Сайт материалов КОБ

«О текущем моменте» № 2 (113), май 2014 года

В аналитической записке «Ихр кампф против человечности» (из серии «О текущем моменте» № 1 (112), 2014 г.) мы писали, что после того, как руководство России не признало нацистский режим, порождённый в конце февраля 2014 г. в Киеве спецслужбами США руками украинских «майданутых», и дало понять, что будет профилактировать попытки реализовать в России аналогичный сценарий, отечественные либерал-«аннтифашисты» будут убеждать всех, что в России уже победил фашизм. И последующее течение событий подтверждает этот прогноз.

Такая позиция либерал-«антифашистов» подразумевает, что именно «Россия — угроза светлому будущему всего человечества» и эту угрозу «цивилизованный мир» просто обязан ликвидировать до того, как она реализуется в агрессии России против «цивилизации демократии, законности и прав человека», т.е. — против Запада. И соответственно, отечественные либерал-«антифашисты» фактически уже стали подстрекателями к очередной мировой войне на всех шести приоритетах обобщённых средств управления /оружия «цивилизованного» Запада на уничтожение России — самобытности её культуры и физического истребления её народов. Поэтому есть насущная необходимость заняться либералами-прозападниками тем более, что Запад, как это показано в работах ВП СССР, — вовсе не благодетель человечества вопреки его собственным самооценкам, а наиболее неправедная и агрессивная региональная цивилизация (в сопоставлении с прочими региональными цивилизациями планеты) в силу особенностей библейской культуры как информационно-алгоритмической системы.

1. Либералы в позе «мартышка и очки»

Что характерно для отечественных либералов на протяжении всей истории существования либерализма в России, — так это отсутствие собственного ума, вследствие чего они на протяжении двух веков без малого черпают идеи из текстов мыслителей Запада, т.е. обезьянничают и не более того. Соответственно интеллектуально они ещё ниже уровнем, чем пресловутая мартышка из басни И.А.Крылова «Мартышка и очки».

Это характерно и для либерал-«антифашистов», активизировавшихся после возвращения В.В.Путина в 2012 г. на пост главы государства. Вот некоторые примеры такого рода либеральных «рассуждений» на темы победы фашизма в России, найденные в интернете.


«Отличная статья Умберто Эко.

Вспоминая свое собственное детство в фашистской Италии, Эко выделил 14 признаков фашизма.

  1. Культ традиции.
  2. Неприятие модернизма. Современность — это разврат.
  3. Культ действия. Подозрительность по отношению к интеллектуалам.
  4. Несогласие есть предательство.
  5. Боязнь инородного.
  6. Опора на фрустрированные (разочарованные, страдающие) средние классы.
  7. Национализм ("ты хорош уже потому, что здесь рожден") и идея заговора. "Нация в кольце врагов".
  8. Оскорбленность из-за показной силы врага.
  9. Культ борьбы ("покой нам только снится"). Пацифизм равен братанию с врагом.
  10. Элитаризм. Наши граждане лучшие на свете. Жесткая иерархия.
  11. Культ героизма.
  12. Культ мужественности и презрение к нетрадиционным сексуальным привычкам.
  13. Приоритет прав народа над правами личности. Вождь как выразитель воли Народа.
  14. Новояз. Примитивный тоталитарный язык, направленный на уничтожение ростков критического мышления.

Попробовал найти аналоги в нашей действительности.

  1. Защита "традиционных ценностей". Милоновщина.
  2. Развратный Запад против духовной России. Православие.
  3. "Люди труда" против "хомячков с Болотной" и прочих "бездельников".
  4. "Пятая колонна". "Национал-предатели".
  5. Антизападная риторика.
  6. Снова "люди труда" и остальные "простые россияне".
  7. "Кругом враги" есть, государственного национализма пока не наблюдаю. Бытовой процветает и стремительно прогрессирует.
  8. Возмущение из-за американского "империализма" и "вседозволенности". Все это "почему американцам можно, а нам нельзя".
  9. Настрой на борьбу пока не очевиден. Хотя желание "всыпать по первое число потихоньку просыпается".
  10. Пока не наблюдаю.
  11. Пока не наблюдаю.
  12. Налицо.
  13. Налицо.
  14. Пока не наблюдаю.

11 признаков из 14. Много это или мало? Или зря жути нагоняю и это У.Эко — яйцеголовый сионист-паникер, который ни одного трактора в жизни не сделал, а еще …дит?»

