Сайт материалов КОБ

2. Россия

Россия с 1917 г. (за исключением периода большевистско-сталинской эпохи 1930 — 1953 гг.) тоже находится под властью интернацистов: до ухода из жизни Ю.В.Андропова это была власть интернацистов-марксистов; с 1984 по 1993 г. был период передачи власти от интернацистов-марксистов интернацистам либерал-буржуинам; с 1993 г. в России юридически оформлена государственная и бизнес-власть интернацистов либерал-буржуинов. Однако к настоящему времени внутренне устойчивого либерал-буржуинского интернацистского режима правления, аналогичного режимам в США, Канаде, Австралии и других фальшь-демократиях Запада, — в России не сложилось, и нет никаких возможностей, что такой режим сможет состояться хоть когда-нибудь в будущем. Причины просты:

И эта «политическая пассивность» населения России следствие не того, что все якобы — рабы и холопы «Путинской клики», а результат ощущения и понимания людьми того факта, что какое ни на есть (даже прескверное) государственное управление для большинства людей — предпочтительнее, нежели полноценная гражданская война без каких-либо правил и обычаев ведений войны. Но терпение людей не беспредельно, поэтому депутатам, госслужащим, топ-менеджерам, олигархам и «идейным либералам» (теоретикам и практикам) не следует впадать в самообольщение в отношении природной и неискоренимой «покорности российского быдла».

Однако, утратив государственную власть, либерал-буржуины в России наших дней по-прежнему сохраняют за собой контроль над социальными институтами, генерирующими и непрестанно воспроизводящими государственную власть, бизнес-власть и «4 ю власть» (власть СМИ над умами толпы) во всех толпо-«элитарных» обществах.

Рис. 1. Обусловленность спектра управленческих решений и будущего  качества жизни наукой и системой образования

Рис. 1. Обусловленность спектра управленческих решений и будущего качества жизни наукой и системой образования

Если обратиться к рис. 1, то понятно, что в России социально-фи­лософский научный официоз, система об­разования в области философии, со­циологии, политологии, экономики и финансов, юриспруденции по-пре­жнему «заточены» под обслуживание буржуаз­но-либеральной идеологии и либераль­но-рыночной экономи­ческой модели либо обеспечивают им демагогическое при­крытие оторванностью от жизни своих казалось бы альтернативных либерализму теорий. Вследствие этого система образования России продолжает плодить юристов, менеджеров для экономики и чиновников для государственной службы, чьё понимание жизни общества и его экономики находится в рамках идеологии буржуазного либерализма, даже в тех случаях, когда кто-то из них искренне ненавидит либералов и порицает всё, что они сделали со страной, начиная с 1985 г. по настоящее время. А факультеты журналистики производят уйму журналистов, чьё миропонимание либо либерально, либо не позволяет им выработать жизненно состоятельную альтернативу идеологии буржуазного либерализма и научно-методологическое обеспечение государственного управления в соответствии с альтернативной идеологией. То же касается и подготовки вузами России представителей режиссёрского и сценаристского сообщества.

Из этого обстоятельства и проистекает ответ на вопрос: «Почему Путин не распускает Думу, почему не распускает правительство, редко когда производит смену высших должностных лиц и не рекрутирует массово из общества незапятнанных коррупцией и воровством политических активистов?» — Нет смысла:

И соответственно при всём выше описанном Россия идёт на «автопилоте» эгрегориального управления, отрабатывая сформированный в прошлом потенциал социальной психодинамики, а В.В.Путин этому процессу не препятствует, не насилует его, а только слегка подправляет его течение, проявляя активность в ключевые моменты решения внешне- и внутриполитических задач, опираясь на работающую в автоматическом режиме социальную психодинамику.

Тем не менее, и в таких обстоятельствах вопрос о перспективах, т.е. о возможностях дальнейшего течения событий и управлении ими, — важен. Перспективы вариативны, и среди вариантов есть убийственные для России.

Прежде всего, необходимо понимать, что в Европе подъём национального самосознания и защита национальных культур коренного населения каждого национального государства от либерального интернацизма — это действительно способ сохранения коренных народов изначально этнически однородных государств Европы и возрождения их культур в новом качестве. Но это же — и потенциал войны против «всемирного халифата» с целью искоренения Корана, как угрозы осуществлению библейского проекта порабощения человечества от имени Бога.

И в варианте развития событий в Европе по националистическому сценарию неизбежно будет иметь место ограничение прав представителей пришлых инакокультурных диаспор и особая политика государства в отношении диаспор и их представителей (вплоть до принудительной репатриации). Но это может быть работоспособным только на первом этапе, поскольку разделение общества на граждан и неграждан — не может быть неограниченно долгим так, как является миной под благополучием и тех, и других, способной взорваться (либо быть умышленно взорванной) при спонтанном или умышленном создании определённых условий. Повторно отметим, что это — потенциал войны против «всемирного халифата». Соответственно на этом этапе должна проводиться политика построения новой культуры, которая обеспечит внутреннюю бесконфликтность этнически разнородного и изначально этически разнородного общества, а в аспекте внешней политики европейских государств и в аспекте глобальной политики — сделает невозможным нагнетание потенциала новой мировой войны между Европой и «всемирным халифатом» по причине нереализуемости проекта «халифата», подменившего Ислам шариатом. Т.е. первый этап должен завершиться построением нравственно-этически однородного общества, в котором в разделении населения государства на граждан и неграждан в зависимости от их происхождения и культурных особенностей не будет никакого смысла и от какого разделения будет только вред дальнейшему развитию этого многонационального общества.

