Сайт материалов КОБ

Аналитическая записка

Библия и Коран: разные вероучения

Есть три вероучения (иудаизм, христианство, ислам), называемые «авраамическими», поскольку все они признают Авраама (Библия) — Ибрагима (Коран) первым в истории нынешней глобальной цивилизации исповедником единобожия. Однако нет мира между ними. Почему?

Авраамические вероучения содержат два аспекта:

И вероучение каждой из авраамических религий обладает своею спецификой в каждом из аспектов, отрицая при этом мнения двух других.

В аспекте богословия разногласия таковы:

Иудаизм и ислам едины в исповедании единобожия и отрицают как заблуждение догмат о троице (едино-троичности Бога) исторически реального христианства. При этом ислам обвиняет исторически реальный иудаизм в отступничестве от Откровения, данного через Моисея, и подмене его некой отсебятиной, .

Иудаизм отрицает Христа в качестве Мессии и тем самым отрицает истинность Откровения, данного Свыше через Христа. Ислам признаёт Откровения, данные Моисею, Христу и другим пророкам, которые пришли в мир ранее Мухаммада, и учит, что Христос — зачат девой Марией от духа святого и был воплощённым словом Божиим, но отвергает «богосыновство» Христа. Кроме того, ислам отвергает распятие и воскресение Христа, и Коран даёт понять, что первыми отступниками от учения Христа были апостолы, в силу чего исторически реальное христианство весьма далеко от того, что нёс сам Христос, и именно отступничество иудаизма и христианства от исходных Откровений и вызвало потребность в том, чтобы пришёл Мухаммад и восстановил вероучение единобожия в его истинном, не изолганном людьми виде, что и запечатлено в Коране.

Христианство во всех его ветвях признаёт Откровения, данные ветхозаветным пророкам, начиная от Моисея; обвиняет иудаизм в отрицании Христа, данного через него Откровения и учит, что люди оправдаются на страшном суде верой в крестную жертву Христа — «Бога Сына».

Христианство и иудаизм едины в том, что не признают Мухаммада в качестве посланника Всевышнего и, соответственно, отрицают Коран в качестве записи последнего Откровения.

В аспекте социологии разногласия таковы:

Иудаизм настаивает на том, что иудеи-евреи — народ богоизбранный, миссия которого властвовать над всем миром и привести человечество к судному дню. Все остальные народы имеют право на существование только под властью богоизбранного народа, а те народы, которые не желают служить богоизбранному народу, сгинут. Основу власти иудеев над миром согласно Торе (Ветхому завету) составляет монополия на транснациональное ростовщичество.

«Не отдавай в рост брату твоему (по контексту единоплеменнику-иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо ростовщического паразитизма: поэтому слова «господь» и «бог» в приводимой нами тематической подборке цитат везде написаны не с заглавной буквы) благословил тебя во всём, что делается руками твоими на земле, в которую ты идёшь, чтобы овладеть ею» (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчёта о расшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и некоторой частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше), — Второзаконие, 23:19, 20. «…и будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы [и будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут]. Сделает тебя господь [бог твой] главою, а не хвостом, и будешь только на высоте, а не будешь внизу, если будешь повиноваться заповедям господа бога твоего, которые заповедую тебе сегодня хранить и исполнять, и не отступишь от всех слов, которые заповедую вам сегодня, ни направо ни налево, чтобы идти во след иных богов и служить им», — Второзаконие, 28:12 — 14. «То­гда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе (“Я — еврей королей”, — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: “Вы — король евреев”); ибо во гневе моём я поражал тебя, но в благоволении моем буду милостив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днём, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся», — Исаия, 60:10 — 12.

Эта доктрина носит изначально расистский характер:

«…и не отдавать дочерей своих иноземным народам, и их дочерей не брать за сыновей своих» (Неемия, 10:30); «земля, в которую вы входите, чтобы наследовать её, осквернена сквернами иноплеменных земли, и они наполнили её нечистотами своими. И теперь не отдавайте дочерей ваших в замужество за сыновей их, и их дочерей не берите за сыновей ваших, и не ищите мира с ними ВО ВСЕ ВРЕМЕНА (выделено нами при цитировании), чтобы укрепиться вам и вкушать блага сей земли и оставить её в наследие детям вашим навек» (2 кн. Ездры, 8:80 — 82).

Христианство, признавая факт богоизбрания иудеев-евреев в прошлом, отрицает их богоизбранность в эпоху после первого пришествия Христа на том основании, что иудеи отвергли Христа и его учение. При этом исторически сложившееся христианство не содержит в себе какой бы то ни было альтернативной иудаизму доктрины организации жизни общества и его экономики, что открывает дорогу для того, чтобы и в новозаветные времена действовали ветхозаветные принципы осуществления власти над миром некогда богоизбранных.

Иерархии всех исторически сложившихся так называемых «христианских церквей», включая и иерархию Православия в России, настаивают на боговдохновенности этой концепции, а канон Нового завета провозглашает её от имени Христа, безо всяких к тому оснований, до скончания веков в качестве благого Божьего Промысла:

«Не думайте, что Я пришёл нарушить закон или пророков. Не нарушить пришёл Я, но исполнить. Истинно говорю вам: доколе не прейдёт небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдёт из закона, пока не исполнится всё», — Матфей, 5:17, 18.