Ещё одна гиперссылка на тему соотнесения положения дел в России с 14 ю признаками фашизма Умберто Эко — http://vegall.livejournal.com/66662.html. В ней они представлены в ином порядке, но в формулировках, более точно передающих их смысл, предложенный У.Эко. И тему сопоставления этих 14 признаков с российской действительностью активно «пиарят» как либеральные интернет-графоманы, так и либеральные СМИ типа радио «Эха Москвы». Но Умберто Эко — не единственный, кто обеспокоен проблемой фашистской угрозы национальным и многонациональным обществам в государствах и человечеству в целом.

«В 2003 году учёный-политолог д-р Лоуренс Бритт, который занимался изучением режимов Гитлера, Муссолини, Франко, Сухарто и Пиночета, сформулировал 14 общих признаков, которые составляют характеристику фашизма.

Их полезно знать, и предлагать самостоятельно делать выводы.

  1. Мощный и продолжительный национализм — фашистские режимы постоянно используют националистические лозунги, девизы, символы, песни и так далее. Знамена можно увидеть везде, как и символы флага на одежде и в общественных местах.
  2. Пренебрежение к общепризнанным правам человека — из страха перед врагом и под предлогом обеспечения безопасности фашистские власти убеждают, что права человека могут игнорироваться в определенных случаях ради "необходимости". Людей заставляют "думать по-другому" или даже одобрять избиения, убийства, продолжительное лишение свободы задержанных и т.д.
  3. Выявление врага / искупительные жертвы как объединительная основа — народы при фашистских режимах сплачиваются в патриотичном движении в борьбе против общей опасности или противника: расовых, религиозных или национальных меньшинств, либералов, коммунистов, социалистов, террористов и т. д.
  4. Преимущественное положение вооруженных сил — даже если в стране есть много острых внутренних проблем, вооруженные силы получают непропорционально большое бюджетное финансирование, а внутренние проблемы остаются нерешенными. Пропаганда навязывает привлекательный образ военных и военной службы.
  5. Сильная дискриминация по признаку половой принадлежности — в фашистских правительствах доминируют мужчины. Традиционные гендерные роли жёстко закреплены. Отрицательное отношение к абортам и гомофобия.
  6. Контроль над СМИ — они контролируются непосредственно правительством или косвенно через сочувствующих журналистов либо руководителей СМИ. Распространена цензура — особенно в военное время.
  7. Маниакальное увлечение национальной безопасностью — страх используется как мотивационный инструмент правительства для давления на массы.
  8. Переплетение религии и правительства — правительства фашистских стран используют религию как инструмент управления общественным мнением. Религиозная риторика и терминология используются правительственными лидерами, даже когда главные принципы религии диаметрально противоположны действиям или политике правительства.
  9. Защита корпораций — промышленная и деловая аристократия в фашистских государствах часто является единственной силой, ставящей лидеров во власть, создавая взаимовыгодные деловые отношения с властной элитой.
  10. Притеснение профсоюзов — поскольку профсоюзы представляют единственную реальную угрозу для фашистских правительств, они либо полностью отсутствуют, либо серьезно ущемлены в возможностях.
  11. Презрение к интеллигенции и искусству — фашистские государства поощряют или терпимо относятся к проявлениям открытой враждебности к высшему образованию и к учёным. Зачастую они подвергаются преследованиям или даже арестам. Свобода самовыражения в искусстве подвергается открытым нападкам, и правительство часто отказывается финансировать искусство.
  12. Навязчивая идея преступления и наказания — при фашистских режимах полиции даются почти неограниченные полномочия. Люди во имя патриотизма во многих случаях предпочитают не замечать полицейских злоупотреблений, даже нарушение своих гражданских свобод. Часто создается национальная полиция с неограниченной властью.
  13. Необузданное кумовство и коррупция — фашистскими режимами почти всегда управляют кланы приятелей и партнеров, которые назначают друг друга на правительственные должности и используют власть для защиты членов своего клана от ответственности. Зачастую правительственные лидеры присваивают или даже напрямую разворовывают государственные ресурсы и казну.
  14. Мошеннические выборы — выборы в фашистских государствах часто превращаются в фарс. Нередко проводится клеветническая кампания (или даже убийства) кандидатов от оппозиции, законодательство используется для манипулирования численностью избирателей, границами округов, средствами массовой информации. Фашистские режимы часто используют судебную систему для манипулирования выборами.

