконными и этически порочными операциями, проводимыми спецслужбами и дипломатическими миссиями на территориях других стран, в полном соответствии с «конституцией пра́ва силы» (см. раздел 1), но не в пределах какого-то одного государства, а в делании глобальной политики.

О том, как в «цивилизации права» вопреки всем декларациям о законности и правовой защищённости личностей, социальных групп и народов (якобы защищаемых международным правом и ООН) действует именно право силы, В.Д.Зорькин пишет так:

«В 1993 году я спрашивал тех, кто воспевал стрельбу из танков по Верховному Совету, могут ли они себе представить что-либо подобное в западных странах. Теперь я могу повторить этот вопрос. Могут ли мои высокопоставленные западные коллеги представить себе, что полицейские Парижа или Нью-Йорка будут безропотно сносить удары толп, захватывающих ключевые столичные административные здания, забрасывающих их бутылками с напалмом и так далее?

Все ревнители западных ценностей понимают, насколько однозначен ответ на этот вопрос. Но реальный высокий политический юридический Запад аплодирует насилию. Этому Западу не хватает верности духу цивилизации права для того, чтобы признать очевидное. И сказать про черное, что оно черное, а по поводу белого, что оно белое.

Но ведь именно эта неспособность давать оценку, исходя из верности духу права, духу цивилизации, на этом праве построенном, — породит крушение самой этой цивилизации. Жертвами же этого крушения станут все. Не только граждане Украины и России, но и граждане Германии, Франции, Великобритании. Всей Европы и всего мира.

На крушение этой нашей цивилизации права будут иронически смотреть те, кто строит свою общественную жизнь на иных основах. Неужели и в тот момент, когда они, смеясь, начнут аплодировать нашему краху, нам всем не станет стыдно? Между тем те, кто будет аплодировать этому краху, недолго просуществуют. Цивилизация права потянет за собой в бездну и все остальные цивилизации, являющиеся сейчас, увы, по сути реликтовыми структурами».

Но в понимании В.Д.Зорькина всё описанное им — антисистемная ошибка, совершаемая якобы по недомыслию теми или иными политиками и обслуживающими их юристами персонально или теми или иными корпорациями политиков. В действительности это — системообразующий принцип региональной цивилизации Запада, всего лишь цинично прикрываемый разглагольствованиями о законности и правопорядке в пределах «цивилизованных» демократических государств и разглагольствованиями о сакральности кодифицированного права и необходимости соблюдать нормы международного права.

Реально же, если действует право силы, то кодифицированное право неизбежно внутренне противоречиво, поскольку его первейшая задача — узаконить результат, достигаемый «силой» в самом широком понимании термина «сила». Внутреннюю противоречивость усугубляет «прецедентная составляющая», возводящая в ранг законодательной нормы ранее принятые решения, если прецедентная составляющая узаконена в кодифицированном праве. Поэтому в такой внутренне противоречивой юридической системе взаимно изолированными ссылками на разные статьи законов, на те или иные прецеденты (а в международном праве — ссылками на договорённости разных лет и эпох) можно доказать как законность, так и незаконность одного и того же решения, даже если не следовать антинормальному порядку применения законодательства; а если следовать антинормальному — то можно обосновать законность всего, чего угодно.

Кроме того, описанное В.Д.Зорькиным — только видимая извне составляющая процесса саморазрушения библейской цивилизации, в сопоставлении с которой все прочие региональные цивилизации планеты представляются В.Д.Зорькину «реликтовыми структурами», т.е. неоспоримо отсталыми и утратившими право на существование, если смотреть на них с точки зрения якобы передовой «цивилизации права», хотя в действительности саморазрушается именно она: если «реликты» и гибнут, то только в результате проникновения в них «западных ценностей» и разрушения под их воздействием своего собственного самобытного жизненного уклада, доказавшего свою устойчивость на протяжении многих веков, предшествовавших соприкосновению с «прогрессом» в его западном выражении. В отличие от них библейская цивилизация гибнет под воздействием её собственных системоообразующих принципов — библейской кривды, а не в результате агрессии других региональных цивилизаций Земли. О причинах саморазрушения библейской цивилизации кривды и права силы В.Д.Зорькин всё-таки сказал, хотя и не понял того, что это и есть главная причина её саморазрушения:

«Для меня обрушение этой цивилизации не менее горько и болезненно, чем для жителя позднего Рима обрушение его великой империи. Я всегда боролся за то, чтобы право восторжествовало. Именно этим была обоснована моя позиция осенью 1993 года. Я не могу сказать, что я в восторге от высказываний великого философа: "Пусть погибнет мир, но восторжествует правда". Но я твердо убежден, что если право погибнет, то мир окажется у края бездны (выделено нами курсивом при цитировании: здесь вследствие атеизма кодифицированное право неоправданно отождествлено с правдой — Правдой-Истиной, проистекающей от Бога). И я не вижу той великой идеи, которая может заменить собою право, спасая мир от низвержения в бездну. Я бы хотел, чтобы такая идея существовала. Но пока что на горизонте не маячит ничего подобного. А право рушится. Рушится стремительно. Я говорил об этом тогда, когда международное право рушилось и подменялось грубой силой в Ираке, Югославии, Египте, Тунисе, Ливии, Сирии.

И было ясно, что когда-нибудь это приобретет совсем губительный характер. Теперь такой момент наступил. На Украине произошла катастрофа права, чреватая гибелью всей цивилизации права, которую человечество выстрадало в кровавых войнах и революциях ХХ века. И все мы понимаем, что есть одна и только одна сторона, нарушившая право, поправшая его и продолжающая наращивание бесправия.

Можно что угодно говорить о президенте Януковиче. Но я прошу всех, кто сжигаем страстями по его поводу, посмотреть даже не на самого президента, а на феномен Януковича глазами юриста. Янукович был избран законно. Никто не оспаривал законности его избрания. Цивилизация права требует, чтобы избранный глава государства либо исполнял доверенные ему функции, либо был законным образом отстранен от власти. Отстранен ли Янукович от власти законным образом? Лишен ли он власти сообразно законам Украины?

Люди, ставящие во главу угла идейные ценности или ценности иного порядка, могут страстно обсуждать недостатки этого человека. Но для юриста человека не существует. Есть совокупность функциональных характеристик, приобретаемых и теряемых законным образом».

В последнем абзаце мы выделили при цитировании часть текста жирным. То обстоятельство, что в юридической системе, созданной в рамках библейского проекта, — человека не существует, а есть только ПОДМЕНЯЮЩАЯ ЧЕЛОВЕКА совокупность функциональных характеристик, приобретаемых и теряемых законным образом, — это главная причина начавшегося краха «цивилизации права» — цивилизации библейской кривды. Но этот начавшийся процесс краха юридической системы, созданной в рамках библейского проекта порабощения человечества от имени Бога, — следствие того, что его главная цель — становление глобального фашизма (см. Приложение 7), т.е. цивилизации, в которой достижение человечного типа строя психики людьми должно быть гарантированно исключено. Если это — цель проекта, то юридическая система, обслуживающая проект, не может рассматривать человека никак иначе, но только как объект манипулирования, как зомби-био­ро­бота, представляющего собой только и исключительно конечную (ограниченную) совокупность функциональных характеристик, приобретаемых и теряемых тем или иным узаконенным путём. То, что функциональные характеристики могут в жизни приобретаться и теряться помимо узаконенного порядка, — об этом В.Д.Зорькин не сказал, поскольку это не укладывается в «юриспрудентский образ мышления», хотя в жизни такое неизбежно.

И одна из таких «функциональных характеристик», в отношении которой кодифицированное право бессильно, — стремление состояться человеком, т.е. стать носителем человечного типа строя психики. Эта характеристика генетически заложенная и поддерживаемая Свыше в жизни каждого, но исторически сложившиеся культуры толпо-«элитаризма» нацелены на подавление её и достигают в этом массового успеха: исключения — крайне редки на протяжении всей истории. Поэтому если в библейской цивилизации кто-то претендует на реализацию этой «функциональной характеристики», то он с точки зрения юриспруденции библейского проекта — «экстремист» и должен быть подавлен или уничтожен физически. Стремиться к тому, чтобы стать человеком состоявшимся и жить по совести и по уму-разуму, а не по прописанному кем-то закону, задающему «функциональные характеристики» для всех и каждого, — это не допускается библейским проектом, и потому в его юридической системе расценивается как тягчайшее преступление: именно в этом был состав преступления Христа перед синедрионом и его хозяевами; и по сути в этом же «преступлении» обвиняли и обвиняют и некоторых других.

