Сайт материалов КОБ

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ЗАПИСКА

 
Начнём обзор глобально-политической ситуации, сложившейся в начале 2017 г., и возможностей течения политики России и США с текста, написанного в конце 2015 г.: это раздел 1 настоящей записки.

1. Кто знает, — тот поймёт, а кто не знает или не смог понять — это его проблемы

Публичная политика в России на протяжении многих веков большей частью делается в соответствии с принципом, вынесенным в заголовок < раздела 1 >.

В ряде случаев это касается и самих делателей политики <  >, но в таких ситуациях расхлёбывание своевременно не выявленных и не понятых проблем достаётся не только им, но и подвластному государственности обществу.

В декабре 2015 г. в публичной политике имели место три события:

В Послании Федеральному собранию сказано:

«Россия не имеет права быть уязвимой. Нам нужно быть сильными в экономике, в технологиях, в профессиональных компетенциях, в полной мере использовать сегодняшние благоприятные возможности, которых завтра может уже и не быть.

Конечно, власть должна слышать людей, объяснять суть возникающих проблем и логику своих действий, видеть в гражданском обществе и в бизнесе равных партнёров».

Но о том, как стать сильными в экономике, в технологиях, в профессиональных компетенциях, т.е. в результате осуществления какого именно по содержанию комплекса мер будет достигнут желаемый результат, — не сказано ничего. То же касается и объяснения сути возникающих проблем и логики < (алгоритмики) > действий власти — ничего, а практика обращения к власти по существу проблем, путей и методов их решения обычно натыкается на позицию «спасибо, мы — сами всё знаем и вполне компетентны».

Однако на пресс-конференции ответ на первый же вопрос о перспективах выхода России из кризиса в связи с аналогичным вопросом на конференции прошлого < 2014 > года и данным тогда ответом на него В.В. Путин начал анекдотом:

«Встречаются два приятеля, один другого спрашивает: «Как дела?» Тот говорит: «Как в полоску: чёрное — белое». — «Сейчас какая?» — «Сейчас чёрная». Проходит ещё полгода. «Ну как дела. Знаю, в полоску. Сейчас какая?» — «Сейчас чёрная». — «Нет, тогда же была чёрная». — «Нет, выясняется, что тогда была белая». Вот у нас примерно такая же ситуация».

В общем, ответ в стиле «оставь надежду на лучшую жизнь всяк живущий в России простолюдин»: власть и олигархия живут всегда в потребительском раю.

Если говорить о причинах экономических трудностей, с которыми сталкивается всё остальное общество < за исключением разнородных богатеев >, то это — непреклонная верность государственной власти во всех её ветвях либерально рыночной < социально->экономической модели.

Главный < внутрироссийский > генератор проблем — безответственность Центробанка России перед Россией. На протяжении всего времени существования Центробанк не справляется с единственной конституционной обязанностью — обеспечением устойчивости рубля, но успешно душит реальный сектор экономики (включая науку и систему образования) ростовщической удавкой и сдерживанием эмиссии рубля, что лишает реальный сектор оборотных средств и возможностей развития; кроме того ссудный процент является первичным генератором инфляции, а его Центробанк держит на уровне двузначных чисел < на протяжении уже двух десятилетий >.

Вопрос о ставке и политике Центробанка тоже встал на пресс-конференции, и В.В. Путин дал на него ответ.

«Елена Глушакова, РИА Новости.

Добрый день! Владимир Владимирович, Вы сказали, что пик кризиса мы прошли, тем не менее ситуация в экономике продолжает оставаться очень тревожной, и об этом говорят экономисты. В частности, Ваш соратник Алексей Леонидович Кудрин призывает к реформам, но он известный оптимист.

На этой неделе, например, очень тревожные мысли высказал и Ваш омбудсмен, Уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов. В частности, он сказал, что кредитная ставка Центрального банка чрезвычайно высока. Соответственно, наши предприниматели по понятным причинам не могут брать кредиты на Западе и не могут брать в России, потому что их стоимость слишком высока. Он говорит, что если ситуация продолжится, то мы станем Венесуэлой, где один курс национальной валюты на «чёрном рынке» и совершенно другой официальный курс валюты.

Вы такие опасения разделяете? Вы поддерживаете денежно-кредитную политику Банка России? Считаете ли Вы необходимым снижение процентной ставки?

Спасибо.

В.Путин: Бурные продолжительные аплодисменты Вашему вопросу.

Естественно, это всех волнует. И конечно, всем хочется, чтобы ставка рефинансирования Центрального банка была пониже, а на неё, как известно, ориентируются и коммерческие банки при выдаче кредитов участникам экономической деятельности. Это, кстати говоря, не единственный фактор ставки в коммерческом секторе, но существенный, это правда.

