Сайт материалов КОБ

Приложение 5. Об экспертизе работы ВП СССР «Время: начинаю про Сталина рассказ…»

В экспертном заключении, авторами которого являются М.А.Осадчий и С.А.Дранишников есть раздел, названный сертификат качества. В нём написано:

«Экспертно-исследовательские работы производились в строгом соответствии с действующим законодательством о государственной судебно-экспертной деятельности и соответствующими процессуальными нормами.

При выполнении экспертно-исследовательских работ эксперты исходили из достоверности документации, представленной лицом, назначившим экспертизу.

При выполнении экспертно-исследовательских работ эксперты исходили из обстоятельств дела, известных им из документации, представленной лицом, назначившим экспертизу. Иные обстоятельства дела экспертам неизвестны.

При выполнении экспертно-исследовательских работ эксперты исходили из представленных материалов и не собирали иных доказательств».

Ознакомившись с «сертификатом», обратимся к результатам экспертизы. Один из выводов эксперта:

«Таким образом, в брошюре создан отрицательный образ еврейских национальных групп. Данный образ является обобщенным, деперсонализованным. Отрицательный образ группы лиц, созданный по мотивам еврейской национальности, основан на унизительной для человеческого достоинства бранной номинации, характеристике еврейской нации как меньшинства, паразитирующего на труде большинства».

И это после того, как эксперт ознакомился с подборкой цитат из Библии, представляющей доктрину «Второзакония-Исаии» (см. раздел 3.1 настоящей работы) скупки мира со всеми его обитателями и их имуществом на основе предписанной Ветхим заветом иудеям монополии на транснациональное ростовщичество и оценками этой концепции глобализации в работе ВП СССР «Время: начинаю про Сталина рассказ».

Этот вывод сделал эксперт А.М.Осадчий, кандидат филологических наук, на момент проведения экспертизы — автор «60 научных работ в области лингвистики и судебного речеведения».

К эксперту возникают встречные вопросы:

Однако филологическое образование, занятость в области лингвистических экспертиз, «судебного речеведения» и графоманства на эти темы не позволяют сделать этого.

Кроме того к обоим экспертам ещё несколько вопросов:

Кроме того, из экспертного заключения мы узнали, что при написании работы «Время: начинаю про Сталина рассказ…» у нас был умысел следующего содержания:

«В проанализированной брошюре реализовано основное коммуникативное намере­ние автора — сформировать положительный образ И. В. Сталина, обосновать его боговдохновенность, народность, приверженность истинному коммунизму, а также комплекс частных коммуникативных интенций (намерений):

- обосновать наличие в Библии пропаганды иудейского расизма;

- обосновать несовместимость идей И. В. Сталина и пропаганды «библейской мерзости», идеологии еврейского меньшевистского паразитизма;

- унизить человеческое достоинство евреев по мотивам национальной принадлежности, обосновав паразитическую природу еврейских национальных групп;

- унизить человеческое достоинство группы лиц по мотивам принадлежности к социальной группе христианских церковнослужителей (священников), приписав представителям данной группы насаждение библейской мерзости и иудейского расизма, ложь, паразитирование; приписав священникам- студентам, названным мерзавцами, извращенную нравственность».

Эти выводы не соответствуют содержанию работы «Время: начинаю про Сталина рассказ…» и тем более не соответствуют намерениям авторского коллектива ВП СССР:

Соответственно экспертное заключение, предоставленное в Заельцовский межрайонный следственный отдел следственного управления Следственного комитета РФ по Новосибирской области А.М.Осадчим и С.А.Дранишниковым — заведомо ложное экспертное заключение, что является составом преступления, предусмотренным ст. 307 УК РФ, ч. 2, а также и ст. 152 ГК РФ. Насколько содержание этого экспертного заключения обусловлено слабоумием экспертов, не позволившим им понять работу, и их цинизмом, а насколько их некомпетентностью в проблематике истории, социологи, политологии, экономики, психологии, сопоставительного религиоведения — вопрос открытый.