И как уже отмечалось ранее в разделе 3.3, в этом и состоит правовой нигилизм юридической системы, обслуживающей библейскую кривду, в отношении прав объективных, дарованных человеку и человечеству Богом, первое из которых — стать носителем человечного типа строя психики для того, чтобы быть наместником Божьим на Земле.

Библейская «цивилизация права» подавляет это равенство прав всех рождённых людьми состояться в качестве человеков и наместников Божьих на Земле попыткой дать иное равенство всем людям: через запрет и подавление человечности (со всем разнообразием каждой индивидуальности, в пределах данной Богом вариативности), путём низведения человека к конечному (количественно ограниченному) набору юридически прописанных функций с целью «синхронизации общества» (если пользоваться терминологией В.Д.Зорькина).

Действительно, на основе конечного набора функций можно построить конечную и непротиворечивую систему юридических законов, следование которым якобы способно обеспечить спокойствие и гармонию в жизни общества. Якобы способно, но реально не сможет.

Дело в том, что при таком подходе некоторым образом строится формально-логическая (по сути, математическая) юридическая модель человека и общества, в основе чего лежит упрощение реальности до конечного набора строго определённых функций человека и их взаимосвязей друг с другом и объемлющими общество системами, которые тоже должны быть представлены как некие конечные наборы строго определённых функций. Такой подход в естественных и технических науках — норма, поскольку позволяет решать многие практические задачи. Однако, если учёный или инженер не видит разницы между формальной моделью и реальностью, — он профессионально несостоятелен, как минимум, и общественно опасен, как максимум. Причём в практических приложениях главное требование, предъявляемое к моделям, следующее: параметры реальности, которая может быть спроектирована и построена на основе модели, должны быть не хуже тех, которые были ожидаемы (предсказаны) на основе моделирования.

Но юридические «науки» противоречат этому общенаучному принципу, настаивая на том, что жизнь должна протекать в «рамках закона», т.е. реальность не должна выходить за пределы построенной ими юридической модели; а принцип «что не запрещено законом — разрешено» может действовать только в рамках модели, но не должен выходить за её границы. Поэтому юридические «науки» настаивают именно на том, что человек в реальной жизни для них только и исключительно «совокупность функциональных характеристик, приобретаемых и теряемых законным образом».

Соответственно такого рода «профессиональная деформация личности», под воздействием которых юристы перестают воспринимать людей в качестве людей, в юридическом сообществе — явление массовое, и вследствие этого многие юристы сами выродились в ходячий набор функций, прописанных в законодательстве, утратив человеческое достоинство или так и не сумев обрести его. Как следствие все разговоры о законности и правопорядке со стороны юристов в этом случае неизбежно покрывают порицаемый всеми, но действующий по умолчанию принцип: «Нет человека — нет проблемы».

То есть исторически сложившаяся юридическая субкультура библейской цивилизации такова, что юристы, покалеченные ею нравственно и интеллектуально, не могут обращаться с людьми и обществом по-человечески (что требуется обществу). И вместо того, чтобы согласиться с тем, что кодифицированное право — всего лишь один из инструментов управления жизнью общества, способный выполнять только определённые и весьма ограниченные функции, и следовать этому пониманию в своей практической деятельности, они объявили человека — несуществующим, а право — универсальным принципом, выше которого ничего якобы нет и быть не может.

И это обвинение в адрес юристов-библейцев подтверждается правоприменительной практикой как РФ (примеры чего мы привели в разделах 5 и 6), так и зарубежных стран, включая и США — «эталон» демократии, законности и правопорядка для отечественных либералов.

И в «цивилизации права» — в силу того, что в действительности она — цивилизация кривды и права силы — никогда кодифицированное право не было высшим принципом, поскольку высшим принципом воплощения кривды в жизнь была издревле практикуемая технология манипулирования толпой, включая законодателей и юристов, в наши дни получившая название «окно Овертона».