Борис Титов правильно всё делает, он борется за интересы предпринимательского сообщества, и очень важно, что такой человек и такие институты у нас есть. Почему я это создал‑то в своё время? Потому что я хочу слышать разные точки зрения, чтобы за текучкой сегодняшнего дня не пропустить какие-то важные и существенные элементы нашей экономической жизни в данном случае.

Для начала я прямо отвечу на Ваш вопрос. Я поддерживаю политику Центрального банка и Правительства по обеспечению макроэкономической стабильности. Первое.

Второе. При всём желании понизить ставку это нельзя делать административным путём, надо исходить из реалий нашей экономики, из её структуры. Конечно, я часто слышу: а вот там, где‑то за бугром, там другие ставки, они более низкие. Конечно, там более низкие ставки. Так они специально это делают. Но там проблемы другие, и структура экономики совсем другая. У нас угроза инфляции, а там проблемы, возможно, дефляции, когда производитель производит, а продать не может. Вот в этом проблема.

А у нас совсем другая проблема. И нам нужно, для того чтобы понизить ставку, не цыкать на Центральный банк, как это делали в советское время и в плановой экономике, а помогать Центральному банку и Правительству подавлять инфляцию и снижать девальвационные риски и ожидания. Когда мы сможем сделать и то, и другое, когда будем двигаться по этому пути, тогда естественным образом, рыночным, спокойно и будет снижаться ставка рефинансирования Центрального банка. (Текст выделен жирным нами при цитировании).

Там, где возможно поддержать реальный сектор экономики, Центральный банк и так это делает. Но нельзя его подталкивать к ещё большим шагам по этому направлению, потому что одна из ключевых — не единственная, но одна из ключевых — проблем борьбы с инфляцией может быть поставлена под вопрос: а что Центральный банк делает кроме того, что держит в работоспособном состоянии всю финансовую, банковскую систему страны? А мы можем утверждать, что так оно сегодня и есть. Что делает ещё Центральный банк? Вместе с Правительством работает, например, по так называемым программам проектного финансирования, когда через Правительство проходят определённые проекты, и набор достаточно большой, счёт идёт на десятки миллиардов долларов, уже, по-моему, 250, потом 500 миллиардов, по разным программам. И по этим программам банк предоставляет фондирование нашим коммерческим финансовым учреждениям для последующего финансирования этих конкретных программ. Это касается новых инвестпроектов, банк тоже принимает в них участие. Целый набор инструментов банк использует. Считаю, что этого пока достаточно».

< В этом ответе нет ничего по существу происходящего ни в сфере производства, ни в сфере финансового обращения и потребления. > Приведённый ответ В.В. Путина — < не более чем > публичное признание в лояльности либерально-рыночной < социально->экономической модели <, т.е. — политиканство, как элемент политического шоу>.

В этой же связи отметим, что в отношении губернатора Белгородской области Е. Савченко Федеральная антимонопольная служба России возбудила дело, по которому ему как должностному лицу грозит штраф в размере от 20 до 50 тыс. рублей. Этот факт заставляет ещё раз задуматься о практике избирательного применения закона в России: дело в том, что на Госсовете 18.09.2014 г. Е. Савченко выступил против политики Центробанка удушения ростовщичеством реального сектора. Поэтому дело ФАС против него можно интерпретировать только как элемент травли неугодного либералам руководителя одного из более или менее успешных регионов России, поскольку о каких-либо претензиях ФАС или иных служб к руководителям иных регионов, которые не выступали публично против политики Центробанка, СМИ не сообщали.

Если В.В. Путин заявил о поддержке политики Центробанка, то встаёт вопрос: что осталось в умолчаниях? — В умолчаниях остались следствия политики Центробанка — инфляция и двузначные значения ставки по кредитам в России и их неизбежные результаты.

Для того чтобы возникла инфляция необходимы следующие действия:

Кредитование под процент в качестве генератора инфляции никогда не рассматривается в учебниках экономической теории.

В силу этого обстоятельства Эльвира Сахипзадовна и КО, начитавшись учебников и никчёмных классических трактатов по экономике и финансам, могут быть в неподдельном неведении о том, как они убивают реальный сектор экономики России, а слабоумие может не позволять им догадаться об этом самостоятельно. Как бы там ни было (невежество, слабоумие, вредительство со знанием дела), но именно этим средством Центробанк РФ на протяжении всего времени своего существования разгоняет инфляцию. А потом он начинает с нею же как бы бороться, ограничивая эмиссию (сдерживая рост денежной массы), что лишает реальный сектор оборотных средств при выросших ценах и влечёт за собой падение производства в реальном секторе (вплоть до структурного распада народного хозяйства), а это вызывает вторичную волную инфляции.

