Сайт материалов КОБ

5.2. Итоги постсоветского законотворчества

Если с позиций, представленных в разделе 5.1, анализировать сложившееся в результате 20-летнего законотворчества законодательства РФ, то прежде всего, выясняется: поисковики интернета не дают ссылок на официальные сайты органов государственной власти по запросам типа «общее количество законов в России». Из изложенного в разделе 5.1 понятно, что ответ на этот вопрос носит принципиальный характер в аспекте обеспечения работоспособности законодательства.

Ответы частных лиц на этот вопрос, которые можно найти на сайте «Гарант. Информационно-правовой портал», разнятся:

Число 204622 мы не будем рассматривать, поскольку о его происхождении автор записи ничего не сообщает. Гораздо более информативны первая и предпоследняя строки. Из них видно, что два наиболее употребительных в РФ справочно-юридических программных комплекса, базы данных которых поддерживаются в актуальном состоянии специально нанятыми профессионалами юристами и программистами, практически в одно и то же время выдают в качестве ответа на этот вопрос не одно и то же число, а диапазон от 2785 до 3258.

Разность этих крайних оценок общего количества законов федерального уровня составляет 473 учётных единицы. Если не впадать в законотворческое графоманство, то есть основания предположить, что управленчески состоятельный свод законов государства вполне можно уместить в эту разность, ныне представляющую собой «статистическую погрешность» оценок (сделанных юристами-профессио­на­лами) общего количества законов федерального уровня в России.

После этого остаётся вспомнить юридический принцип «незнание закона не освобождает от ответственности по нему», памятуя о том, что речь идёт о невозможности узнать в темпе выработки управленческого решения о факте наличия 473 законов федерального уровня.

Хотя мы привели данные, относящиеся к апрелю 2008 г., но нет оснований полагать, что в 2014 г. положение дел стало качественно лучше, поскольку:

federal law 262Ещё один порок законотворчества — неспособность законодателей в тексте законов выразить определённо понимаемым образом свои мысли. Это приводит к тому, что после вступления законов в действие, их применение оказывается невозможным без разъяснений, устраняющих неоднозначность понимания положений самого закона. Нам удалось найти в сети информацию о соотношении объёмов инструкций и разъяснений, касающихся применения Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» от 22.12.2008 № 262‑ФЗ.

Чтобы информацию с представленного слева рисунка можно было соотнести с жизнью, поясним: 20 000 знаков это — 7 страниц текста шрифтом 14 с полями 2,5 см со всех сторон. От самого начала настоящей работы до конца предыдущего предложения — несколько менее 260000 знаков, включая пробелы (без пробелов — несколько менее 225000 знаков). Т.е. 300000 знаков, включая пробелы, инструкций к одному единственному закону — это больше, чем Вы уже прочитали от самого начала настоящей работы.

И поскольку закон № 262‑ФЗ порождён в определённой системе законотворчества, то есть основания полагать, что объём только официальных инструкций и разъяснений о применении законов превосходит объём текстов самих законов, как минимум в 4 раза (иначе говоря предполагается, что закон № 262‑ФЗ в числе лидеров по соотношению «объём инструкций» / «объём текста самого закона»). Т.е. законодательство и инструкции по его применению — это реально неподъёмный для психики подавляющего большинства людей (включая и профессиональных юристов) объём текстов.

И особый вопрос: На основе каких конституционных положений и какие органы государственной власти фабрикуют эти инструкции и разъяснения, КОТОРЫЕ РЕАЛЬНО ОБЛАДАЮТ БОЛЬШЕЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ СИЛОЙ, НЕЖЕЛИ КОНСТИТУЦИЯ И САМИ ЗАКОНЫ?