«“Окно Овертона” — политическая теория (раздел: "технология управления общественными массами"), которая описывает движущееся «окно» представляемое рамкой вдоль отрезка идеи начинающейся с полностью невообразимой для приятия, а заканчивающейся полным приятием управляемым обществом. Данная технология реализуется с целью контроля общественным поведением. Согласно этой теории, политическая жизнеспособность какой-либо идеи зависит в основном от того, попадает ли она в «окно», чем от предпочтений конкретного политика. В любой конкретный момент, «окно» включает в себя область политических идей, которые можно считать приемлемыми в текущем состоянии общественного мнения, взгляды, которых политик может придерживаться без опасений быть обвиненным в излишнем радикализме или экстремизме. Сдвиг окна, при котором становятся возможными те или иные политические действия, происходит не тогда, когда идеи изменяются среди политиков, но тогда, когда они изменяются в обществе, которое голосует за этих политиков.

Теория названа в честь автора — Джозефа Овертона (1960—2003), бывшего вице-президента Макинского центра публичной политики» (Википедия).

Как работает технология, можно найти в интернете.

«ТЕХНОЛОГИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ ЧЕГО УГОДНО. Окно Овертона

Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия.

Ниже я на примере разберу, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое.

Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример?

Но всем очевидно, что прямо сейчас (2014 г.) нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии «окна возможностей». Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немысливое будет реализовано, пройдя все стадии «окна возможностей».

ТЕХНОЛОГИЯ

Ещё раз повторю, Овертон описал ТЕХНОЛОГИЮ, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею.

Обратите внимание! Он не концепцию предложил, не мысли свои сформулировал некоторым образом — он описал работающую технологию. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда.

КАК ЭТО СМЕЛО!

Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение «окна Овертона» — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.

У нас ведь есть свобода слова.

Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?

Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.

Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.

«Окно Овертона» уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.

Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.

Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.

Результат первого движения «окна Овертона»: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».

ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?

Следующим шагом «окно» движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного.

На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер.

Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».

Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.

Нет больше каннибализма.

Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным.

Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.

Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Он будет найден или придуман как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.

«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»

«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»

«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»

Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.

ТАК И НАДО

После того как предоставлен легитимирующий прецендент, появляется возможность двигать «окно Овертона» с территории возможного в область рационального.

Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.

«Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека».

«Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства».

«Есть люди, желающие чтобы их съели».

«Антропофилов спровоцировали!»

«Запретный плод всегда сладок».

«Свободный человек имеет право решать, что ему есть».

«Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб».

«А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».

В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства.

Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.

При таком раскладе сами так называемы «антропофилы» остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей».

«Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. «окно Овертона» движется дальше.

В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ

Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами.

Антропофилия массово проникает в новости и токшоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах.

Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!»

«Разве вы не знали, что один известный композитор — того?.. антропофил».

«А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали».

«А сколько их по психушкам сидело! Сколько миллионов выслали, лишили гражданства!.. Кстати, как вам новый клип Леди Гаги «Eat me, baby»?

На этом этапе разрабатываемую тему выводят в ТОП и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике.

Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, общественников и тд), отсекая от дискуссии специалистов.

Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «окна».

Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников через создание им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики.

«Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?»

«Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»

«У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали».

«Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила».

«Их так воспитали» и т.д.

Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу.

«Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»

МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ

К пятому этапу движения «окна Овертона» переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики.

Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено».

Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений.

Во время последнего этапа движения «окна» из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.

Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежна докатится до школ и детских садов, а значит следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание. Так было с легализацией педерастии (теперь они требуют называть себя геями). Сейчас на наших глазах Европа легализует инцест и детскую эвтаназию».

Коварство технологии состоит в том, что она опирается на естественные закономерности развития и деградации миропонимания общества и его культуры. Иначе говоря, процесс генерации идеи и обретения ею статуса нормы в миропонимании общества — может протекать естественным образом, но в полном соответствии этапами, описанными в технологии «окна Овертона». Но он же может быть и управляемым на основе того, что получило в ДОТУ название «автосинхронизация», при этом сохраняя для толпы видимость своего естественного течения.

Реальность же такова, что законотворчество и правоприменительная практика в цивилизации библейской кривды — под властью технологии «окна Овертона», которой злоупотребляют самовластные непубличные институты власти в обществе. И это одна из причин, почему Запад — это не «цивилизация права», а цивилизация кривды. А ведь волхв-жрец «элиту» Руси в лице Олега, возомнившего себя «вещим», предостерегал…