Сайт материалов КОБ

Развитие аналитической записки «О текущем моменте» № 6 (127), июль 2016 года

Перед чтением данной записки настоятельно рекомендуем перечитать пушкинскую «Гавриилиаду», чтобы войти в определённое настроение.

У А.С. Пушкина есть такая фраза: «Правду знают все, кроме избранных». Это о том, что истина доступна (на бессознательных уровнях психики) всему обществу, но непостижима для «элиты». Другими словами, всё последующее в этой статье — известно всем на уровне образов (т.е. на бессознательных уровнях психики), а вот для тех, кто мнит себя «элитой» общества — это знание недоступно. Это — преамбула, далее — по существу заявленной темы.

1. «Новая доктрина Путина»

В интернете появился документ, который пафосно назвали «новая доктрина Путина» (http://axiolog.livejournal.com/160629.html):

В своей исторической «крымской речи» в Георгиевском зале Кремля 18 марта В. Путин четко сформулировал основные составляющие новой доктрины.

  1. Россия не рассматривает больше Запад как заслуживающего доверия партнёра. Упреки и претензии, высказанные в «мюнхенской речи» 2007 г. не были услышаны и приняты Западом во внимание. Пытаясь вновь втянуть Украину в НАТО и в ЕС, «западные партнеры перешли черту». Вопреки заявлениям об окончании «холодной войны» и политики баланса сил, они фактически проводили и проводят старую политику сдерживания России. Реальная политика Запада — это обман, принятие решений за спиной России, постановка ее перед свершимся фактом, экспансия. «Россия почувствовала, что ее даже не просто обокрали, а ограбили». Отныне Россия будет исходить исключительно из этого.
  2. Россия не рассматривает больше себя как часть европейской, и, тем более, евроатлантической цивилизации. Россия — демократия, но особого рода. Россия отказалась от коммунистических и «псевдодемократических догм». У неё новая идентичность, которую, впрочем, непросто сформулировать. Если почти 100% населения России поддерживает присоединения Крыма, то, значит это решение имеет прочную демократическую легитимность. Путин призывает народ сплотиться вокруг новой идеологии и политики, стать единым организмом. Россия не верит больше в универсальные ценности свободы, прав человека и демократии, как и в любые иные универсальные модели (хотя и остается — пока? — членом Совета Европы). Каждая сильная страна — сама себе система ценностей и сама себе модель.
  3. Международное право — это больше не система правил и даже не система координат. Международное право — это меню, из которого каждая сильная страна выбирает то, что ей выгодно. Так, для подавления восстания в Чечне использовался международный принцип защиты суверенитета и территориальной целостности, а для присоединения Крыма — принцип уважения самоопределения народов. Сильная Россия имеет право на «суверенную демократию». Слабая Украина — нет. Мир — снова свободная игра сильных и баланс их силы. «Доктрина Путина» возвращает нас, с одной стороны, в вестфальскую систему баланса сил и «европейского концерта», с другой — к доктрине «ограниченного суверенитета» Брежнева.
  4. Сфера действия «доктрины Путина» — постсоветское пространство. Обоснование — «историческое наследие», «русский мир», стратегическая безопасность России. Суверенитет постсоветских государств отныне является жестко обусловленным — учетом интересов России. За исключением трех прибалтийских республик бывшего СССР (хотя и это сегодня не факт). В случае «перехода черты» (втягивания в НАТО, в ЕС, попыток размещения военных баз) Россия будет действовать. Внутренняя дестабилизация такой страны, референдумы в регионах об отделении или даже о присоединении, ввод войск (официально или анонимно, в виде «вежливых зеленых человечков»), постановка лояльного Москве правительства. Закон о праве вводить войска в другие страны уже действует. Готовность перейти от дипломатических увещеваний к действиям — главное отличие новой доктрины, только что доказанное взятием под контроль и присоединением Крыма. В 2008 г. готовность действовать была впервые продемонстрирована в Грузии. Теперь любой, решивший «перейти красную черту» на постсоветском пространстве, должен быть готов к реальному противостоянию с Россией, в т.ч. к вооруженному. Одновременно доктрина – приглашение всем сильным странам пересмотреть правила игры. Перестать стесняться быть сильными. В этом смысле она глобальна. Еще в своей программной статье весны 2012 г. «Россия сосредотачивается» В. Путин заявил, что Россия будет не только следовать, но и формировать правила игры в мире. Время пришло.
  5. Модифицируется главный принцип Вестфаля — незыблемость государственного суверенитета и территориальной целостности. Теперь это относится только к сильным, состоявшимся государствам, защищенным собственной армией или военно-политическим блоком (НАТО, ОДКБ). Суверенитет и целостность слабых стран (в первую очередь failed states) становится полем игры сильных государств и их блоков. Государства разделяются на высшую лигу с гарантиями, и на вторую лигу — без гарантий. Если сильная и решительно настроенная страна считает, что её военно- стратегические, экономические и политические интересы подвергаются опасности — она вправе действовать, вмешиваясь во внутренние дела слабых стран, и даже ставя под контроль или забирая их территории.
  6. Роль международных организаций (ООН, ОБСЕ, Совет Европы и др.) резко сокращается. В их рамках необходимо сотрудничать, но лишь до того момента, когда они начинают мешать защите национальных интересов (именно так действовали США и их союзники, проводя различные военные операции в обход СБ ООН). В этом случае их надо без колебаний игнорировать.
  7. Новая «доктрина Путина» — исходит из принципиального нового баланса сил в мире. Совокупный военный, экономический, гуманитарный вес Запада резко сократился и продолжает сокращаться. Быстро увеличивается вес и влияние Азии, Латинской Америки, Африки. Незападные крупные страны (в БРИКС, ШОС, и т.д.) будут заинтересованы в новых правилах игры, чтобы самим играть, делить, забирать. Им придется по душе трактовка международного права не как системы табу, а как завлекательного ресторанного меню. Да, мир станет опаснее, и даже взрывоопаснее, да – риски нового прекрасного мира будут запредельно велики, но ведь каждый надеется на выигрыш в этой азартной игре, не так ли?

