Сайт материалов КОБ

3.2.3. Были ли альтернативы победе красных?

Тем не менее, многие сожалеют о том, что победили красные, а не белые. Они убеждены в том, что если бы победили белые, то страна развивалась более успешно, менее кроваво и не пришла бы к катастрофе 1991 г. Поэтому, хотя история не имеет сослагательного наклонения, но вопрос: Что бы было, если бы победили белые? — для многих актуален. Однако история дала на него ответ практически: ответ выразился в судьбах постимперских Польши, Литвы, Латвии, Эстонии, обретших государственную самостоятельность в результате краха Российской, Германской и Австро-Венгерской империй.

Польша, едва успев продекларировать свой суверенитет, в 1919 г. напала на Советскую Россию и победила красных в польско-советской войне 1919 — 1920 гг. во многом благодаря любимцу Л.Д. Троцкого М.Н. Тухачевскому (во всяком случае, сам Й. Пилсудский признавал неоценимый вклад М.Н.Тухачевского в разгром Красной Армии в ходе контрнаступления на Варшаву). На момент возобновления государственной самостоятельности в состав Польши вошли территории, уровень культуры и промышленного развития которых превосходил уровень развития территорий европейской России: это касается как территорий, отошедших от Германии и Австро-Венгрии, так и территорий бывшего Царства Польского в составе Российской империи, которые в аспекте развития промышленности и образованности населения превосходили средний российский уровень. Плюс к ним Польша присоединила к себе земли, отторгнутые у соседей в ходе польско-советской и польско-литовской войн. Спустя неполные 20 лет после этого Польша была разгромлена вермахтом в силу того, что она в сопоставлении с Германией была отсталой в научно-техническом и в военно-экономическом отношении страной, а британские и французские её союзники — предали Польшу, исходя из своих геополитических интересов: столкнуть в войне на взаимное самоуничтожение СССР и третий рейх, которые не имели общих границ в период самостоятельного существования нацистской Польши.

Участие СССР в разгроме Польши в 1939 г. — миф, поскольку к началу 17 сентября операции Красной Армией по освобождению территорий западной Белоруссии, западной Украины и Литвы от нацистской польской оккупации, — Польша уже потерпела необратимую военную катастрофу, не выдержав единоборства с третьим рейхом по причине своей военно-экономической отсталости, которая стала следствием неспособности её шляхты и либеральной буржуазии к государственному управлению в интересах развития страны.

И всегда, когда речь заходит о политике СССР в отношении Польши в период 1920‑х — 1939 гг., надо для начала всегда вспоминать, что Польша тех лет была нацистским государством. Недееспособность её государственности и обусловленная ею военно-экономическая слабость в купе с великопольской спесью делала польский нацизм только менее опасным для соседей, но не обращала Польшу в эталон гуманизма и праведной этики.

В государствах Прибалтики уровень промышленного развития к моменту их вступления в СССР в 1940 г. даже упал в сопоставлении с имперскими временами: количество промышленных предприятий сократилось примерно на 1/4 — на 1/3; в Эстонии появилась поговорка «Родина эстонца — Эстония, а кладбище — весь мир». Качество жизни простонародья в государствах Прибалтики в сопоставлении с качеством его жизни в Российской империи стало ниже, а в сопоставлении с качеством жизни в СССР к концу 1930‑х гг. было таким низким, что буржуазные правительства этих государств под давлением народных масс вынуждены были согласиться на введение советских войск на их территории, что в конечном итоге завершилось интеграцией этих государств в состав СССР в качестве союзных советских республик.

Представлять Финляндию в качестве возможной альтернативы благостного развития России без власти идейных марксистов интернационал-фашистов и большевиков, показывающей, какой бы могла стать Россия, если бы победили белые, — неправомерно, поскольку и в границах Российской империи Финляндия на протяжении всего времени существования Великого княжества Финляндского жила своею — обособленной от остальной империи — жизнью, по своим законам, сохраняла менталитет и психодинамику общества, отличавшую Финляндию от менталитета и психодинамики, характерных для остальных регионов империи, и прежде всего — от великоросских регионов.

Победа белых в гражданской войне означала бы диктатуру мародёров — таких, чей нравственно-этический и ментальный тип, был описан А.И. Куприным в 1908 г. Они бы бесились с жиру в своё удовольствие, а не самоотверженно вкладывались в развитие страны. То, что это правда, показывает и история постсоветской России, в которой государственная и бизнес- власть сосредоточилась в руках этого же нравственно-этического типа с примитивным миропониманием и зашкаливающей политической недальновидностью.

Т.е. если бы кто-либо из лидеров белого движения был способен с меньшими социальными потерями, чем это сделали большевики, профилактировать катастрофу военного поражения, расчленения, оккупации и колонизации России, к которой шла империя под властью династии Романовых, аналогичную той катастрофе, в которой погибла нацистская Польша в 1939 г., то в гражданской войне победили бы белые: Всевышний отдал бы победу им.