Справедливости ради заметим, что основным признаком именно фашизма, а не фашистского строя, описанного Бриттом, является идея расового превосходства и практика массового геноцида. Чего, слава Богу, можно наблюдать не столь часто. В отличие от всех 14 приведённых выше признаков фашистского, авторитарного строя».

И это тоже не единственная ссылка на Лоуренса Бритта, с чьим набором признаков фашизма предлагается соотнести положение дел в России после того, как буржуазно-либеральная идеология в нашей стране практически полностью утратила поддержку «электората» и её наиболее засветившиеся носители были вытеснены из органов государственной власти. Ещё одна ссылка на 14 признаков фашизма Лоуренса Бритта завершается выводом:

«ИТОГО: действующий в России режим имеет ВСЕ признаки фашистского. Все 14, без исключения. Делайте выводы...»

Не отстают от интернет-активистов и «свободные» журналисты либерально-цивилизован­ного Запада. См., например, статью Яна Фляйшхауера «Идеология сверхнарода», опубликованную в журнале «Шпигель», изложение содержания которой представлено на сайте «Инопресса.ру»:

«Журналист немецкого издания Der Spiegel Ян Фляйшхауэр считает, что в идейном плане президент России Владимир Путин является наследником не советских руководителей, а фашистов. Для того чтобы понять это, журналист предлагает проанализировать "страхи и антипатии" российского лидера.

Так, основной темой выступлений Владимира Путина является "угроза со стороны сил, которые чувствуют внутреннюю силу русского народа и не дают ему подняться". Эти силы, по мнению президента, "не только расширяют сферу своего влияния на Восток, но и покушаются на русскую душу".

До сих пор многие воспринимали внешнюю политику Кремля с точки зрения геополитики: мол, Россия стремится вернуть территории, утраченные после распада Советского Союза. "Однако это неверно, — продолжает журналист. — Когда Путин говорит о врагах русского народа, он мыслит намного глубже — а именно о покушении на русскую душу". Именно это, пишет Фляйшхауэр, Путин имеет в виду, когда говорит о необходимости защищаться от Запада.

Человек русского мира, по утверждению Путина, "прежде всего думает о том, что есть какое-то высшее моральное предназначение самого человека, какое-то высшее моральное начало". На Западе же, напротив, люди больше думают об успехе и благосостоянии, то есть "о себе любимом". Таким образом, Владимир Путин ведет "идеологическую войну против поверхностного материализма, против упадка ценностей, против феминизации общества, сопровождающей исчезновение всех традиционных связей: короче говоря, против всего нерусского".

Размышляя о природе человека, который "собирается пересмотреть европейский миропорядок", Фляйшхауэр пишет: "Возможно, мы не решаемся провести правильные параллели, потому что они напоминают нам о времени, которое, как мы полагали, остались навсегда позади". Партия "левых" и некоторые социал-демократы в Германии считают Путина человеком в духе советских вождей, которые всегда отстаивали идею социализма. Но в основе лежит одна ошибка: "Путин не посткоммунист, он постфашист".

К такому выводу журналист приходит, проводя параллели со становлением фашизма в Италии: "Там также присутствовал культ тела, патетическая риторика отстаивания своих прав, оценка врага как пришедшего в упадок и деградировавшего, презрение к демократии и западному парламентаризму, раздутый национализм". В подтверждение своей точки зрения Фляйшхауэр обращает внимание на тот факт, что "враги свободы из правого лагеря давно почувствовали, что в Путине говорит тот, кто разделяет их идеи", а сам Путин признает в Викторе Орбане и Марин Ле Пен "братьев по духу".

Принятый в прошлом году "антигейский закон", заключает Фляйшхауэр, на самом деле изначально не был понят в его настоящем значении. "Сейчас же видно, что тогда речь впервые зашла о новой России". Тот закон, добавляет Der Spiegel, был только началом, "продолжение же мысли о том, что определенные группы являются второсортными, — это вера в превосходство собственного народа"».


Вот такие выводы в готовом к употреблению виде предлагают отечественные и зарубежные либерал-«антифашисты». Но прежде, чем делать выводы и пользоваться ими, следует проверить на состоятельность, во-первых, предлагаемые ими к рассмотрению исходные данные и, во-вторых, методологию переработки исходных данных в итоговые выводы. Причём проверка методологии на состоятельность (первый приоритет обобщённых средств управления) важнее, нежели проверка исходных данных, поскольку сами исходные данные для решения всех задач — всегда представляют собой результат применения методологии познания Жизни.