«Эта проблема не является новой для России. Как тут не вспомнить Циркуляр Народного Комиссариата юстиции РСФСР от 11 октября 1923 г. № 212 с очень красноречивым названием «О проведении в жизнь законов вне зависимости от издания к ним инструкций». В нём указано:

“…за последнее время наблюдается на практике следующее явление. Как только издается какой-либо законодательный акт, имеющий отношение к деятельности судебных органов, от последних почти всегда начинают поступать в НКЮ запросы о высылке инструкций по проведению в жизнь этого законодательного акта, когда не только сам этот законодательный акт не возлагает на НКЮ обязанности издать таковую инструкцию, но когда, вообще, в издании ее нет никакой надобности.”

Полный текст Циркуляра доступен в прикреплённом файле “Circular 212.doc”. Этот Циркуляр не отменялся и формально действует до сих пор».

Потребность в такого рода инструкциях возникает по двум главным причинам:

В жизни эти причины могут переплетаться весьма причудливо и всегда вредоносно.

Кроме того, правоприменительная практика — это генерация документов, предусмотренных законодательством, и документооборот. И то, и другое не может осуществляться мгновенно, а сроки, в течение которых юридическая система РФ в состоянии генерировать и доводить до получателя предусмотренные законодательством документы, таковы, что если искоренить правовой нигилизм — множество видов деятельности станут неосуществимыми, а государственность рухнет. Приведём только один пример.

Депутаты решили, что люди, имеющие судимость, не должны преподавать в школах и вузах. Отсутствие судимости каждый преподаватель и претендент на преподавательскую должность обязан удостоверить соответствующей справкой. Реальные сроки получения такого рода справки после заказа её в подразделении полиции по месту регистрации составляют от трёх месяцев до бесконечности: по крайней мере, такова реальность в период введения этого положения в действие. Соответственно, если следовать букве закона и отстранить от преподавания всех, кому юридическая система физически не успела к 1 сентября 2014 г. оформить соответствующие справки, — то система образования в России рухнет. И это — далеко не единственный пример такого рода, когда законодатели принимают законы, не задумываясь о том, как реально их требования будут соблюдаться в жизни. Более похоже на то, что несоотносимость положений законодательства с реальностью жизни — это норма в постсоветском российском законотворчестве.

Но кроме федерального центра в состав Российской Федерации входят 83 субъекта (после вступления Крыма — 84), каждый из которых тоже занимается законотворчеством на подвластной ему территории. Поэтому, если задаться вопросами:

Ответы на эти вопросы вряд ли возможно получить в разумные сроки, и это означает, что объём текстов законодательства постсоветской РФ давно уже превысил те пределы, при которых им можно пользоваться в качестве средства общественно полезного бесструктурного управления.

В частности общее количество нормативных актов, принятых законодательным собранием Свердловской области в 1994 — 2008 гг., «составило около 6500, из них 4000 (почти 60 %) являются первичными нормативными актами, из которых на 31 декабря 2008 г. сохраняют свою силу около 1500, что составляет почти 25 % от всех нормативно-правовых актов Свердловской области, принятых в 1994 — 2008 гг.».

«Общее количество законов Свердловской области, принятых в 1994–2008 гг., составило 1379 из них 577 (41,84 %) являются первичными, из которых в свою очередь только 265 (19,22 %) законов относятся к бессрочным законам. Именно эти первичные бессрочные законы образуют основной стабильный массив законодательства Свердловской области, который прежде всего и отражает количественные характеристики законов Свердловской области».

При этом необходимо ещё раз указать на то обстоятельство, что в разных субъектах по одним и тем же вопросам могут устанавливаться несовместимые друг с другом законодательные нормы, что автоматически должно порождать трудности во взаимодействии друг с другом хозяйствующих субъектов, находящихся на территории каждого из них, а также при осуществлении разного рода проектов на территории нескольких регионов.

Кроме того, в действующее законодательство постоянно вносятся изменения, вследствие чего правоприменительная практика далеко не всегда успевает за изменениями законов. Особенно это касается долгосрочных экономических проектов, в которых бизнес-планы свёрстаны под одно законодательство, а реализация протекает под властью изменившегося законодательства, поскольку такое порождает потерю бизнесом устойчивости по предсказуемости, спровоцированную государственностью.