В таком финансовом климате реальный сектор развиваться не способен, как следствие такой политики Центробанка — будет обострение кризиса, а не выход из него.

Предположим, что мы решили осуществить в реальном секторе некие проекты продолжительностью 2, 5 и 10 лет. Допустим, что инфляция на протяжении всего времени осуществления проекта до начала его коммерческой эксплуатации будет на уровне q=7 %, а ставка по кредиту p=15 %. Мы осуществляем проект на основе исключительно кредитных ресурсов, и каждый год платим проценты по обслуживанию ранее сделанных долгов. Ежегодный объём инвестиций при условии нулевой инфляции и беспроцентного кредитования равен 1. Финансовые характеристики осуществления проектов представлены в таблицах 1 и 2 ниже.

Таблица 1.
Инвестирование и кредитование
(Инфляция q=7 %, ставка по кредиту p=15 %)

Годы 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
Ежегодный необходимый объём инвестиций, у.е. 1,07 1,145 1,225 1,311 1,403 1,501 1,606 1,718 1,838 1,967
Ежегодный необходимый объём кредитования,  у.е. 1,258 1,568 1,938 2,380 2,907 3,534 4,280 5,165 6,215 7,460

Таблица 2.
Сопоставление результатов проектов
(Инфляция q=7 %, ставка по кредиту p=15 %)

Продолжительность осуществления проекта (годы) Себестоимость проекта при отсутствии инфляции и беспроцентном кредитовании, у.е. Себестоимость проекта при 7 %‑ной инфляции и беспроцентном кредитовании, у.е. Удорожание проекта за счёт инфляции, % Себестоимость проекта к моменту начала его эксплуатации при 7 %-ной инфляции и кредитовании под 15 % годовых, у.е. Удорожание проекта по отношению к безынфляционному варианту и беспроцентному кредитованию, разы
2 2 2,215 +10,75 2,826 1,413
5 5 6,154 +23,08 10,051 2,010
10 10 14,784 +47,84 36,705 3,671

Т.е. если в таких финансовых условия фирма, например ОАК «Ильюшин», решит построить аэробус нового поколения, и то же самое решит сделать «Эйрбас», то даже в том случае, если новый «Ил» будет превосходить по всем конструктивным, технологическим и эксплуатационным параметрам конкурента, — он будет обладать непомерной себестоимостью, вследствие < отнесения на себестоимость издержек по обслуживанию кредита >, станет никому не нужным и непродаваемым, а группа «Ильюшин» обанкротится.

Как в таких условиях реальный сектор может развиваться на инновационной основе, как инфляции упадёт сама собой и как ставка Центробанка понизится сама собой «рыночным образом», — от Эльвиры Сахипзадовны и КО хотелось бы получить внятные разъяснения, основанные на < метрологически и управленчески состоятельных > математических моделях <  >. Но таких разъяснений объективно быть не может. Ну а дальнейшее обострение внутреннего экономического кризиса России (зарубежные санкции и цена на нефть — это только дополнительный фактор, стимулирующий внутренний кризис, но не его причина) влечёт за собой то, что В.И. Ленин называл «революционной ситуацией» <  >.

И сложившаяся постсоветская государственность, судя по всему, ничего не собирается делать для её профилактирования и разрядки. В частности об этом говорит следующее обстоятельство: уже многолетние выступления депутата Евгения Фёдорова на тему необходимости подчинения Центробанка государству, не находят должной поддержки в Думе и Совете Федерации, что выражается в неизменности ныне действующей криптоколониальной конституции — законодательной основы осуществления ростовщической тирании в отношении России и сопутствующего ей законодательства РФ о Центробанке, хозяйственной и финансовой деятельности.

Поэтому вопрос в том,

Но пока революционную ситуацию целенаправленно нагнетают и взращивают потенциал недовольства в обществе.

Альтернативой такого рода катастрофам может быть только воплощение в жизнь идеи упомянутого в начале < раздела 1 > фильма «Миропорядок»: Россия должна быть справедливой. Но справедливость всегда в своём историко-политическом выражении конкретна, однако что конкретно справедливо ныне и как осуществить справедливость, — в фильме не сказано… < Не обсуждается эта тема и в ток-шоу, и в публичной политике. >

У либералов тоже есть свои понятия о справедливости <, но они близки к понятиям Остапа Бендера, вследствие чего не совпадают с нормальным человеческим >.

Внутренний Предиктор СССР
22 — 23 декабря 2015 г.