Сайт материалов КОБ

6. Что ещё следует знать о либерально-буржуазной фальшь-демократии

Сам по себе самовластно-корпоративный способ управления жизнью общества — он ни хорош, ни плох. Более того, он — объективно изначальный и в этом качестве безальтернативный, если соотноситься с тем, как полная функция управления реализуется в жизни общества по отношению к проблемам от мелких сиюминутно-личных до общесоциально-эпохальных.

И то, и другое — выражение самовластно-корпоративного способа управления в отношении общества. Поэтому вопрос в том, какая нравственность, обуславливающая целеустремлённость управленцев, реализуется в конкретике самовластно-корпоративного способа управления жизнью общества.

На микроуровне жизни общества самовластно-корпоративное управление имеет место в семьях со стороны родителей и старших родственников в отношении детей, которые в силу незавершённости процессов формирования психики и организма к самовластью надо собой пока ещё не способны. Но самовластно-корпоративное управление со стороны взрослых в нравственно-этически здра­вой и интеллектуально состоятельной семье готовит их к этому.

И в масштабах общества самовластно-корпоративное управление в отношении толпы, в силу особенностей исторического прошлого не способной к народовластию, может быть ориентировано на развитие личности и переход к полноценному народовластию, в котором самовластный характер многих видов власти перестаёт быть антиобщественным. Однако самовластно-корпоративный способ управления может быть ориентирован осуществление тирании в отношении не способных к надровластию обществ с целью воспроизводства и расширения системно организованного паразитизма корпорации властителей на обществе и на окружающей среде в целом. Это — фашизм, понимаемый как культура, препятствующая становлению человека Человеком. И в этом смысле либерализм — это фашизм, но не в беззастенчиво обнажённой диктаторской форме, а в форме буржуазно-либеральной фальшь-демократии, прикрывающей ту или иную корпоративную диктатуру. Поэтому выход из-под власти тирании корпораций требует ответа на вопрос в том, как осуществляется коммутация различных социальных групп в условиях самовластно-корпоративной диктатуры, прикрывающейся фальшь-демократией.

Прежде всего необходимо понимать, что общество в условиях фальшь-демократии неоднородно в аспекте культуры интеллектуальной деятельности. Оно — концептуально безвластно, но в нём есть индивиды, которые, будучи концептуально безвластными и признавая безальтернативными наиболее высокоприоритеную цель господствующей над обществом концепции, всё же обладают ограниченной этой концепцией познавательно-творческой культурой и свой познавательно-творческий потенциал реализуют в деле адаптации концепции к непрестанно изменяющимся историческим обстоятельствам. Вокруг этих «креативщиков» формируется струкктурированное сообщество политических активистов-лидеров, для которых «кре­атив­щики» — авторитеты и неформальные руководители. Эти активисты-лидеры принадлежат к политически активным слоям общества и в этих политически активных слоях общества именно они представляют так называемое «информированное меньшинство», которое формирует в своём окружении определённое представление о смысле жизни, путях и способах его реализации; и они же — по команде «креативщиков» активизируют заранее сформированные представления о смысле жизни, путях и способах его реализации в массовке единомышленников.

Это общие принципы реализации фальшь-демократии. В западной цивилизации «креативщики» и активисты-лидеры организованы в структуры масонства. Сообщество единомышленников, не связанных дисциплиной лож, — политическая массовка, чей потенциал активизируется в нужное время, упреждающе формируется системой образования и СМИ. Массовка — переменная по своему персональному составу, и вбирает в себя большей частью благонамеренную молодёжь, у которой есть время и которой легче манипулировать вследствие того, что она не знает жизни; кроме молодёжи в массовку входят психически ненормальные люди разных возрастов.

В случае США для массовки предлагаются идеи либерализма: ценность личности и прав человека, мы за всё хорошее, против всего плохого. Но это предлагается в форме абстракционизма, который наполняется конкретным содержанием «креативщиками» и полит-активом лидеров в зависимости от обстоятельств и «очередных задач», которые ставит перед собой самовластная корпорация. По мере продвижения по ступеням иерархии от массовки, через активистов-лидеров к «креативщикам» и хозяевам концепции системно организованного паразитизма меньшинства на большинстве и Природе — либерального абстракционизма становится всё меньше, и всё больше обнажается суть тирании.

В США это работает достаточно эффективно потому, что одна самовластная корпорация подавила либо искоренила корпорации-конкуренты. В постсоветской России этого нет. Здесь несколько самовластных корпораций.

К власти в 1993 г. пришли местные либералы активисты-лидеры, которых на протяжении длительного времени целенаправленно взращивал КГБ во главе с Ю.В.Андроповым. Часть из них связана дисциплиной масонских лож, часть пребывает в одиночном плавании. Но к власти они пришли не сами, поскольку «креативщики» либерализма к началу перестройки и в годы либерально-буржуазных реформ — большей частью были из США. Из числа аборигенов за прошедшие с начала перестройки 30 лет «креативщиков» либерального толка вырастить не удалось: местные — либо тупые и безвольные, ждут указаний, и потому в иерархии функциональности подняться выше уровня лидеров-активистов — не могут; либо, подавая большие надежды, мрут и гибнут мистическим образом, не оправдав надежд кураторов; либо не приемлют идеалов либерализма и пытаются «креативничать» на тему российского имперского проекта.

И в настоящее время все публичные претензии к В.В.Путину проистекают от зарубежных «креативщиков» буржуазного либерализма и ретранслируются в пределах России местными активистами-лидерами и либерально «мыслящей» массовкой: в прошлом это «пуськи» и их почитатели, о которых уже забыли; ныне — Навальный и его массовка.

Их претензии обусловлены тем, что В.В.Путин и «кровавая гэбня», которая вытеснила с начала 2000 г. из органов государственной власти и бизнеса истинных либералов-космополитов, не пресекает желательным образом деятельность разного рода антилиберальных «креативщиков», и при этом регулярно, если не пресекает, то прессует деятельность либеральных активистов-лидеров и возбуждаемой ими массовки. Кроме того, есть подозрения (и многие обвинения в коррумпированности власти проистекают из  этих подозрений), что в стране организована параллельная «опричная» экономика, решающая задачи, которые либерально-эконо­ми­ческая экономика, предписанная для России кураторами её «демократизации», в принципе не должна решать.

Однако, СМИ, финансы, Дума, по-прежнему — через периферию либерально-космопо­ли­тич­ных лидеров-активистов — подконтрольны хозяевам глобального либерально-буржуазного проекта. Поэтому есть и публично не оглашаемые претензии к В.В.Путину, не совместимые с либерализмом, суть которых сводится к тому, что искоренять надо не только буржуазно-либе­ральный проект, но и попытки реанимировать российско-импер­ский холопско-господский проект, а для этого надо продолжать дело большевизма, признав Великую октябрьскую социалистическую революцию не ошибкой истории, не инспирированным извне антироссийским проектом, а началом преображения всей глобальной цивилизации в Царствие Божие на Земле.

Но это — тема, далёкая от обсуждения «Прямой линии 2017 г.», и её развитие требует не вождя-учителя в лице В.В.Путина или кого-то другого, а творческой деятельности в этом направлении широких слоёв общества во всех его социальных группах. Нигилизм (этого не хочу, а чего хочу — не знаю) разрушителен, и его пора изживать всем, кто недоволен сложившимся в стране и в мире положением дел и тенденциями дальнейшей деградации глобальной цивилизации при цивилизационном лидерстве Запада.

Внутренний Предиктор СССР
16 — 20 июня 2017 г.