В условиях такого обилия законов федерального и регионального уровня, заведомо неизвестных и в их полноте и взаимосвязях, внесения в действующие законы изменений в темпе, опережающем быстродействие юридической системы и быстродействие систем управления в бизнесе,

«российские чиновники зачастую безответственно и безграмотно выполняют свою работу — к такому выводу пришли эксперты, просмотревшие базу нормативных актов. Мониторинг документов, размещаемых сотрудниками государственных министерств и ведомств на портале regulation.gov.ru для публичной экспертизы, показал, что более 80 % из них публикуются с системными ошибками, пишет в четверг РБК daily со ссылкой на выводы исследователей Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП).

Бесспорным лидером в этом скорбном рейтинге стал Роспотребнадзор — ошибки выявлены в 97,7 % размещенной ведомством документации. Практически все отчеты идут как под копирку, меняется только название, а шаблон, изначально сделанный не по утвержденной форме, остается неизменным, нет части обязательных разделов, пришли к выводу в НИСИПП.

Второе место заняло Росалкогольрегулирование — 91,7 % ошибок. Чиновники этого ведомства размещают отчеты полузаполненными, а в заполненных разделах либо путаница, либо чрезмерно краткое изложение, из которого нельзя понять, какое именно регулирование ведомство предлагает.

На третьем месте — Минфин (86,2 %). В его отчетах часто неверно указана степень регулирующего воздействия, остается незаполненным подраздел о рисках решения проблемы предложенным способом. В некоторых разделах чиновники пишут "не требуется" без объяснения причин, хотя все разделы сводного отчета обязательны для заполнения".

Минтранс (84,8 %) грешит противоречивой информацией в отчетах. Высокий показатель и у Минэкономразвития, которое курирует проект regulation.gov.ru, — 71,4 % ошибок. В самом ведомстве заявляют, что о большинстве замечаний им известно, их исправлением чиновники займутся в будущем году».

Причём следует обратить внимание, что в приведённой публикации речь идёт только об ошибках типа «графы не заполнены», «сведения противоречивы», но нигде не говорится о системных ошибках, порождаемых управленчески безграмотным законотворчеством, задающим неадекватные жизни и задачам общественного развития системы контрольно-отчётных показателей, в соответствии с которыми ведомства фабрикуют отчёты о своей деятельности. Как неадекватные контрольно-отчётные показатели порождают пытки, ставшие системным фактором, вопреки их законодательному запрету, — было показано в разделе 4. Но:

Неадекватность системы контрольно-отчётных показателей потребностям общественного развития имеет свои негативные последствия в деятельности всех без исключения органов государственной власти и субъектов бизнеса.

А низкое качество государственного управления выражается в неблагоустроенности жизни общества.

Чтобы повысить качество управления, департамент развития госслужбы Министерства труда и соцзащиты подготовил законопроект, согласно которому

«соискатели на чиновничью должность будут сдавать обязательные тесты. Кроме того, чтобы стать госслужащим, теперь недостаточно иметь просто высшее образование — все федеральные ведомства обяжут заниматься активным поиском специалистов и затем оценивать их деятельность по системе KPI (ключевые показатели эффективности), а данные этих показателей чиновников приравняют к эффективности работы ведомства. (…)

Предлагается дифференцировать квалификационные требования к госслужащим путем введения трех уровней (требований. — «Известия»): базовый, функциональный и специальный.

В базовые квалификационные требования входят навыки и знания, необходимые каждому госслужащему: это знание русского языка, Конституции, а также закона о госслужбе и антикоррупционного законодательства. Кроме того, будут проверяться знания в сфере информационных технологий — уровень владения компьютером. При поступлении на госслужбу пройти тесты базового уровня должен будет каждый.

—Значит, простой смертный опять не сможет попасть на госслужбу. Тесты наверняка без спецподготовки не сдашь?

— У нас нет задачи сделать базовый тест очень сложным, чтобы никто не мог его сдать. Любой человек, при наличии высшего образования, несколько раз прочитав нужные законы и Конституцию, сможет его пройти.

