Сайт материалов КОБ

3. Деструктивная культурная политика Российской государственности в постсоветскую эпоху

«По словам заместителя Председателя Комитета по образованию и науке Государственной думы РФ, Председателя движения «Образование для всех» Олега Смолина, Андрей Фурсенко на ежегодном молодёжном форуме на Селигере 23 июля 2007 года сказал, что, по его мнению, «недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других».

Т.е. по первому характеристическому параметру постсоветская культура ориентирована на деградацию, поскольку освоение познавательно-творческого потенциала в ней расценивается по минимуму — как никчемное дело, а по максимуму — как вредное.
Наличие воли, способной сдерживать инстинкты, и стыда и совести, которые должны быть альтернативой врождённой «слабой морали» стадно-стайной обезьяны вида «Человек разумный» — это то, что отличает человека от животных, которым воля, совести и стыд не свойственны. Однако проблематика формирования воли и интеграции в структуру психики совести и стыда — вне тематики культурологии и педагогики, а культурная политика государства де-факто направлена на их подавление.
Ныне режиссёра Кирилла Серебренникова либерально ориентированные СМИ возводят в ранг несправедливо гонимого гения. Однако дело не в том, соучаствовал ли Кирилл Серебренников в краже 67 миллионов бюджетных средств, выделенных возглавляемому им «Гоголь-центру», а в том, кто ему, на какие работы и с какой целью выделил эти госбюджетные средства? и полезно ли это для общественного развития? — Слева фотография сценки из его спектакля «Антоний&Клеопатра», на постановку которого потрачено 2,8 миллиона госбюджетных рублей.
Что касается этой фотографии, то следует знать: иерархия особей в стаде павианов выстраивается по принципу «кто кому безнаказанно показывает половой член». Соответственно, поставив таким образом спектакль, К. Серебренников дал понять, что именно он — «главный павиан», и соответственно все те, кто устремился на его защиту, — «павианы рангом поменьше».
Слева ещё одна фотография — сцена из балета «Нуреев», поставленного К. Серебренниковым: был ли Нуреев великим танцовщиком, внёсшим выдающийся вклад в развитие балетного искусства, — вопрос дискуссионный, но то, что он был гомосексуалистом, и что пропаганда гомосексуализма среди детей в России запрещена (Федеральный закон от 29 июня 2013 г. № 135-ФЗ) — это точно. А поскольку культура едина и интернет доступен всем, то даже обсуждение темы «безвинной гонимости гения» в интернете имеет следствием пропаганду гомосексуализма среди детей и подростков: другое дело — кто станет жертвой этой опосредованной пропаганды, и сколько будет таких сломанных и извращённых судеб? Ещё один акт пропаганды гомосексуализма — фильм «Лето», съёмку которого К. Серебренников начал перед арестом, о певце Виктор Цое. В нём Цой представлен как пидорас, хотя по жизни им не был. Фильм вызвал резкое неприятие и возражения со стороны тех, кто был дружен с Цоем и был знаком с ним лично. Однако, К. Серебренников и его прихлебатели настаивают на его праве снять заведомо клеветнический по отношению к В. Цою фильм, который направлен на пропаганду гомосексуализма среди подростков.
Но в связи с этим у государства претензий к К. Серебренникову нет. Т.е. если называть вещи своими именами, то получается такая картина:

Государство (в лице неких чиновников минкультуры) нашло «кадра», которому на взгляд чиновников и их закулисно-политических кураторов от масонства можно было доверить дело нравственного растления общества, и выделило именно с этой целью К. Серебренникову из бюджета несколько десятков миллионов рублей, а он не оправдал оказанного высокого доверия и деньги (если не украл сам, то позволил разворовать какую-то их часть своим коллегам). Государство возмутилось и возбудило уголовное дело о хищении госбюджетных средств.