 


Не так!

Предложенная доктрина совсем не новая и точно — не доктрина Путина. Это мнение представителя одного из кланов в окружении Путина, который хотел бы, чтобы эта доктрина стала «Доктриной Путина». Однако в этих кланах нет понимания главного — прежде чем создавать свою стратегию противостояния Западу, необходимо определиться — а какая же стратегия у него? Отсюда и начинаются все вопросы.

Публично и впервые стратегия Запада была прямо названа советским писателем-фантастом и социологом Иван Антоновичем Ефремовым в романе «Час быка», написанном в 1968 году:

«К несчастью, главная религиозная книга наиболее техничной и могущественной из прошлых цивилизаций — белой — была Библия, наполненная злом, предательством, племенной враждой и бесконечными убийствами…»

Почему «элиты» боятся огласить то, что Библия является концепцией управления Западом и формирует стереотипы (автоматизмы поведения) людей?

— Потому что внутри России существует огромная «пятая колонна» — «элита» и толпа, которую «элита» пасёт. «Пятая колонна» взращена библейской концепцией и в рамках концепции бодаются между собой идеологические модификации концепции — РПЦ, синагога, исторически сложившийся (традиционный) ислам и атеисты-«традиционалисты», включая «мраксистов».

В дополнение «пятая колонна» на всех углах кричит о том, что Россия — часть Запада, и в тоже время: "там на Западе наши враги: католики, протестанты, иеговисты, адвентисты шестого и седьмого дня, да ещё педерасты." Что это как не массовая шизофрения?

А как обстоят дела на Западе?

— Не лучше. Там тоже господствует шизофрения. Они там точно знают, что Россия на них никогда первой не нападёт, но на всех углах, начиная с олимпийского и заканчивая польским, литовским и английским кричат:

— Да, мы боимся, потому что русские вот — вот на нас нападут, всех возьмут в плен и изнасилуют.

— Боитесь? А чего боитесь, когда расходы на вооружение в России раз в 20 ниже, чем у Запада.

— Всё равно — страшно! — русские всех обманывают и всё скрывают.

— Боитесь русских, когда вас уже насилуют иммигранты с Востока, а не русские?

— Всё равно боимся русских…

То есть Западу тоже, как и политическому руководству РФ ещё предстоит определиться со стратегией России.

Что же беспокоит Запад?

Внешне «стратегия Путина» (декларируемая в публичной политике) после августа 1991 год списана под копирку со стратегии Запада и Конституция РФ 1993 г. это всячески демонстрирует, но им страшна не открытая, а скрытая стратегия, порождающая вопросы вроде: “Who is mister Putin?” и непонимание поведения “these crazy Russians”; идеалы которой хотя и не проявляются в публичной политике на протяжении последних 1000 лет, но свойственны генетическому ядру многонациональной русской цивилизации и не дают на протяжении той же тысячи лет «окончательно решить “русский вопрос”», и которые в конце концов выразились как Русский проект глобализации в Концепции общественной безопасности.

Проблема в том, что эта Концепция страшна не только политическому руководству буржуазно-либерального Запада, но пугает и руководство РФ, а также она страшна и зомбированным Библией толпам с той и с другой стороны этого безумного противостояния.

И что тогда остаётся для этих толп заражённых библейской шизофренией? То, что говорил Портос в фильме «Д’Артаньян и три мушкетёра» (СССР, Одесская киностудия, 1978 г.):

— А вы почему дерётесь, Портос?

— Я дерусь, потому что я дерусь!

Т.е. в этом случае остаётся только бессмысленная для обеих сторон война на взаимное уничтожение ради целей некой третьей стороны, которая в конфликте не участвует, но управляет им в своих интересах. Нам такая стратегия не нужна.