Главная задача теста — на первоначальном этапе отсеять тех, кто, приходя устраиваться на службу, не знает, например, чем занимается министерство.

—Где такое тестирование можно пройти?

— Пока тестирование соискателей проводится при кадровой службе госоргана, а в последствии мы предполагаем, что это будут делать специальные оценочные центры.

Результаты успешно сданного теста будут действительны в течение года, и при желании и наличии вакансий гражданин сможет претендовать на должность госслужащего в любом госучреждении. При устройстве на работу человек, сдавший такой тест, не будет тратить время, отвечая на элементарные вопросы, а покажет свои профессиональные знания, необходимые для конкретной должности.

—Сколько вопросов будет в таком тесте?

— В ходе пилотного проекта, который проводился в 2013 году совместно с Российской академией народного хозяйства и госслужбы при Президенте РФ, мы разработали тест из 600 вопросов, который в ближайшее время будет размещен на Федеральном портале государственной службы и управленческих кадров. Мы будем расширять базу тестов, и в перспективе будет создан механизм, который сможет учитывать результаты прохождения теста, которые будут действительны в течение года. Если кандидат за это время на госслужбу не поступит, тест придется сдавать снова, только это будет уже другой тест, содержащий более актуальные вопросы.

—Если я прошла такой тест, что дальше? Я уже госчиновник?

— Кроме базовых знаний нужно еще иметь соответствующий опыт работы и профильное образование. Поправки в законопроект как раз коснутся функционала госслужащих.

К сожалению, пока система не учитывает, какой опыт человек уже получил и подходит ли он для нынешней работы. Чтобы исправить ситуацию, как раз и вводятся уточнения в закон. Яркий пример: человек служил в армии и занимался артиллерийскими установками, а устраивается в финансовое управление. По формальным признакам его стаж военной службы будет зачтен в стаж гражданской службы, что даст ему возможность трудоустройства наравне с профильными специалистами.

— То есть сейчас законодательно этот вопрос не урегулирован?

— В нынешней 12-й статье ФЗ «О системе государственной службы РФ» законодательно не определяется требование к профилю образования, это есть только в 47-й статье, которая касается должностного регламента и где указано, что квалификационные требования могут предъявляться не только к уровню, но и к профилю образования (направлению подготовки, специальности). Однако зачастую госорганы не пользуются этой нормой, ограничиваясь только требованием к наличию любого высшего образования.

— Что же включают в себя специальные требования?

— Специальные требования к чиновникам, прописываемые в поправках к закону о госслужбе, включают в себя все предыдущие составляющие: базовый уровень навыков, функциональные требования, набор специальных знаний по профессии, а также профессиональные качества. Для этого в Минтруда была разработана библиотека профессиональных и личных качеств. В нее входят такие качества, как ориентация на достижение результата, межличностное понимание ситуации и т.д. Каждый госслужащий должен обладать навыками этичного общения с гражданами и представителями организаций, уметь разрешать конфликтные ситуации, быть объективным и самоорганизованным.

В ближайшей перспективе в министерстве появится справочник, который обобщит деятельность всех госорганов и в нем будут расписаны требования как к профилю образования, так и знаниям служащих. Он объединит в себе все направления деятельности по госорганам, а внутри направлений будут прописаны требования к специалистам».

Авторы этого проекта повернули страну на тот путь, который до конца уже прошла планета «индиотов», описанная С.Лемом ещё в 1953 г.

Следует ожидать, что в результате этого нововведения качество работы госаппарата упадёт ещё ниже, поскольку решение проблем общества требует не знания конституции (которая сама проблема) и ответов на тесты в духе мнений, правильных с точки зрения Высшей школы экономики и т.п. лженаучных организаций, а добросовестности и свободомыслия, выходящих за пределы мэйнстрима общечиновничьей тупой безынициативной исполнительности.