А если бы не это досадное «недоразумение» с 67 миллионами госбюджетных рублей, то К. Серебренников, как «гений театрального искусства» и «общественный деятель», вполне был бы достоин того, чтобы стать и доверенным лицом кандидата в президенты РФ В.В. Путина, поскольку принципиальной разницы между его «художествами» и «художествами» Г. Харламова (артист «Комеди клаб») нет: на фотографии слева второй справа Гарик Харламов — доверенное лицо В.В. Путина в избирательной кампании 2018 года.
Если под порнодейством понимать возбуждение половых инстинктов в неуместных для этого обстоятельствах, тем более — в извращённых формах, то, как свидетельствуют эти фотографии, в ранг театрального гения постсоветской России возводится примитивный порнографист (возможно, психически больной, что однако не делает менее вредным его вклад в культуру как информационно-алгоритмическую систему, под властью которой происходит развитие психики новых поколений).
Отзывчивость к порновоздействию психики большинства людей требует мер защиты в целях обеспечения безопасности общества и окружающих. На это во всех исторически сложившихся устойчивых в преемственности поколения культурах направлены запреты публичной демонстрации интимных сцен и т.п. порнодейств, а также запреты и порицания сексуально вызывающего поведения. В повседневной жизни спецодежда и дресс-коды, деловая этика также ориентированы на то, чтобы не возбуждать половых инстинктов, поскольку это вредно сказывается на производительности и качестве труда как индивидов, так и коллективов.
И тем более порнозависимость — одно из выражений личностной деградации, и именно этот процесс стимулирует «безвинно гонимый гений» своими развращающе-извращёнными «художествами», подталкивая людей к тому, чтобы они организационно-психологически ничем не отличались от стадно-стайной обезьяны, идущей по жизни под диктатом инстинктов и несущей врождённую «слабую мораль», самоубийственную для цивилизации, в которой протекает научно-технический прогресс, требующий чистейшей Праведности.
В итоге реформы системы образования и проводимой с 1985 г. по настоящее время культурной политики, во взрослую жизнь вступило несколько несостоятельных в своей основной статистической массе поколений.
Несколько иллюстраций социокультурной деградации новых поколений.

Однако и при таких итогах госчиновники, начиная от регионального уровня до главы государства включительно, оценивают положительно реформу системы образования, проведённую в постсоветские времена: дескать «вузы стали доступны выходцам из деревни», забывая о том, что во времена сталинского большевизма вузы тоже были доступны выходцам из деревни, благодаря работавшим в сельских школах учителям и желанию самих школьников получить знания, а не отбыть время.

Но качество образования, если соотноситься с «вызовами времени» каждой из эпох, — во времена сталинского большевизма было на порядки выше.

Между тем конкурентоспособность государственности и экономики России требует инновационного развития (т.е. научно-технического прогресса и интеграции его достижений в сферу производства и в быт) и высочайшего качества продукции всех отраслей на всех этапах её жизненного цикла. Научно-технический прогресс и интеграция его достижений в экономику и инновационное развитие страны на этой основе невозможны без массовой познавательно-творческой активности, которую должны воспитывать и поощрять система образования (начиная от детских дошкольных учреждений и кончая вузами), произведения художественного творчества всех отраслей искусства, законодательство и правоприменительная практика.
Научно-технический прогресс и высочайшее качество продукции требуют не только массовой реализации познавательно-творческого потенциала людей, но и их воли и добросовестности в труде и в жизни вообще, при соответствующем государственном управлении.
Поскольку мы живём на основе коллективного труда, то непрофессионализм и недобросовестность в труде кого-то одного может повлечь крупномасштабную техногенную катастрофу или социокультурную катастрофу. А массовые непрофессионализм и недобросовестность (прежде всего, — представителей органов государственной власти), их следствия ощутимо снижают качество жизни общества, т.е. качество жизни всех вне зависимости от социального статуса каждого.
Складывается впечатление, что именно на обеспечение деградации и гибели России с начала 1990-х гг. была ориентирована вся воспитательная и культурная политика государства:

Т.е. СМИ и деятели искусств, предлагают подросткам два основных типа самореализации личности:

  1. Носитель той или иной силы, которой он подчиняет всех вокруг, но не несёт в себе ни глубокого ума, ни совести, ни стыда, т.е. это — криминальный авторитет или силовик с криминальными повадками (вспомните фильм сериал «Глухарь»);
  2. Невольник чувственных удовольствий, в том числе и в форме половых извращений и наркозависимости, живущий на всём готовом вне трудовой деятельности, достаточно часто скатывающийся в криминальные субкультуры в «знак протеста» против несправедливости в обществе.

И особая тема — детские книжки и мультфильмы, под влиянием которых формируется психика детей дошкольного возраста.
Однако постсоветская государственность на протяжении всего времени своего существования относится к такого рода растлевающей общество деятельности «мастеров искусств», СМИ, школы либо безразлично, либо поощрительно.
Как следствие неадекватного образования в области обществоведения значительная доля политически активной части молодёжи антипатриотична, что выражается в её симпатиях к Алексею Навальному, курируемому спецслужбами США; либо наивна, и искренне возлагает надежды на П.Н. Грудинина и других.
А политически индифферентная часть подростков, вопреки всем декларациям официальной пропаганды, интуитивно ощущая невозможность самореализации в условиях постсоветской России и не имея возможности получить адекватное образование в области обществоведения (см. раздел 1), вовлекается в разного рода деградационные полууголовные и уголовные субкультуры (в частности «АУЕ» — расшифровки: «арестантский уклад един» либо «арестантское уркаганское единство»; субкультуры наркоманов и суицидников разного рода).
Кроме того, в последние годы, кроме подростковой уличной преступности появилась статистика индивидуально-террористического поведения подростков в школах, обусловленная либо психическими расстройствами, либо бездумным подражанием криминалитету и террористам, что в наиболее тяжелых случаях сопровождается жертвами среди школьников и педагогов (такого в СССР не было, но в США такого рода случаи в последние несколько десятилетий — норма жизни, получившая название «Колумбайн»).
Введение в школьную программу «Закона божиего» — т.е. пропаганды в качестве социальной нормы тезиса «рабы, повинуйтесь господам…» (апостол Павел, К Ефесянам, 6:5) проблемы решить не может, а если такое всё же произойдёт, то плоды такого «нововведения» сильно разочаруют инициаторов…
Прокатившаяся в январе 2018 г. по интернету волна клипов, созданных учащимися разных учебных заведений и полных сексуальных намёков, даже если и является результатом их собственной дурости, то, во-первых, эта дурость — следствие культурной политики постсоветского государства, и во-вторых, такого рода дурость не остаётся бесхозной, а обретает хозяев и употребляется в политтехнологии, известной под названием «окно Овертона», для разрушения обществ геополитических конкурентов и противников, в число которых заправилы Запада включают и Россию.