Но политика националистически ориентированного государства на этом этапе способна трансформироваться и в нацизм, в результате чего общество станет более или менее этнически однородным вследствие того, что неугодные диаспоры будут изгнаны либо уничтожены полностью или большей частью.

В отличие от европейских государств Россия никогда не была этнически однородным государством. В последние несколько веков она была цивилизацией многих народов, живущих в общем для всех них едином государстве, в развитие которого все они вносили свой вклад соответственно достигнутому каждым из них уровню социокультурного развития. И сфера государственного управления и бизнеса также никогда в этот период не была этнически однородной, хотя русский язык был языком общей всем государственности, культурного обмена и межнационального общения. Это обстоятельство возлагает на всех, кто пользуется в жизни Русским языком, объединяющим разные народы в единую цивилизацию-государство, особую ответственность за общие судьбы — вне зависимости от их национального происхождения и национального самоосозания.

Поэтому разжигание и подъём разного рода национализма в России (как великоросского, так и иных, а также и еврейско-иудейского интернацизма) — надёжный путь к гражданской войне и расчленению страны на множество «сувенирных» национальных государств, в которых титульные нации будут подавлять и изгонять диаспоры «инородцев». Всю совокупность этих «сувенирных» государств либерально-буржуазный конгломерат в лице своих транснациональных корпораций «сожрёт» с удовольствием, эксплуатируя научно-техническую и экономическую несамодостаточность и несостоятельность каждого из них и всегдашнюю готовность «элит» отсталых народов продать всё поработителям, превосходящим их в научно-техническом развитии, а главное — соблазняющим «элиты» недостижимым для них в прошлом уровнем «высоко цивилизованного» гедонизма.

Пагубность для России буржуазного либерализма интернацистов и национализма некоторых противников либерализма — в стране многие осознают.

В качестве спасительной альтернативы и тому, и другому предлагается идея «державности», т.е. многонационального патриотизма россиян — развития общего всем народам страны государства, вклад в развитие которого в общих интересах могли бы внести все вне зависимости от их национального происхождения и «социального статуса». Этот лозунг декларируется в разных формах ещё с ельцинских времён, однако демагогия на эту тему представителей постсоветской власти и «патриотических» СМИ более, чем за 20 лет не дала каких-либо ощутимых народом благих результатов: Россия по-прежнему в кризисе, и этот кризис многим видится беспросветным и усугубляющимся. Демагогия на эту тему не даст никаких благих плодов и в будущем. Причина проста:

«Державность» не может быть САМОцелью жизнедеятельности общества, поскольку государственность — по своему объективному предназначению — средство осуществления целей БОЛЕЕ ВЫСОКОГО порядка значимости. А если такого рода целей нет, либо они отвергаются теми, в чьих руках оказалась государственная власть, то государственность становится самоцелью, вследствие чего идея «державности» обречена быть бесплодной, а государственность, соответственно, — становится паразитической.

Вариантов дальнейшего течения событий в этом случае два:

Однако цели, на осуществление которых должна работать государственность, пути и способы их достижения, — в постсоветской России вне публичного обсуждения: это запретная в официозе тема на протяжении всего имперского периода истории России и всех послесталинских времён. Большевистско-сталинский период — стоит вне этой традиции.

Если идея «державности» не работает сама по себе, т.е. без каких-либо пояснений со стороны политиков на тему «мы работаем, что есть сил на благо народа, но тупой народ не понимает своего счастья жить под нашей властью», которые вызывают лишь осмеяние и ругань со стороны подвластных, то без диагностики ситуации не обойтись.

Для того, чтобы государственность могла работать без пояснений и убеждений народа в своей благости и мудрости, необходимо, чтобы в результатах государственного правления подавляющее большинство людей видело воплощение их собственных ощущений справедливости в организации жизни общества. И именно этого нет в постсоветской России на протяжении всего времени её существования.

Вопрос о социальной справедливости не так прост, как его представляют либералы в смысле «отнять и поделить», чтобы, предложив заведомо идиотское «решение», уйти от его обсуждения по существу и тем самым уклониться от реализации жизненно состоятельного решения, несовместимого с либеральными бендеровско-чичиковскими идеалами «великих комбинаторов». Но чтобы Роман Абрамович и ему подобные макро- и микро- олигархи жили во дворцах, с прислугой и охраной, рассекали по всему свету на собственных авиалайнерах и яхтах, размером чуть меньше символа революции — крейсера «Авроры», — видеть в этом смысл своей жизни могут тоже только идиоты. И если «державники» намерены вытеснить Рому и ему подобных из его социальной ниши для того, чтобы оккупировать её самим, то в России идея «державности» не будет на них работать точно так же, как ныне в России на Рому, на ему подобных и на массовку почитателей талантов олигархов и их завистников не работает идея либерализма.

collage

Даже если все приведенные выше демотиваторы — не продукт самодеятельного народного творчества россиян, а продукт профессиональной работы социальных психологов и политтехнологов, работающих на «Госдеп США», то российским «державникам» есть о чём подумать, чтобы в дальнейшем такого рода творчество не находило одобрительного отклика у тех, кому предстоит жить в России под их властью на одну зарплату ниже среднестатистической…

Иначе говоря, народное единство де-фактобез каких-либо деклараций на эту тему — следствие того, что государственность делом выражает народные чаяния справедливости в своей политике. Подменить это дело словами о «согласии и примирении» паразитов и работяг, об их взаимной комплиментарности и толерантности, о порочности зависти «неудачников» к успеху Ромы и ему подобных — не удастся: придётся либо воплощать в жизнь справедливость — либо пасть жертвой «социальной зависти» и «непонимания тупым народом своего счастья» жить под властью идиотов и «креативных» проходимцев.