Так или иначе описанная в разделе 5.2 проблематика осознаётся и некоторыми представителями законодательной власти:

«Общее количество законов, принятых за 18 лет работы Государственной Думы, с принятия ФЗ-1 (с 10.04.1994 до 10.04.2012) — 4551, из них «О внесении изменений…» — 2755, или 60,5 %. К настоящему моменту утратило силу 417 федеральных законов, из них «О внесении изменений…» — 302. На 10.04.2012 действовало 4117 федеральных закона (с учетом законов, не вступивших в силу). За 18 лет работы Государственной Думы (с 10.04.1994 до 10.04.2012) принято 1796 «базовых», системообразующих законов (не «О внесении изменений…»), из них 115 утратило силу; в итоге, на 10.04.2012 федеральный нормативный корпус состоит из 1681 закона.

Таким образом, житель Нижегородской области находится в правовом поле действия 1,7 тысяч федеральных законов, 0,6 тысяч законов Нижегородской области, а также 0,5-1,2 тысячи муниципальных нормативных правовых актов.

Суммарно, социально-экономические (хозяйственные, административные и др.) аспекты жизни и поведения гражданина, проживающего на определенной территории, регулируются до 3,5 тыс. нормативных правовых актов федерального, регионального и муниципального уровня, практически в каждый из которых раз в несколько лет вносятся изменения (и каждый из которых примерно через 2 десятилетия с момента принятия устаревает в большей части своих норм). (…)

Исходя из анализа приведенных количественных показателей нормотворческой деятельности на всех уровнях власти, следует отметить:

1. Количество принимаемых нормативных правовых актов формируют необычайно сложную и постоянно изменяющуюся правовую среду и для профессионалов — юристов и для населения, как в регионах, так и в стране в целом.

2. Высокая доля (более 50 %) принимаемых законов «о внесении изменений в законы» указывает на недостаточно высокое качество законодательства, с одной стороны, а с другой, создает дополнительные сложности в повышении правовых знаний и правовой культуры населения, что не способствует процессу формирования гражданского общества.

3. Большая разница (до 3-х раз) в количественных показателях законотворчества в субъектах не может указывать на наличие или отсутствие пробелов в регулировании. Вполне уместно предположить, что там, где меньше действующих законов, они, возможно, лучшего качества.

4. Уровень информационного взаимодействия законодательной власти и общества пока не адекватен количественным показателям правотворческого процесса.

Для решения указанных проблем, на наш взгляд, необходимо, повышение качества нормотворчества, с одной стороны, и реализация государственных программ повышения правовых знаний населения (некоего правового ликбеза) — с другой.

Завершая выступление, хочу процитировать Вольтера: “Многочисленность законов в государстве есть то же самое, что большое количество лекарей — признак болезней и бессилия”».

Ещё одни системный порок действующего законодательства состоит в том, что и в аспекте предусмотренных составов преступлений, и в аспекте процессуальном оно ориентировано на противодействие преступникам-индивидуалам, и полностью непригодно к подавлению организованной преступности, тем более, если организованная преступность проникает в органы государственной власти и, в особенности, — в са́ми правоохранительные органы.

Короче говоря, в результате более, чем 20-летнего законотворчества спортсмены, певцы, юристы, порнозвёзды, миллионеры и миллиардеры, родственники и знакомые высокопоставленных должностных лиц и богатеев, а также прочие демагоги — породили не просто неработоспособную юридическую систему, а противоестественную юридическую систему. И этот законотворческий маразм вопреки мнению И.И.Шувалова, В.Е.Деньгина и других, если соотноситься с интересами развития общества и критерием «стоимость / эффективность», явно не стоит тех народных денег, которые уже заплачены и потребуются в будущем для того, чтобы содержать депутатский корпус, сенаторов и аппарат Федерального собрания РФ и юридическую систему, действующую на основе столь маразменного законодательства.

И соответственно потребности общественного развития и гармонизации внутрисоциальных взаимоотношений и взаимоотношений цивилизации и Природы, обязывают принять к руководству слова из широко известного анекдота советских времён про сантехника: «да здесь всю систему надо менять…»