Поскольку всё это — во многом проявления инстинктов стадно-стайного поведения подростков, не обладающих волей, совестью, и не имеющих какого-либо смысла жизни, кроме разнородного самоудовлетворения вне созидания благого качества жизни общества, то такого рода случаи проявления деградационных результатов культурной политики государства будут повторяться и в дальнейшем до тех пор, пока в России не будет изменён характер воспитания и образования подрастающих поколений, осуществляемого как системой образования, так и телевидением, интернетом, а главное — семьями.

По сути реформа системы образования и воспитания, осуществлённая к настоящему времени, оказалась стратегически вредоносной, и потому необходима очередная реформа государственной системы воспитания и образования подрастающих и живущих поколений, направленная на воспитание и образование подрастающих поколений в качестве добросовестных созидателей.
Если говорить о причинах именно такой культурной политики постсоветской государственности, то главная из них — либерализм как субкультура, проникшая в Россию в начале XIX века, и которой Россия не выработала альтернативы. В результате перестройки, осуществлённой под номинальным руководством М.С. Горбачёва во исполнении Директивы Совета национальной безопасности США 20/1 от 18.08.1948 г. «Цели в отношении России», либерализм овладел государственностью России и сохраняет до настоящего времени полный контроль над СМИ, системой образования, финансами и экономикой страны, сферой художественного творчества и всеми отраслями шоу-бизнеса, включая спорт высоких достижений.
Либерализм не интересуется вопросом, чем человек состоявшийся (т.е. нормальный) отличается от не состоявшейся в таковом качестве особи биологического вида «Человек разумный» (т.е. от человека ненормального); не интересуются либералы и вопросом о том, какой должна быть культура, чтобы в ней все дети вырастали человеками состоявшимися. И ответов на эти вопросы либерализм принципиально знать не желает.
С точки зрения либерализма норма для общества — отсутствие какой бы то ни было определённой нормы в ответе на вопрос «что есть человек нормальный?», т.е. норма — разнообразие ответов, не ограниченное ничем, разве что законодательством, ориентированным на охрану этого беспредельного разнообразия. При этом деградация (и люмпенизация как один из ликов деградации) большей или меньшей доли населения в культуре либерализма — тоже вполне нормальная составляющая этого беспредельного разнообразия, поскольку каждый по мнению либералов сам строит свою жизнь и результат зависит исключительно от него самого́, а не от внешних обстоятельств, в том числе и не от обстоятельств, сложившихся (в том числе и целенаправленно сформированных политиками) ещё до зачатия и оказывающих воздействие на его формирование на протяжении всего периода, начиная от предыстории зачатия, над какими обстоятельствами индивид не был властен.
Однако есть одно исключение из этой декларации о беспредельном разнообразии — с точки зрения либералов (опять же по умолчанию) полноценный человек обязан быть либералом; если человек — не либерал, то он не полноценный, и либеральное общество тем или иным законным или незаконным способом должно ограничить его в правах вплоть до его физической ликвидации.
И в этом подавлении творческого потенциала личности, совести и стыда, в подавлении и извращении воли индивида либерализм и фашизм в олигархически-диктаторской форме неразличимы. Различия только в методах достижения этих общих для них целей культурной политики:

См. два фото выше: преподаватель школы или вуза и изливающий мочу в мусоропровод в подъезде многоэтажного жилого дома деградент — в миропонимании и юрисдикции либерализма — одинаково полноценные и равноправные граждане, достойные уважения, а силовое пресечение действий деградента по собственному произволу жителями подъезда юридически будет расценено как нарушение правопорядка, самосуд и т.п., но не как акт социальной гигиены, не как помощь органам защиты правопорядка и не как необходимая самооборона от агрессии деградента против общества.

 

Поэтому в аспекте разрушения благого будущего между либерализмом и фашистской диктатурой нет принципиальной разницы: и то, и другое должно быть искоренено, но сделать это может только само общество.