Подавляющее большинство церковников уходят от обсуждения проблематики воздействия Библии на историю в прошлом и на политику в настоящем. Тем не менее единицы из числа церковных авторитетов доходят до осознания сути проекта. В частности П.А. Флоренский заканчивает своё письмо В.В. Розанову от 26 октября 1913 г. следующими словами:

«Итак, вопрос о гибели нашей есть вопрос, давно уж взвешенный судьбою.
Ни славянские ручьи не «сольются в русском море», ни оно не «иссякнет», но всё будет наводнено серою жидкою лавиною адвокатуры, которая, между прочим, зальёт и Талмуд, и ритуальные убийства.
И, в конце концов, — вопрос в одном: верим мы Библии или нет (выделено нами жирным при цитировании).
Верим ап. Павлу или нет (выделено нами жирным при цитировании). Израилю даны обетования — это факт. И ап. Павел подтверждает:
«Весь Израиль спасётся».

Не «духовный» Израиль, как утешают себя духовные семинарии, увы, — не духовный. Ап. Павел ясно говорит о «сродниках по плоти» и подтверждает неотменность всех прежних обетований об избранничестве.
Мы — только «так», между прочим. Израиль же — стержень мировой истории.

Такова Высшая Воля. Если смиримся — в душе радость последней покорности. Если будем упорствовать, отвергнемся того самого христианства, ради которого спорили с Израилем, т.е. опять подпадём под пяту Израиля. Обетования Божии непреложны. Это мы «в черте осёдлости» Божественных предначертаний, — мы, а не они. Это мы — египтяне, обворовываемые и избиваемые и мучимые; это мы — те, у которых «головы младенцев разбиты о камень», — и об этом самом против себя мы поём в церквах ангельскими голосами: «На реках Вавилонских тамо седохом и плакахом». Нам — одно утешенье:

Хотя навек незримыми цепями
Прикованы мы к здешним берегам,
Но и тот круг должны свершить мы сами,
Что боги совершить предначертили нам.

Мы должны сами совершить круг своего подчинения Израилю! Может быть, вы — последний египтянин и я — последний грек. И, как загнанные звери, мы смотрим на «торжество победителей». Минутой позже, минутой раньше нас возьмут, зверей, может быть, — последних зверей, и выточат кровь для кошерного мяса. Но надо быть покорными.

И подлинно, как ни бери дела, а выходит всё одно. Ветхий Завет даёт и неустанно твердит обетования о будущем господстве над миром. Кому? — иудеям. А Новый? — Он отнюдь не говорит нам, христианам, что это господство переходит теперь к нам, христианам, а лишь зовет терпеливо нести свой крест и обещает за это спасение. Один Завет противоречит другому, — но не потому, что оба говорят одно, а потому именно, что оба говорят разное, и разное это обращено к разным лицам. И это глубокое и коренное расхождение обоих Заветов, примиримое при высоком парении духовного созерцания, как это было у апостола Павла, нестерпимо режет и жжёт наше бескрылое и дряблое сознание» (Комментарии В.В. Розанова и ответы ему П.А. Флоренского при цитировании опущены. Приводится по публикации на сайте: http://www.rusimperia.com/6_2004/vera1.html).

В данном случае необходимо указать на то обстоятельство, что П.А. Флоренский задаётся вопросами «верим ли мы Библии либо нет?», «верим ли апостолу Павлу либо нет?». Но он не задаётся вопросом: Верим ли мы Богу? Для него верить Библии и верить Богу — одно и то же, хотя это две разные веры, порождающие и два разных вида религиозности (личностной и общественной), и соответственно — два разных образа жизни общества. Поэтому он в своих размышлениях безальтернативно исходит только из положительного ответа на эти вопросы: он верит Библии и апостолу Павлу. Этой верой он подменяет веру Богу, отгораживается от Него Библией, и потому даже не рассматривает возможность подлога и извращения в исторически сложившейся Библии вероучений Единого Завета, данных в своё время Моисею, Христу, Мухаммаду; по этой же причине перед ним не встаёт вопрос и о том, чтобы ознакомиться с Кораном и подумать о смысле тех разночтений, в которых Коран отрицает как тексты Библии, так и традиции истолкования жизни на их основе, сложившиеся в иудаизме и во всех ветвях христианства в их исторически реальном виде.

Ислам признаёт факт богоизбранности иудеев-евреев в прошлом, объясняет это избранничество миссией просвещения всех других народов (нести Тору), от которой исторически реальный иудаизм уклонился. При этом Коран признаёт веру и иудеев, и христиан, если те живут в соответствии с неизолганными изначальными Откровениями, положившими начало каждой их этих двух авраамических религий. Коран многократно порицает ростовщичество, характеризуя его как разновидность сатанизма.

Коран против азартных игр и метания жребиев по любым поводам (это майсир — в переводе И.Ю. Крачковского) и за трезвость, .

Коран предлагает человеку диалог с Богом без посредников по жизни и уведомляет, что Любовь — следствие беззаветной, безоговорочной, безусловной искренней самоотдачи человека Богу. И миссия всех людей быть наместниками Божиими на Земле, .