Сайт материалов КОБ

Приложение 2. Доходы управленцев и качество управления

Вопреки мнению И.И.Шувалова (см. сноску в разделе 3.2) преимущество в доходах управленцев над остальным сферами трудовой деятельности влечёт за собой падение качества управления в масштабах общества. По данным «Инженерной газеты» («Не заглядывай в карман начальства», № 45, 1992) к 1980 г. соотношение зарплаты высшей администрации к среднестатистической составляло: в США — 110 раз; в ФРГ — 21 раз; в Японии — 17 раз. Если оценить стоимость гособеспечения высших партийных и государственных чинов­ников в СССР в период 1970‑х — 1980‑х гг., то в этом списке СССР окажется впереди США.

По качеству управления, выражающемуся в производительности общественного труда, в качестве выпускаемой продукции и темпах разработки и освоения новых видов продукции в массовом производстве, названные страны уже тогда следовали в обратном порядке.

За прошедшие 30 лет «рейтинги» названных стран и тенденции их дальнейшего развития не изменились: СССР рухнул, а Россия увязла в кризисе, сохраняя многократное превосходство всевозможных «топ-менеджеров» и чиновников в доходах над среднестатистическим уровнем (Россия по этому показателю в 2006 г. входила в тройку мировых лидеров, хотя была где-то в хвосте мирового списка по уровням производства продукции в расчёте на душу населения — а в этом показателе выражается качество управления) и продолжает наращивать их превосходство; в США научно-тех­ни­чес­кий прогресс во многом — следствие «скупки мозгов» по всему миру и нарастают проблемы с долларом, утратившим позиции монопольно неоспоримой мировой валюты; ФРГ в среднем была благополучна до начала финансово-экономического кризиса 2008 и последующих годов; Япония — до начала этого кризиса была успешна при том, что не имеет своей сырьевой и энергетической базы.

Это означает, что в названных странах ошибки управления в масштабах общества в целом по своей тяжести пропорциональны кратности отношения зарплаты высших управленцев к среднестатистической, а качество управления — обратно пропорционально.

Об этом же пишет и нынешний президент США Б.Х.Обама в своей книге “Дерзость надежды. Мысли о возрождении американской мечты” (СПБ, издательство «Азбука-классика», 2008 г.):

«… самые высокооплачиваемые руководители за последние годы допустили серьёзные провалы в росте доходов своих компаний, уменьшение стоимости их акций, массовые увольнения, сокращение размеров пенсионных фондов.

Увеличение доходов руководства обусловлено вовсе не требованиями рыночной экономики, а культурой. В то время, когда у среднестатистического рабочего доходы практически не растут, многие представители руководства без зазрения совести кладут себе в карман всё, что разрешают им уступчивые приручённые советы корпораций. Американцы отдают себе отчёт в том, насколько пагубна такая этика корысти для нашей общественной жизни (выделено нами при цитировании: — отечественные бюрократы, как показывает мнение И.И.Шувалова приведённое в сноске в разделе 3.2, не отдают себе отчёта в том, что «пилят сук, на котором сидят»); в одном из недавних обзоров они назвали коррупцию в государственных структурах и бизнесе, корыстолюбие и стремление к материальному благополучию двумя из трёх наиболее серьёзных моральных проблем, стоящих перед страной (первой оказалась проблема воспитания детей в правильной системе ценностей). Консерваторы, возможно, и правы, когда требуют, чтобы пра­вительство не вмешивалось в систему, определяющую размеры вознаграждения руководителей. Но в то же время консерваторам стоило бы захотеть высказаться против неподобающего поведения на заседаниях советов директоров с тем же праведным гневом, с каким они обрушиваются на непристойные речёвки рэпа» (стр. 73, 74).

Т.е. если мы хотим общественного и научно-технического прогресса и всеобщего благоденствия, то доходы начальства, и прежде всего — высшего, надо «поджимать» так, чтобы они не превосходили среднестатистических показателей.

В этом случае сфера управления не будет столь притягательной для рвачей, не способных организовать управление выявлением и разрешением проблем общества: высшие руководители должны работать на идею всеобщего благоденствия в преемственности поколений, получая достаточное для жизни денежное содержание, а не на идею личного и семейно-кланового — преимущественного по отношению к остальному обществу — обогащения и наследственной социальной «элитарной» статусности.

Присваивая себе десятки и сотни миллионов (кто рублей, а кто и долларов) на ими же узаконенных основаниях, даже благонамеренные высшие политики рвут обратные связи в контурах циркуляции информации в процессе социального управления на уровне четвёртого приоритета обобщённых средств управления: они не могут прочувствовать на себе негативные последствия своей дурной политики — когда большинство живёт на несколько тысяч рублей в месяц, для присваивающего миллионы и сотни миллионов рублей и долларов житейские проблемы большинства — это гораздо дальше Канн или Куршавеля.

И кроме того, это плохой стимул для борьбы с коррупцией: даже на 40 000-ную зарплату, примерно вдвое превосходящую среднестатистическую по стране, не могут быть решены такие проблемы семьи, как покупка полноценного жилья, воспитание и образование более, чем одного ребёнка.

Если на легальные доходы невозможно жить (т.е. решать проблемы развития семьи), то объективные потребности в их разрешении становятся генератором обогащения преступными путями, включая коррупцию, вследствие чего коррупция неизбежна и неустранима — вымогательство взяток лицами, «замещающими должности» в государственном аппарате и бизнесе, в системе образования и здравоохранения и т.п. — с одной стороны, и с другой стороны — предложение взяток лицам, «замещающим должности».

Иными словами высшие чиновники, публикуя свои декларации о доходах и имуществе и настаивая на их правомочности, ежегодно расписываются в том, что они, в отличие от нелегальных коррупционеров, — тоже коррупционеры, но легальные, поскольку их легальные доходы на порядки превосходят стоимость потребления продукции по демографически обусловленному спектру потребностей нравственно-этически здравой семьи.